У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Как обычно, моя палатка с краю! Ничего не начнут делать, пока их собственных сыновей и дочерей не похитят неизвестно куда! А что, если их там убивают? Или калечат? Может там вообще каннибалы какие-нибудь, дикари! Поняв, что Совет окончен, Буря упала духом, так же видя, как предводительница ее племени, по совместительству её дочь, ничего не смогла сделать. Она опустила голову, и ее глаза пылали жаждой набить кому-нибудь морду. Она озлобленно потащилась в лагерь, раскидывая ветки и листья на своём пути.!
(с) Огненная Буря

Что это за помутнение?
Нет, это точно была не давящая атмосфера.
И точно не рыжий комок меха, что называл себя его предводительницей.
А, может?..
В этот момент Лиса Пламенного Заката, словно заслышав мысли пестрого исполина, мгновенно развернулась на месте и оказалась нос к носу с Быстрокрылым Журавлем, который едва выдохнуть успел.
Слишком близко.
Этот запах, который каждый раз появляется и исчезает настолько молниеносно, насколько вообще возможно.
Слишком близко.
Держаться было невозможно сложно.
Какой сезон сейчас? А время суток? Совет же был только что? А время... Должно быть ночь! Да, точно, ночь.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Может, пока никого нет, чаек половим? — один другого лучше, хромой и глухой, но точно будет весело!
(с) Морозный Склон

— Серый кот? Предвестник...эээ... Как его там? Предвестник Волчьей Песни? Ой, опять не так... Предвестник Далёкой Волчьей Песни? Опять не так... — Стрекоза не переставала говорить. Что за болтушка?
(с) Ураганчик

Эмоции прекрасны, да и давно бы уже разорвали пятнистую изнутри, если бы она попыталась спрятать их от окружающих. Шум Дождя — огонь, свободная от чьих-либо указаний стихия, разрушительная и величественная. Пламя нельзя пытаться приручить, но можно попробовать стать его другом, наставником, тем, к кому он может прийти и высказаться.
(с) Шум Дождя

— Здесь, на земле, нет любви. Что такое любовь? Любовь — пустой звук. И я не умею любить, но я умею желать. Так, как желают иметь добрую еду, чистую воду, сухую подстилку и место, где можно переночевать. Знаешь, чего еще желаю я? Я желаю видеть свою семью целой и невредимой. Ты моя семья, сестра моя семья. И связь между нами хрупкая, но она держится до тех пор, пока Владыка считает нужным.
(с) Глинтвейн

— КОГТИШКА! ДАВНО НЕ ВИДЕЛИСЬ! КАК ЖЕ Я ТЕБЕ РАД! — в том же тоне проорал Рогатик, надрывая связки и тяжело дыша. С дерева упало ещё несколько листьев. — ДА Я ТУТ УЖЕ ПОЧТИ ДО ВОЕВОДЫ ДОЗРЕЛ!
(с) Бычок

— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?
(с) Когтишка

— Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, — племенные имена давались ему плохо. — Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
(с) Штормик

— Малыш, ты отцом ошибся, — ровный, но чуточку грубый голос. Был ли он холодным и отчуждённым? Ты не знал, да и обращать внимание на интонацию не хотел: в тебе кипела злость; и видят предки, что крайне сложно контролировать себя. — Метнись кабанчиком назад в лагерь и поищи свободные уши там.
(с) Жалящий Шершень

- Засунь свои племена знаешь куда? — не отступил кот, приметив, как кошка глянула на выпотрошенного зайчишку.
(c) Глухой Тупик
— Нет, куда? — спросила кошечка, склонив голову на бок и смотря прямо на воителя.
(с) Пёстрая Шубка

Первая мысль Рогатика была — "кролик!" — и он сразу навострил ушки, а хвост его поднялся трубой. Но, так как ловить кроликов Рогатик не умел, он воспользовался точно такой же тактикой, какой всегда пользовался в играх с котятами: просто побежал вперёд, раззявив пасть.
(с) Бычок

Жадно впившись зубами в тёплое благоухающее тельце, воитель скосил глаза на Лису Пламенного Заката и Быстрокрылого Журавля, которые привели с собой двоих незнакомых котят-подростков.
«Интерееесно. Исчезли куда-то после Совета вдвоём, а вернулись уже с котятами. Быстро они».
(с) Кленовый Лист

— Не стесняйся, братишка, — хмыкнул охотник, — Я тебе покушать принес, угощайся.
(с) Глухой Тупик

Глядеть на сломленную Лису было больнее всего. Клёну мучительно захотелось подойти к ней, сказать какие-нибудь утешающие слова — уж он бы придумал, какие, — но от предводительницы не отходили глашатай и целительница племени.
Может быть, потом, в лагере...
— Ничего ещё не кончено, Лиса Пламенного Заката, — тихо проронил Лист, глядя сквозь толпу на сломленную фигуру рыжей кошки; но вот прошло мгновение слабости, и та вновь расправила плечи, вернув свой привычный властный облик. — У тебя потрясающая сестра, Лепесток. Тебе есть на кого ровняться.
(с) Кленовый Лист

"Я готова встретить тебя, бушующее море. И всегда была готова..."
(с) Жало Скорпиона

Позволив Тупику подойти ближе, Могильщик с улыбкой оглядел его разодранного, окровавленного зайца. Учитывая то, как неаккуратно охотник убил свою жертву, съесть этого зайца стоило как можно быстрее. Выглядела распотрошенная дичь впечатляюще. — Ты умница, Глухой Тупик, — похвалил он брата, сгребая дичь в лапу и одним броском закидывая на верхушку общей кучи. — Я поем... возможно, попозже. Сначала отнесу этого зайца королевам. Будь уверен, они сразу же пожалеют, что растят котят не от тебя.
(с) Жук Могильщик

— Прошу вас ещё внимания, помимо скорбных вестей есть и радостные. Мы всегда были сильны духом и едины, нас закалил суровый ветер и солёные брызги, наше племя должно жить дальше даже после потери достойных и молодых. Только наша непоколебимость и общность помогает нам оставаться племенем Шторма, только наша суровая сила даёт нам победу в бою.
(с) Предвестник Далёкой Бури

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.
ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Год Бурь. Начало Сезона Юных Деревьев. Полдень. Море проснулось и затопило лагеря племён Шторма и Солнца. Выжившие в спешном порядке ищут себе место для временного лагеря. В племени Леса прошли церемонии посвящения, а так же было названо имя нового глашатая племени. Служители Секты завершают последние приготовления к скорой битве.

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Побережье

Сообщений 71 страница 80 из 111

1

http://sg.uploads.ru/nCU46.jpg

Побережье – сердце племени Солнца. Отсюда прямой путь к норам. Эта локация является лагерем.

0

71

Перед тем, как подойти к наставнице и попроситься вместе с ней на тренировку, Мотылек слушала молодую Травницу, вникая в каждое сказанное ею слово, ведь она вещала для своего племени, сообщала прискорбные новости о погибшей кошке (из-за чего у Мотылек внутри все сжалось от грусти и печали) и посвящала новых котят во взрослую жизнь. "Наконец-то у меня появится еще парочка возможности завести новых друзей! Надеюсь, они не будут смеяться над моим ростом..." Мотылек знала этих котят, и правда-правда была бы не против сдружиться с ними и образовать маленькую компашку маленьких и пушистых! Она вместе со всем племенем поздравила новоиспеченных, но постеснялась подойти к ребятам вплотную и подбодрить их лично.
Изумрудная Львица не заставила себя ждать, и с каждым сказанным ею словом настроение маленькой Мотылек поднималось все выше и выше, будто бы сама малышка отрастила за спиной крылышки и поднималась к облакам. Где-то даже проскользнула мимолетная улыбка, но также быстро исчезла - надо было сосредоточить свое внимание на наставнице и впитывать каждое ее слово, ведь даже в обычном разговоре можно было уловить что-то полезное для обучения.
Мотылек пристыженно посмотрела на Беснующегося Львенка, как бы извиняясь перед ним за те слова, что сказала наставница о ней. Да даже если бы ученица и охотилась лучше кого-то в племени, то об этом стоило бы говорить в самую последнюю очередь. Она незаметно прошептала "прости" другу, после полностью переключившись на Изумрудную Львицу и радуясь, что наконец-то они пойдут тренироваться!
- Я готова учиться, я так хочу стать полезной для своего племени, - воодушевленно пропищала малышка, сорвавшись с места следом за наставницей, отмечая про себя, что Изумрудная Львица ходит очень быстро, а потому Мотылек будет не поспевать, если не пошевелит своей пушистой попой.
- Да как от Вас убежать? Я еле-еле поспеваю, - пробубнила Мотылек, равняясь с наставницей и стараясь держать темп, чтобы не отставать от старшей кошки. Тем временем Изумрудная Львица проводила свой урок о том, с кем следует разговаривать, а с кем не следует, - А как мне понять, если тот, к кому я хочу обратиться в не очень хорошем расположении духа? Я же не могу прочитать его мысли! Нет у меня никаких особых способностей, а правда говорят, что наша Травница может мысли любого прочитать? И можно я буду с Вами на ты, или уже надо было говорить "с тобой"? - последние слова Мотылек тихо-тихо прошептала, обернувшись и покосившись на уменьшившуюся на скале Затмение Лунного Светила. После ученица повернулась к наставнице и поняла, что отстает, поэтому пришлось чутка поднажать, чтобы поравняться с Изумрудной Львицей.

>> за наставницей.

+2

72

— Но вот справишься ли ты с настоящей дичью? Совсем скоро мы станем оруженосцами, вот тогда то мы и узнаем, кто из нас самый ловкий.
Озерце с вызовом глянула на своего брата, прищурив один глаз. Как он смеет сомневаться в её умении охотиться?! Кошечка вцепилась своими маленькими коготками в песок, медленно поворачивая голову к Лучишке. Если бы он не был её братом, то Озерце абсолютно точно подложила ему колючку в подстилку, но нет. Мама ругатся будет...
- Можешь не сомневаться, когда я пойду на охоту, я поймаю больше всех! - со вздохом сказала та, после чего гордо подняла подбородок. - Моим уловом можно будет накормить всё-всё племя, помяни моё слово!
Воинственно примкнув к земле, будто готовится к прыжку, Озерце оскалила клычки. Однако, следующая фраза брата заставила кошку расслабить плечи и перейти в сидячую позу, задумчиво смотря на Лучишку. На языке уже собралось множество колких фраз, желающих высвободиться из мыслей. Пушистая отвела взгляд в сторону уходящего патруля, так ничего и не ответив.
Казалось, они просидели так вечность, однако, их прервал оклик Затмения Лунного Светила, заставивший Озерце чуть ли не подпрыгнуть. Громко фыркнув, выражая своё недовольство, кошечка пригладила шёрстку и повернулась к Лучишке.
- Идём? - не дожидаясь ответа, та быстро подошла поближе, чтобы услышать всё, что говорила травница. А это, наверное, очередные скучные объявления...
Ну, первое время было скучно. Сначала нужно было дождаться, пока все соплеменники соберутся, а потом ждать, когда Затмение Лунного Светила заговорит. Вся эта скукота вызвала у Озерце громкий зевок, а глаза сами по собой стали слипаться, будто она не спала уже многие луны. А вот следующие слова заставили белую просиять, сразу же распахнув глаза. Первым посвятился Лучишка, ставший Лучом.
- Поздравляю, - тихо шепнула та, не отводя взгляда от травницы.
Ну, а теперь её черёд! Озёрнолапка. "Красивое имя!" Наставником стал Крик Души, которого, как и Медовой Зари, не было. Ну и куда они делись, Облачное племя их подери? Озёрнолапка задумчиво осмотрела всех присутствующих, остановившись на местечке рядом с собой. Здесь могла бы быть Сиренька...
Ученица моргнула. "Сейчас не время грустить!" - строго выругала себя та и натянуто улыбнулась, решительно глянув на племя.

+2

73

--------------------фб (Можжевеловая роща)
Голова приятно кружилась после общения с Криком Души. Он немного поотстал, что позволило Медовой Заре привести мысли в порядок. Она брела к главному месту собраний неторопливо, наслаждаясь покоем, лёгким дыханием природы, склоняющейся к осеннему увяданию. Редкие порывы ветра трепали шерсть, выдёргивая из неё запах чёрного кота. Честно говоря, воительница предпочла бы сохранить его подольше...
Громкий зов травницы, доносящийся с побережья, заставил Зарю прибавить ходу.
— Совсем недавно произошло печальное событие, о котором вы помните и знаете... - донёсся до маленьких ушек звонкий голос.
Немного запыхавшись, Медовая Заря выскочила на тёплые камни и остановилась в толпе соплеменников.
Все они печально понурились при упоминании о Чёрной Лебедь. Голубоглазая сделала глубокий вдох и торопливо пригладила грудку языком. Как же она могла забыть, ведь сегодня ей предстоит стать наставницей! Об этом было сказано мельком, и кошка пока даже не знала, кого из двух малышей ей дадут. Но это и неважно! Самое главное - наконец-то это свершится! Она прожила в племени без малого 17 лун, более половины жизни, и была ещё довольно юна - чаще всего учеников дают более старшим и опытным воинам, но в этот раз шанс представился ей!
— Так же сегодня пришла пора двум котятам становиться на путь оруженосцев.
Протиснувшись в первые ряды, Медовая Заря во все глаза уставилась на малышей - брата и сестру. Он был пушистый и ярко-рыжий, как ранний летний закат, а она - белая с пастельно-серыми пятнами, как отражение лёгкого облака в морской глади. Такие маленькие и милые! Заря невольно залюбовалась обоими, будучи уверенной, что с одинаковым восторгом примет любого из них. Кажется, не хватало здесь ещё одного персонажа... пропавшей Сиреньки.
- Лучишка, и с этих пор тебя будут звать Луч, и твоим воспитанием займётся Медовая Заря! Медовая Заря вырастит из тебя достойного воителя и передаст лучшие из качеств, которыми она обладает.
Значит, рыженький! Кошка, довольно мурлыкая, подошла к оруженосцу и, наклонившись, коснулась носом его носика, заглянула в сияющие глаза.
— Озерце, твоё имя отныне — Озёрнолапка, и Крик Души становится твоим наставником.
«Вот это да! Крик Души тоже получил сегодня ученика! Вот здорово! Теперь мы сможем все вместе охотиться и патрулировать границы».
При мысли о том, чтобы патрулировать границы вместе с Криком Души, уши Медовой Зари запылали. В то же время радость и гордость за соплеменника распирали ей грудь. Ведь он попал в племя ну совсем недавно, а ему уже оказали такую честь и доверие! Может, это хоть немного поднимет ему настроение?
Заметив взгляды, которыми обменялись новопосвящённые, Заря догадалась, что они одновременно подумали о своей сестрёнке. Медовая сочувственно потрепала ученика хвостом по плечу.
- Где бы ни была сейчас Сиренька, она наверняка вами гордится!

+2

74

Сидеть без дела было отвратительно, так что за то время, что ходил патруль, я успела кинуть на дело патрули под охоту, отследить направление пары наставников с учениками, пройтись самостоятельно вокруг лагеря, подремать, упуская остаток дня из виду и часть следующего тоже и... всё равно не могла найти себе места. Изнутри едва не распирало от раздражения и колкости, от напряжения, которое можно было лапой потрогать, если не боишься после без этой лапы остаться.
Внешняя холодность становилась ощутимой как никогда. Замкнутость захватывала тело и разум, призывая не выплескивать на соплеменников своё нервозное состояние, заняться делом, деятельностью, продолжать действовать и не впадать в раздумья о вечно "а есть ли во всем смысл". Иначе в моем случае эти мысли могли завести к неплохой такой депрессии, лечить которую было, хех, некому.
"Нечего тут."
Так что когда назначалось собрание, я кинула мрачный взор на ослабевшую, но старавшуюся держаться молодцом Травницу, но не посмела подойти ближе, где могла бы сидеть, у самого подножья валуна, эдакой скалы собраний. Уж советнице бы полагалось...
Но советница была, мягко говоря, не в духе и предпочла уйти в режим наблюдения и минимального контакта, лишь по необходимости, вроде деятельности из-за должности.
Хотя я не была не рада становлению новых учеников. Просто колкий взгляд прошелся по каждому новичку, словно оценивая время, прежде чем пропадут и они. А почему нет? Тут каждый второй пропадал.
"Хм." Боль была опасна. Горечь была смертельна. А если не хочешь, чтобы чувства брали вверх, то концентрируйся на беспощадном разуме. "Надо ввести строгие порядки входа и выхода из лагеря, а еще комендантский час."
И моя черная фигура направилась к булыжнику, откуда уже спустилась Затмение.
- Не расходиться, - вдруг подала я голос, словно окунув каждого его хладом в недры моря, призывая спуститься с сомнительных небес на землю, где у нас продолжали оставаться проблемы. В прочем, я просто развернулась на месте, дойдя до валуна, не собираясь на него забираться и строить из себя тут самую высокую - вот не до этого было. Черная волна, прошедшая сквозь ряды преимущественно светлых соплеменников, и так была видна практически каждому, если кто был глух на ухо.
Синий взор обвел ближайших собравшихся и тех, что был позади, когда я снова раскрыла пасть:
- В связи с не прекращающейся тенденцией пропаж котят и периодически новых оруженосцев, вводится временное положение и некоторые правила. Ни один оруженосец, - я глянула на подрастающее поколение, что еще не успело получить новые имена и наставники, словно сковывая их на месте. Вряд ли у них от такого будут кошмары, только при слишком уж хорошей фантазии от шрамированной морды, - И Тем Более Котёнок не имеет права в одиночку покидать территорию Побережья. Только в сопровождении своего наставника или воина, если наставник готов передать свою ответственность на плечи соплеменника, которому после отвечать за инциденты перед Советом.
Вердикт был довольно простым и понятным, но и к воскликам возмущения я была готова. Готова, вот только мой вид не располагал к тому, чтобы сейчас высказывались слова против, разве что самыми смелыми и не способными раскинуть мозгами - слишком уж бездушным и холодным был взор. Даже для той, кто вроде бы никак и не среагировала на невозвращение своей ученицы в лагерь до сих пор.
- Старшие оруженосцы будут проверяться на право выхода из лагеря отдельно. За сим всё, свободны, - я едва качнула хвостом, высматривая в мордах соплеменников желающих что-то спросить. Хотя, о чем тут было спрашивать? "Что это было на Совете?" Так многие присутствующие знали сие лучше, чем я, ибо хоть свидетелями являлись. А вот я бы обсудила дальнейшие планы с той же Волчьей Песнью, но то, на некоторое время, очевидно была занята и бегать за ней хвостиком было глупо. Не маленькая, сама понимает, что нужно будет созывать Весь Совет и решать дальнейший план действий, пока еще было, что решать. То есть пока у нас еще хоть кто-то остался в племени.
А я же поднялась и направилась прочь от валуна.
- С посвящением, - проходя мимо двух недавних котят, проговорила я, взглянув на них и после переведя мрачный взор на Медовую Зарю. Я не хотела давить... Я и не собиралась, но не могла выдать ничего теплого на фоне того воя, что стремился поселиться внутри. Даже прогулка вдоль моря не помогла. Даже такая дурная с таким дурнем из Лесного братства - бестолку. Чем больше времени проходило, тем больше проходило времени отсутствия ученицы, моей, рыба за хвост, ученицы в лагере. Тем беспощаднее шептал разум - она стала одной из исчезнувших бездна знает где, зачем и неизвестно, живая ли. И тут уж либо держать непоколебимость перед племенем... или предаваться эмоциям и разрывающему отчаянью изнутри. Такой роскоши я не имела, желания моего никто не спрашивал. Я не спрашивала.
Быть может позже... У бездны на рогах, чтобы никто не видел...
Но не тут, уж точно.
- Воздержитесь от изучения территорий в одиночку, Медовая, ладно? - пусть и сухо, но всё же не с вызовом и не презрением, а просто бесцветно-серьезно проговорила я, глядя на воительницу. - Пусть за учениками тогда следят несколько пар глаз сразу, раз у нас уже и оруженосцы пропадают среди толпы соплеменников.
Ух, кто бы знал, как я сейчас жалела, что не оставила Пташку в лагере... Змей с Советом, ничего бы не потеряла. Сама бы... не потерялась. Надежда еще шептала "а может найдут?", но я уже не верила. Слишком уж беспощадным был опыт за несколько этих лун.

Отредактировано Непроглядная Тьма (2018-09-23 09:16:34)

+4

75

На удивление Лучишки, сестричка не осыпала его горой ругательств, на которые он рассчитывал не обращать внимания. "Неужели она взрослеет?" Серо-белая крошка повернула голову на уходящий патруль. Котёнок последовал её примеру, помолившись всем возможным высшим силам, чтобы Сиренька нашлась в ближайшее время.
Но вдруг он услышал зов травницы. Удивлённо глянув на сестру, котик быстро кивнул на её вопрос и важно прошёл к месту собрания. Подушечки лап щипало от нетерпения, он видел столько посвящений, не пора ли ему самому стать оруженосцем?
Внезапно острая боль в сердце пронзила его. Сиренька, как долго её уже нет... Кажется и не было у него никогда второй сестры. Лишь мутные силуэты в голове и имя на губах напоминает ему о ней. Но кое-какие воспоминания ещё теплились в его голове.
— Лучишка, и с этих пор тебя будут звать Луч, и твоим воспитанием займётся Медовая Заря! Медовая Заря вырастит из тебя достойного воителя и передаст лучшие из качеств, которыми она обладает.
Новоиспечённый оруженосец испуганно вздрогнул. Как бы он не хотел поскорее стать оруженосцем, но волнение волей-неволей охватило юное тельце. В его голове ещё не укладывалось, как это красивая кошка сможет обучить из него страшного воина? Неужели такое бывает? Даже смешно.
Прекрасная воительница подошла к нему и ткнулась, по обычаю, носом. Луч уже с раннего детства представлял себе этот ритуал, но не думал, что это будет так... волнительно. Как же ему сейчас не хватало Сиреньки. Но радость за вторую сестру затмила горькую скорбь.
- Я тебя тоже подравляю, Озернолапка, - выделив имя, промурлыкал рыжик.
Он весело благодарил каждого, кто поздравлял его с новым званием, даже Непроглядная Тьма, кажущаяся ему очень странной и иногда пугающей, поздравила его.
— Где бы ни была сейчас Сиренька, она наверняка вами гордится!
Луч крепко зажмурился от того, что глаза защипало от грусти.
- Уверен, ей бы дали очень красивое имя.

+2

76

Долина Солнечных Лучей ------>

Спалось в этот раз на редкость паршиво - неясно, было ли это следствием перевозбуждения или просто бессонницы последних дней, однако все время, едва только на Волчью Песнь находила, наконец, дрема, ей начинали сниться кошмары. Кошмары разного рода, вроде смерти Затмения, коей серебристая лекарка совершенно не желала и опасалась. Поддаваясь порывам, она едва ли не вскакивала с подстилки, дабы убедиться, что с юной наставницей все в порядке, она тихо посапывает и даже почти не дрожит. Знак был хороший, значит, хоть немного, но ей лучше. Если она сможет встать на лапы - это тоже будет вполне приятным сюрпризом. Проверив состояние бурой травницы еще раз, как и наличие в нужном той комплексе трав, зеленоглазая вновь улеглась, на сей раз окончательно, без снов. Под утро.
Когда ученица травницы вновь продернула глаза от дневного света, солнце уже было достаточно высоко. Но кошка более не чувствовала себя столь убитой усталостью, что уже в плюс. Повернувшись к соседской подстилке, кошка с недоумением обнаружила, что Затмение Лунного Светила куда-то делась, а лист, в который были завернуты лекарства, был пуст, и только редкие лепестки были разбросаны неподалеку. Подавив в себе тяжелый вздох, младшая травница вышла наружу.
Коты вовсю сновали по лагерю, словно ничего не было, переговаривались и смеялись, котята резвились неподалеку, воители, среди которых Волчья Песнь с отвращением приметила сестру и брата-близнецов Травницы и с умиротворением - их еще более младшего брата. Удивительно, как не похожи друг на друга столь близкие родственники по характеру - двое из них пошли своим характером в заботливую, но проницательную мать, а двое - в эгоистичного и беспринципного отца. Затмение Лунного Светила и Беснующийся Львёнок - те, с кем серебристая лекарка пошла бы бок о бок без вопросов, как и идет, а вот Изумрудная Львица и Алый Лев вызывали у нее лишь негатив. Многим уже давно глубоко за океан, каков ты по крови, важны деяния, это доказали многие живущие в Солнце нечистокровки. Но близнецы-львы не желали этого признавать ни в какую. Строптивые и надменные подростки, миросознание которых искажено избалованностью.
Бурая шерсть наставницы бросилась в глаза уже вскоре - ученица травницы ни с чьей ее не спутает. Старшая лекарка отдавала указания, и выглядела она значительно живее, чем вчера, что не могло не радовать. Рядом полосатый оруженосец, Тигренок, резко высказывался по поводу данной ему миссии, а Отравляющий Ядом и Пестрая Бабочка, его соратники по патрулю, различными методами попытались заставить его подчиниться. Без особой охоты, но они ушли, а место их заняла Непроглядная Тьма. По-хорошему следовало бы поинтересоваться, не произошло ли чего в лагере за время отсутствия части племени во главе с Волчьей Песнью, однако пока отвлекать старших не хотелось, как и попадаться им на глаза. Разговор советницы и травницы был недолог, и вот, взмахнув темным хвостом, Затмение воззвала к племени:
— Всех моих соплеменников: воителей и советников, старейшин, учеников, королев и их чад, я призываю принять участие на общем собрании племени Солнца! - как ни странно, этот призыв подействовал на серебристую лекарку успокаивающе. Может, все действительно не так плохо и она еще поправится? По крайней мере, выглядит она вполне бодро, но присматриваться к ее состоянию все еще необходимо. К скале стекались коты - малые и большие, старые и младые, чистокровные и не очень. Многообразие котов вновь на время воодушевило, словно это были те самые старые добрые времена, когда Затмение еще не болела... Или раньше, когда вместо нее на скале величественно восседала постаревшая и больная, но не павшая духом Косуля Степного Ветра. Но ворошить прошлое в такой момент было странно, тем более, что за нынешней Травницей нужен глаз да глаз.
Новость о кончине Черный Лебедь навела на Волчью Песнь дикую тоску. Казалось бы, еще вчера мраморная советница давала напутствия ученице травницы перед Советом на правах самой старшей из всего Совета, а теперь ее уже нет. И серебристой лекарке не оставалось ничего другого, как, закрыв глаза, пожелать почившей кошке легкой охоты в Заоблачных краях. Ученик ее перешел под руководство ушедшей в патруль Пестрой Бабочки, и за его обучение младшая травница была спокойна.
Но далее пошли новости более радостные - своего полугода достигла еще пара котят, Озерце и Лучишка, с этого дня ставшие носить новые имена и получившие в наставники котов, которые готовы были наставить детей на верный путь служения племени и традициям. В этот момент серебристая врачевательница почуяла неладное в выражении морды наставницы - сама она улыбалась, но дышала тяжело, а желтые глаза глядели сквозь призму рвущихся наружу слез. Болотный взор Волчьей Песни попытался перехватить взгляд Затмения, однако та все еще пыталась сосредоточиться  и не терять самообладание. Но речь была завершена, и бурая травница спустилась вниз, сокрывшись в тени. Тревога за старшую лекарку только возрастала, и Волчья Песнь, не теряя ни секунды, быстрым шагом, если не бегом, обогнула булыжник-скалу. Вид найденной Затмение пугал - она будто вновь почувствовала головокружение. Или она действительно его чувствовала?..
- Затмение, с тобой все в порядке? - с плохо скрываемым волнением в голосе прошептала-проговорила кошка, оглядывая наставницу. Не следовало ей делать объявления в таком состоянии - это ей вредит, - если плохо - облокотись на меня, я доведу тебя до палатки,
На камень тем временем взобралась иная представительница Совета Солнца, Непроглядная Тьма. Черная кошка, в отличие от Затмения, смотрелась на скале, будто угрожающе холодная дыра в пустоту, одинокую и холодную. Объявление, сделанное ею, было довольно тревожным и требовательным одновременно, но что-то подсказало ученице травницы, что это было неспроста. Что-то случилось, и следовало выяснить, что конкретно.
Попытавшись выцепить в толпе новопосвященных взгляд черной советницы, надеясь на то, что она поймет,  серебристая постаралась жестами намекнуть ей, что следовало бы позже подойти, желательно зазвав всех оставшихся советников, в том числе Звездный Свет и Минувшего Лиха.
Разговор предстоял долгий и сложный.

+4

77

На публике нельзя выглядеть слабой. Бессильный лидер не может вести племя, не может его защищать. Что за безумие? Последние силы тратятся на то, чтобы доказать себе свою небеспомощность. Не безумие — эгоизм, прерогатива молодости и неопытности. Сжимая кулак до боли, Затмение отводит взгляд от соплеменников. Горящие счастьем глаза котят, блестящие гордостью воители... Они видят своё будущее, хорошее, удачно сложившееся, светлое. Но травница не может разделить это с ними, чувствуя, что иссякает, будто бы времч её утекает скаозь пальцы. Глаза в закрытом состоянии помогают разложить мысли по полочкам. Если бы земля не уходила из-под лап, а в глазах не двоилось, было бы легче спрятаться, чтобы ни единая душа не увидила слабость. Натянутая ровно спина, понятый вверх подбородок: «— Ты травница, ты должна выглядеть соответствующе». Так всегда говорит Неистовый Рёв. Ему всё равно, в каком ты состоянии, ты должна. Стиснув зубы, терпи и делай. Неужели нет ничему отговорки? Неужели только одна смерть заставит отца смириться с тем, что Затмение не может быть той, кем она является?
Голос Непроглядной Тьмы вначале забвенно проходил мимо ушей, пока травница не приложила максимум усилий, чтобы услышать. Пропажи котят, ответственность... Это будет продолжаться, пока не начнут действовать. Мысленно поблагодарив советницу за здравое решение, Затмение почувствовала приближение ученицы. Распахнув холодно сияющие янтарные глаза, кошка ради формальности кивнула в знак приветствия и вопрошающим вглядом ожидала её рассказов.
Ты знаешь, — с грустью прошебетала травница тяжело вздохнув. — Со мной давно не всё в порядке... Но сейчас это не главное. Знаю, то прозвучит по-детски капризно, но я не вернусь в палатку, ведь найдутся дела поважнее. Пропажи котят волнуют меня куда больше, чем хворь, — уверенный взор прошёлся тонким льдом по ученице, будто бы вверял, что правда на стороне травницы. — Наши дети невесть где. Им может быть очень плохо или же они вовсе мертвы, — отрешённые эмоции резко прояснились, и в песочных глазах запестрили нотки боли и безысходности. Её голос надрывался и казалось, она вот-вот заплачет. — Я не могу просто спать с мыслью о том, что наше племя живёт в страхе. И что больше всех боюсь я... Боюсь, что не смогу им помочь.

+4

78

Затмение Лунного Светила поначалу выслушивала Волчью Песнь с каким-то зловещим спокойствием, прерываемым едва заметными вспышками боли, впрочем, заметными лекарю, привыкшему подмечать малейшие детали. В этом была сущность Травниц, как лидеров - подмечать то, что другие не видят, либо не хотят видеть, а лекарское умение здорово способствует развитию этого качества. И именно сейчас в битве взглядов и слов сошлись Первые наставница и ученица Солнца, преисполненные кто гордостью, кто жаждой справедливости и правильности.
- <...> Знаю, то прозвучит по-детски капризно, но я не вернусь в палатку, ведь найдутся дела поважнее. Пропажи котят волнуют меня куда больше, чем хворь, - старшая травница ледяным взором прошлась по серебристой лекарке, будто уверяя ту, что знает, что говорит. Болотно-зеленый взор бывшей одиночки со стойкостью выдержал ее взгляд, однако своя доля немого укора проскальзывала в мыслях. Если она продолжит себя столь сильно морально изматывать, то она так и не поднимется на ноги. Но травница продолжала, и последующие ее слова заставили ее ученицу помрачнеть еще больше, — Наши дети невесть где. Им может быть очень плохо или же они вовсе мертвы, - в этот момент голос ее дрогнул, и серебристая напряглась, будучи готовой подхватить ее, если она начнет падать. В желтых глазах кошки сквозило отчаяние и боль. Такой изможденной и болезненно воспринимающей окружающую действительность ученица травницы не видела Затмение ни разу, потому она пребывала в некоторой растерянности не столько от ее слов, сколько от ее состояния, — Я не могу просто спать с мыслью о том, что наше племя живёт в страхе. И что больше всех боюсь я... Боюсь, что не смогу им помочь, - она дрожала, словно ее вот-вот сотрясет рыданиями. Вздохнув, Волчья Песнь подошла ближе к наставнице и, встав рядом, обвила ее хвостом, успокаивающе заурчав. Дабы затем его место заняли слова, строгие, однако желающие лишь блага для наставницы.
- Я понимаю, как это тяжело, когда ты видишь, что твоему клану плохо, а ты ничего не можешь сделать, - негромко проговорила ученица травницы, обернув свой взор в сторону старшей врачевательницы, затем вздохнула, - но ты понимаешь, что, изматывая себя страданиями, ты делаешь себе лишь хуже в ментальном и физическом плане? Тем более не все столь безнадежно, на Совете я расслышала в словах Лисы о котенке весьма интересную зацепку о вероятном местонахождении похитителей, которое, возможно, стоит проверить. Однако без Совета Солнца я этого решать не хочу, - Волчья Песнь успокаивающе провела серым хвостом по бурой спине наставницы, - даже самые великие воины тяжело болеют, во временной слабости нет ничего постыдного. Но если ты всерьез намереваешься вернуться в строй здоровой, тебе лучше продолжать принимать лекарства и хотя бы время от времени давать себе отдохнуть и расслабить разум. Поверь, тебе станет легче.

+4

79

Дождавшись смутного кивка или около того от воительницы, я мельком углядела серую шерсть ученицы Травницы, переключая внимание на зеленоглазую  и невольно сцепив зубы.
"Она не виновата."
Легче было сказать, чем убедить себя. Но моё нежелание конфликтовать, как обычно, удерживало мои порывы и эмоции на месте, словно отдавая тем строгую команду "место". До поры, до времени, но... Можно ли было чувствовать что-то иначе? Волчья Песнь вела племя на Совет и под её ответственность попадали все участники.
Все. И Пташка в том числе.
Но сцена, мелькнувшая в голове, как черная, злая химера подходит к непонимающей и спокойной почти травнице, влепляя ей много острых слов, и хорошо, если не когтей, была настолько дикой и нелепой, что отрезвляла, пожалуй, лучше прочих махинаций с самоконтролем. И всё же пока в сердце прожигал едким составом комочек обиды за такую невнимательность.
"Глупо. Она могла не уследить за всеми."
Оправдания, который шли уже сейчас, как форма взаимодействия с миром: понять всех.
"Будь ты на её месте, вряд ли бы случилось иначе."
И всё ж жглось. Может, даже больше от того факта, что серая не выглядела ни раздосадованной, ни виноватой, не проявляла это никак, словно... всё нормально и быть так должно.
Кто ж знает. Однако её жест я увидела. Сощурив синие глаза, я коротко попрощалась с Медовой и направилась к уединяющимся Травницам, чувствуя собственное напряжение в теле настолько, что даже идти было будто сложновато. Через силу. Миновать один из источников возможной не стабильности, переждать, расправиться сперва с "настроением" и только потом, потом!.. идти. Но долг велел иное. Если бы не этот факт - вряд ли бы хоть кто-то смог меня заставить прошествовать к двум кошкам, тем более пока не найдется Пташка.
А про оруженосца ни слуха, ни духа не было...
Так что не удивительно, что я села возле них молча, глядя вполне "по-волчьи", а то и вовсе стараясь не смотреть на серую, пока не окликнут. Но если уж произойдет... мрачный, несколько обиженный и колко-холодный взор исподлобья обеспечен.
А говорить тем более не хотелось, так что лучше было а) закрыть пасть и не открывать, б) сидеть и слушать. К примеру про саму же Затмение Лунного Светила, но всё, что я услышала из их разговора, были уже концы фраз и не более.

Отредактировано Непроглядная Тьма (2018-09-23 09:37:13)

+3

80

Весь патруль, в который золотистый принц имел несчастье быть поставленным, в ужи жужжали кошки. Несчастье умножалось троектратно тем, что патруль-то и состоял из него и двух юных воительниц. Алому Льву было не-ин-те-рес-но. А какой интерес могут вызывать эти две щебечущие сладкими голосочками бабочки? Разве интересны Алому Льву болотный цвет глаз одной и излишняя худоба второй? Идеал для него уже существовал, и, увы (для спутниц) до этого идеала соплеменницы ещё не доросли.
"Мрр, и не дорастут," - шлепок лапой по рыхлому песку - и они наконец в лагере. Воспользовавшись своим положением, Алый Лев мягко уговорил одну из кошек докладывать о том, что границы в порядке и никем не нарушаются, молодой солнечный воин с удовольствием отошёл подальше от говорливых особ. Хватит, на сегодня с него достаточно их навязчивого общества. В патруле только и приходилось, что смотреть вперёд и пропускать речи мимо ушей. Как будто и не в патруль собрались, а на прогулку, прости Облачное племя.
  Из всей львиной семьи в зоне видимости Алого Льва была только Травница, но и к ней златогривый подходить не стал. И вовсе не потому, что предвзято относился к старшей сестре, а лишь по причине того, что Затмение Лунного Светила была занята разговором с той, кого бы Алый Лев предпочёл видеть как можно реже - Волчьей Песнью, по недоразумению предков являющейся ученицей Травницы. Позор, позор, позор. Не подойдёт он к ней и потому, что уважение к старшим по званию диктовало тон.
Но украдкой Алый Лев всё же принялся наблюдать за двумя кошками, стараясь выгадать в движениях старшей сестры что-то неестественное. Ему давно не нравилось то, что он замечал и то, что так старалась скрыть Затмение Лунного Светила - слабые движение, неловкие переступы с лапу на лапу. Всё сигналило о том, что Травнице не здоровиться, и Алый Лев волновался вдвойне - как за лидера и как за сестру. Он пытался уловить разговор кошек, но сидел слишком далеко для того, чтобы поймать связную нить слов, а голоса соплеменников и крики разыгравшихся котят в детской, возле которой золотистый воитель и остановился, мешали звуки в кашу.
Их было двое - наблюдателей со стороны. Алый Лев и Непроглядная Тьма, но чёрную кошку, кровь которой также не была чиста вы вообще видели когда-нибудь достойную одиночку?!), Алый Лев тем более старался не воспринимать, обмениваясь вежливыми фразами, кои полагаются в адрес Советницы. Сам же себе он признавался что избегает он Непроглядную Тьму ещё и по причине её...тьмы. И на неё шарм и зелень глаз Алого Льва уж никак не действовали. А с кошками, которые не ведутся на мёд в уши, надо быть максимально осторожным.

Отредактировано Алый Лев (2018-09-23 23:01:50)

+2