У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! ВСЕМ СЕКТАНТАМ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬСЯ В БОЛЬШОЙ ПЕЩЕРЕ! Убедительная просьба не тянуть с отписью.

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Начало сезона Падающих Листьев. Прохладно, небо скрыто облаками, порывистый ветер.
Идёт год Бурь. День. В племенах Шторма и Солнца выдвинулись патрули в поисках следов пропавших котят. В племени Леса готовится собрание. Сектанты же по какой-то причине все стекаются в Большую пещеру.

[14/09] решена проблема с некорректным отображением меню имиджа;
— награды выданы всем победителям в профиль.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Анкетирование » друзья, поймите, что я вам снюсь


друзья, поймите, что я вам снюсь

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

АВРОРА
аврора / натали, наталь, наталья
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
47 лун. сектанты. служительница. нечистокровна

https://pp.userapi.com/c846221/v846221163/eedb1/bphG2Pl3CVc.jpg

ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
«нежность обретает внешность и воплощается в предмет»
В ней птицей северной таится красота — она сглажена чьей-то лёгкой кистью; почти летит, гляди же! Вот-вот расправит свои неживые крылья. Фактурная, точно крохотный зефир, растворяющийся в сливочную пенку на поверхности дымного горячего шоколада. Мягкая, даже, пожалуй, грузная, с бархатными бочками, точно кучевое облако, обросшее белой шерстью. А на ощупь всё такая же, какой была в юности беспечной — настоящий скользкий, холодный шёлк. Из-под плавных надбровных дуг на вас смотрят селадоновые с жёлтыми бликами глаза. Сладко пахнет тепличными травами.
Она скромна, всегда молчит — чувствует остро, практически болезненно, словно старица в голубом чепце, словно младая девица с распухшим лицом. Аврора многое о себе уже не способна вспомнить, потому что тоска кроет сердце траурной вуалью, стоит ей только приподнять манящую завесу прошлого. Неустанно думает о той жизни, дышит ею, точно духами и туманами — когда-нибудь обязательно задохнётся. Служительнице кажется, словно жизнь её оборвалась на каком-то прекрасном моменте. Осталось только чувство… незавершённости.
И все говорят: «Жить настоящим!» А в ответ она лишь слабо улыбнётся той печальной улыбкой, которая приходит на влажные и пустые лица умирающих молодых дев.
Не механическая, но мудрая — знает, где стоит промолчать, приврать, где мягко наступить мягкой лапкой, чтобы выжить. В ней осталось то хитрое, девичье чутье, о существовании которого она не подозревает с той поры. Аврора знакомится с собою заново. Раскрывает свои, казалось бы, невиданные качества, точно медовые бутоны луговых цветов.
Неизменно сильно в ней чувство родства и материнства — оно никак не угасало все эти двадцать с небольшим лишком лун и продолжает теплиться в груди ясным пламенем свечи. Всё ей мерещатся в поджарых силуэтах крохотные розовые лапки, а от шерсти слабо-слабо тянет сладко-кислым запахом молока и теплом — она неизменна, непреклонна, тверда в своих видениях. Дочь и сын — её единственная отрада, свежая оливковая веточка в клюве молодой птицы. Она твёрдым-твёрдым голосом непрестанно говорит про себя, бормочет в полудрёме, когда слипаются усталые глаза: «Всё ещё можно изменить…» Конечно, ошибается. Слишком много воды утекло…
Аврора родилась в обилии мягких вещей: сперва это был материнский бок, а затем — розовые меховые подстилки, человеческие руки и корзинки с тёплым бельем. В глянцевом кошачьем паспорте, прежде всего, красовалось заморское «Наталья», которое за несколько первых недель обратилось в породное и звенящее как-то по-французски «Натали». Горестно говорить об этом, но с тех пор осталось в памяти Авроры немногое… И то всё в каких-то пастельных розовых бликах, в обёртке из птичьего материнского голоса, в белой пудре, похожей на известняковую крошку. А яснее всего помнится милый двуногий детёныш, который вяжет крупный бант ей на шею и протягивает кусочек лимонного печенья в потной ладошке.
Через какое-то время она попала в руки к новым хозяевам, которые упрятали её в плетёную корзину и увезли куда-то в неизвестном направлении [и это было немыслимо!]. В воспоминаниях этот день связывается с ясным и едким запахом чудовища с блестящими боками, — из числа тех самых, которые взад и вперёд носятся по гремящим тропам — с любимым пледом, сохранившим материнский запах, и по-зимнему холодными руками прямоходов. Детская душа надломилась, а её сердце билось в груди напуганной голубицей — тело свежо помнило мамины лапки, её душистые объятия с запахом чего-то надушенного и сладкого. А теперь, получается, нет этого всего? Ах, какое несчастье… Как же так?..
Натали, которая с приездом в новое гнездо получила сладкое имя утренней зари, быстро оставила во снах свои мечты о побеге и возвращении к прежним порядкам. Забылась мать с её обворожительными лапками, а детский плед был вскоре брошен в катонном городке пыльного чердака. Чуть позже был освоен маленький человеческий садик с тепличными цветами невиданной красоты, с запахом прелых яблок и вишнёвых деревьев — жизнь раскрывала свои самые лучшие карты, грела и качала на своих руках. Она с удовольствием водила дружбу с пришлыми котами, с добродушными пушистыми соседками, устраивала шутливые охоты на птичьи перья — жизнь как-то незаметно обратилась в короткий смехотворный очерк из журнала девятнадцатого века.
Почти пятнадцать лун чистого безделья прошли незаметно, словно циклическое, но неизменно счастливое сновидение. Однако — ха! — мягкое нажатие со стороны, откуда-то извне, из этой холодной и бесконечной осени, горюющей где-то далеко за хрустальным куполом её «сказочной капсулы», поставило отлаженный мир девичей юности с ног на голову. Сперва было просто мерцание кремовой шерсти, мелкие шалости — подранные соседские коты-валенки, неожиданно пустые уличные миски с вкусной кашей — в какой-то момент Аврора намеревалась оторвать призраку его явно пустейшую головку-болванку! А потом… она всё-таки встретилась с наглым пакостником лицом к лицу и… Знаете что? Да, правильно. Влюбилась по самые белые ушки в тот же самый миг, как увидала тощего пройдоху на пороге своего гнезда.
Это был единственный и самый прекрасный роман в её жизни. «Всё или ничего», — говорили они в унисон, сталкивались мягкими лбами, тесно-тесно жались друг к другу плотными бочками. Аврора на несколько недель терялась невесть где, пока голод и холод не гнали её обратно под человеческую сень, а на следующее утро она растворялась в расцветающем солнечном свете — и всё к нему, к нему, мчалась в его жаркие объятия. Любовь с большой буквы, хлещущая через край, словно содранная со страниц безбожно приторного бульварного романа. Они ждали счастливый конец, как бывает всегда… Однако сладострастными и томным мечтаниям под звёздами пришёл конец.
Она помнит тот день, тот крохотный домик посреди поля, ломящийся от сухих трав и золотых колосьев рано срезанного овса, и жизнь, которая бьется под самым сердцем, толкается, отдаётся теплой дрожью во всём натруженном теле. События разворачиваются стремительно — сухие ветра гонят песок по многоцветным травам, по иссушенной земле. А потом — глаза-блюдца, всплески серой шкуры, рубиновые искры, блестящие на солнце оттенками насыщенного и прозрачного красного, предсмертные просьбы и тело, кремовое, но с кровавыми проплешинами… А потом только жуткое дыхание над ухом, мольбы и просьбы о помощи — он стоит над ней, сломленной, над своей новой собственностью, маленькой блестящей победой.
Мгновение. Короткий эпизод, кусочек драматической постановки. Вот она, Аврора, просит, умоляет, бессчётный раз кидается на мучителя с когтями, беснуется, точно одержимая потусторонними силами, уставшая, отяжелевшая после первых тяжёлых родов… У Дартеса нет сердца. Его силуэт, огромный и бездонный, высится во тьме промозглой пещерки — где-то под самыми его лапами копошатся крохотные тельца, они пищат, тычутся нежно-розовыми мордочками в тёплые лапы своего «отчима». Однако, они — веха прошлого, ненужная частица тех сладостных будней, а самое главное… Они этому дьяволу совершенно не нужны. Вот-вот сектант загасит крохотные огоньки, оборвёт начала новой жизни — его угрожающие выпущенные когти знаменуют лишь смрад, лишь смерть. Её голос замирает где-то в воздухе, она выкрикивает проклятия и стонет от страха и ужаса, тянется к своим детям, к тому, что осталось от него. «Оставь их мне… Оставь!» — с болью в голосе наконец выдавливает замученная кошка. И Дартес отступает.
Жизнь бежит — безрадостная, но уже знакомая, со своими закутками и тёмными переулками. Аврора бессильна, она уже не горюет о своей доле — всё забылось в обители сектантов, даже чувства притупились. Её дети — игрушки самого дьявола в обёртке из серой шкуры. Она смотрит вслед им с грустью, а когда предоставляется возможность — одаривает теплотой, материнской лаской. Смиренный саван лёг на её плечи. Она почти мертва.


ПРОБНЫЙ ПОСТ

тема: первая встреча с дартесом / смерть возлюбленного


Слышится ей хрип, а всё, как гул молотилки на гумне... Что-то за завесой небылицы прячется, таится, протягивает свои когтистые лапы к её отрешённой, летящей душе. Аврора покачивается взад и вперёд, словно стальная полоска метронома. Глаза отказываются видеть, а разум — понимать.
Аврора… — хриплый, булькающий голос задушенного существа тянется к ней сквозь миллиарды километров пустоты и иллюзии. Она смотрит сперва поверх едва-едва колышущихся золотых нив, — гребешок кирпично-красного солнца кажется мутным и неживым — а затем опускает взгляд к самой земле — пустая голова-болванка… она будто бы качается на ниточках, — беги…
А глиняная головка обессиленно утыкается носом в смолистый чернозём. Слова обрываются, искажённый голос мешается в горле с кровью и страхом, пропитавшим безликое тело, брошенное у ног будущей матери. Багрянец серебрится в свете седой луны — всё кажется белым, неестественным, вылепленным из грязного серого свечения восходящей ночи. «Это просто кошмар…» — шерсть на тощем загривке трагически погибшего кота колышет тёплый ночной ветер. И кажется, словно её здесь и нет вовсе. Призрачный саван, покрывающий затуманенную и неожиданно пустую точёную головку, превращает её прозрачную безучастную сущность. «Это всё похоже на дурной сон… Дети, вам не стоит этого видеть», — шепчет Аврора, качает головой из стороны в сторону, а затем титаническим усилием воли отгоняет от себя фантазию.
«Раз…» — она начинает мысленный отсчёт. Мощный толчок просачивается сквозь завесу — ту самую шифоновую пелену иллюзиониста, из-под которой харизматичный циркач вот-вот достанет белого кролика в премилых перчаточках. Говорит: «Два!» — и оболочка мёртвой картинки расходится по меленьким швам: смазываются черты блестящей улыбки фокусника, тают искорки летящего конфетти, темнеют золотые поля, гаснет солнце. «Три», — наконец, она дышит тяжело, затравленно, ужас пропитывает её шкуру…
Собственный крик вырывает её из лап наваждения, от этой попытки абстрагироваться от щемящей боли в груди, которая стремительно крепчает, разворачивает настоящий смерч, ураган, мешающий в кашу органы, заключённые в клетке сдавленных рёбер. Аврора приникает лбом к телу своего погибшего возлюбленного, оживает, бьется в конвульсиях ненависти и злобы — горечь утраты пропитывает её язык, а сердце рвётся-рвётся-рвётся… Жизнь под сердцем стонет, толкается, упирается — кажется, что они всё чувствуют, понимают…
Мой… Милый, очнись же… Очнись! — тошнотворный запах крови становится всё тише, а тело, бездыханное и покинутое лучезарной душой, ещё держит в себе какую-то толику прежнего тепла. Ей хочется прикоснуться, приникнуть, отдать всю себя на смерть, на погребение — её сердце уходит вместе с ним, в землю, обращается в тлеющий, болезненный прах. «Не могу верить… Не могу поверить!» — она мотает головой, точно запуганная лань, оставленная посреди поля родным стадом. Охотник взял её на мушку… Слышится выстрел, а за ним — пустота, растревоженная вороньим карканьем. Кажется, словно она умерла. Аврора не может понять. И кажется ей, будто она ничего не ощущает вовсе, однако в тот же самый миг остро и проницательно чувствует бурю, развернувшуюся в её маленькой и хрупкой душе.
Серый кот ведёт ей на заклание, точно овцу, прежде отобранную придирчивым взглядом. «Во славу! — одобрительно шумит тёмный лес, синеющий где-то вдали. — Во славу!» Она бросается на убийцу, обнажив тонкие иголочки когтей, шипит, щерится. Призрак уклоняется от её атаки лёгким прыжком, похожим на виртуозный пируэт, тяжёлый удар наотмашь пригвождает её к бренной земле — всё происходит за одно единое мгновение. Его хриплое дыхание обжигает мягкое бело ушко. Аврора инстинктивно поджимает под живот дрожащие лапы — ей нужно сохранить самое драгоценное…
Ты пойдёшь со мной, — и она идёт. Бездна заглатывает её безвольное тело, и она навсегда исчезает во тьме лесной чащи.
Кажется, словно её здесь и нет вовсе. Кажется, она умерла.

ДАННЫЕ ИГРОКА
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

СВЯЗЬ
vk: тык (могу скайп по вашему запросу).
ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРСОНАЖА КАК НПС
попрошу просто обговаривать этот вопрос со мной как-то заранее.
ЛИЧНЫЙ СТАТУС
горькая гибель моя

Отредактировано Аврора (2018-09-15 22:16:19)

+4

2

Добро пожаловать в Игру!
Сюда стоит заглянуть:
Заполнение профиля
Список племен
Занятые цепи имен
Текущий сюжет
Доска объявлений
Поиск связей

http://forumfiles.ru/files/0019/64/9d/62951.png

здесь запах моря и шум прибоя

0


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Анкетирование » друзья, поймите, что я вам снюсь