У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лсит

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет [Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.
ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Год Бурь. Начало сезона Голых Деревьев. Утро. В игре произошла перемотка времени. Просьба игрокам внимательно следить за внутри-игровыми объявлениями.

коты-воители. легенды моря
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Побережье

Сообщений 21 страница 30 из 97

1

http://sg.uploads.ru/nCU46.jpg

Побережье – сердце племени Солнца. Отсюда прямой путь к норам. Эта локация является лагерем.

0

21

/Каменное море/

Ей до сих пор не верилось, что их с Когтишкой не поймали. Воительница очень рисковала, когда тут же не прогнала незваного гостя. Более того, показала любимое место их котят и оруженосцев! Ну и некоторый воителей на худой конец. Жаль что ледяные горки скоро растают. С другой стороны, скоро они торжественно откроют водные горки. Но об этом в следующий раз.
Сияние Радуги проводила оруженосца, то и дело боязливо оглядываясь - ну а вдруг прямо сейчас выскочит кто-то из соплеменников? И упаси Облако кто-то из советчиков! Не сносить ей своего хвоста, это точно. Благо, хранители были на ее стороне и позволили избавиться от Штормового котика тихо и без последствий. Убедившись, что Когтишка точно ускакал в свое холодное и суровое племя, кошка поспешила в лагерь. Темнело, а нужно было еще что-то к ужину поймать. Иначе не поймут, где пестрохвостая пропадала. Ей нужно показывать себя в хорошей стороны, если она хочет получить ученика и дослужиться до статуса советчицы. Мечты-мечты...
С богатым уловом - вот что делает стресс - кошка все еще немного на нервах выгрузила рыбу в кучу и, сказываясь на головную боль и усталость, поспешила в палатку воителей. Там, особо ни с кем не разговаривая - да и с ней общаться желающих было мало - она уснула.
***
Спала, тем не менее, Сияние Радуги отлично. Она проснулась не самой первой - ее разбудила возня соплеменников. Кошка с закрытыми глазами оторвала голову от земли и попыталась несколько раз лизнуть лапу. То и дело промахивалась, но с третьей попытки у нее это получилось. Воительница - все еще не находя сил открыть глаза - умылась и пригладила шерсть на животе и боках. Расчесала хвост. К слову, позаботилась о своем внешнем виде как подобает. На утро у нее не было никаких заданий, так что можно было не спешить.
На ощупь она выбралась из палатки и уже на свежем воздухе открыла заспанные желтые глаза. Отойдя от входа, чтоб никому не мешать, Радуга осмотрелась. Завидев общую кучу тут же почувствовала, как в живот требовательно заурчал. Решив, что вчера достойно порыбачила и даже не ужинала, может позволить себе сытный завтрак. Так что без зазрения совести вытянула себе вкусную рыбку. Довольная, кошка поискала, где бы потрапезничать. В качестве компаньонки выбрала Непроглядную Тьму. Вы не подумайте, это не наглость - Сияние Радуги не из тех, кто подлизывается к советникам. У них с Тьмой складывались теплые отношения. Еще не дружба, но все впереди. Помахав черной кошке пестрым хвостом, Радуга рысцой подошла к соплеменнице и положила рыбку у передних лап.
- С добрым утром, Непроглядная Тьма! Как спалось? - начала она светскую беседу, дружелюбно улыбаясь. После чего обратила внимание на то, что ела советчица. Непроизвольно скривилась. - Ой, она же совсем не свежая! Может, не стоит ее есть и добавлять нашей травнице работы? - шутливо мяукнула кошечка, продумывая, как бы забрать у кошки эту гадость.
- Нам этой рыбины на двоих хватит, до вечера есть не захотим! - кивая головой в такт словам, мурлыкала кошка. - А я еще поймаю. Племя не будет голодать.
Кошка улеглась рядом и принялась филировать рыбу. Большой кусок подложила буквально под нос Тьме, а мышку, пока та не видела, убрала в сторону и присыпала галькой. Потом использует как наживку на рыбалке, так что пропавшая мышка еще послужит на благо племени.

+3

22

Убежище Травницы (сон) ------>
Сон нынче долго не шел на Волчью Песнь, что было странно - вроде поводов к бессоннице не было, тем более, что к Совету стоило бы выспаться получше, но, видимо, режим решил немножко иначе. Все же серебристой лекарке позже удалось прикорнуть, но только чтобы проспать от силы недолго. Тем не менее, усталости как таковой уже не чувствовалось, а значит заснуть снова уже не удастся. Болотно-зеленые глаза отказывались закрываться, открывая своей хозяйке виды на кладовую в их с Затмением пещере. Она выглядела несколько полупустой и унылой, но морозы уже заканчивались, потому уже скоро в кладовой будет уйма различных побегов, корешков, мтебельков и ягодок, противных и не очень. Разнообразие агрегатного состояния трав, используемых травницами в обиходе, поражало, лекарское дело по сути требует большого внимания и концентрации, а также умения запоминать. Еще когда Песнь, будучи раненной одиночкой с нелесным именем, наблюдала за старой травницей, серебристая думала, что этих качеств у нее самой нет для такого тонкого и порой опасного ремесла. Но, на удивление, это оказалось легче, чем она думала, хотя все же и трудоемко для нее, но, возможно, на скорость запоминания оказывает влияние возраст, ибо совсем зеленые малыши впитывают информацию, словно губки, усваивают ее быстрее. Но пока что Волчья Песнь с этим справлялась, жаловаться почти не приходилось.
Ученица травницы осторожно потянулась, дабы не задеть случайно Затмение Лунного Светила, после чего встала и неспешно выскользнула из норы. Сразу же в морду ударила приятная предрассветная морозная свежесть, ощутимая только в конце сезона Голых Деревьев. Солнце еще не встало, и лагерь выглядел, словно вымерший - ни единой живой души вокруг в поле зрения, почти все спали, и только рядом со входом слышались шаги часовых, с честью отбывавших свой ночной дозор. Нечистокровная кошка с шумом выдохнула, оглядывая убежище своего племени на предмет того, чем бы можно было заняться. Есть пока не хотелось, да и будить своих товарищей чавканьем с утра пораньше тоже, потому было принято спонтанное решение о легкой прогулке по лагерю. Холодная галька в отсутствие движения очень сильно морозила подушечки лап, а сие было не очень приятно. Песнь слегка зевнула, неспешным шагом подходя к небольшим камушкам, которые находились прямо в море и на которые оруженосцы так любили прыгать. Сама серебристая лекарка не была оруженосцем, но порой была не прочь попрыгать, но не просто ради забавы. Ее обычно завораживало зрелище, которое виднелось под водой, тогда, когда море кристально-чистое. Обычно в это время года к берегу довольно близко подплывают большие и очень красивые рыбы. Их чешуя блестела, словно солнце, а окраска была самой разнообразной - от чисто-белых до красно-золотистых или даже синеватых. Конечно, в голодные времена следовало бы их поймать, но почему-то от мысли об убийстве столь прекрасных существ Волчью Песнь воротило, как от несвежей дичи. Да, конечно, эта маленькая странность ученицы травницы могла бы вызывать вопросы, но ее можно было понять - долгое время кошка вообще не видела моря, поскольку Двуногие не выпускали ее из обители, а банда, в которой ее как-то держали, как раба-телохранителя, относилась к любым проявлениям воды с презрением и старались держаться от берегов как можно дальше. Потому рыбы были обычно в диковинку для серебристой лекарки, как и само таинственное, полное загадок безбрежное море.
Запрыгнув на вожделенные камни, Волчья Песнь принялась пусть и недолго, но лицезреть этих чудесных Солнечных Рыб, как она их любила называть про себя. Сверкая чешуйками, они проплывали мимо, лавировали между водорослями, игриво били друг друга плавниками. У них там была своя, далекая для кошачьего понимания, жизнь, полная беззаботности, чего-то, чего нельзя передать словами или даже мыслями. На них можно было бы смотреть часами, если бы не тот факт, что на камнях все же было холодно, особенно на мокрых. Покидая этих прекрасных созданий, ученица травницы бросила на них мрачно-печальный, словно прощальный, взгляд, прежде чем под ее лапами вновь хрустнула ледяная галька. Занимался рассвет, и уже было довольно отчетливо видно выбравшихся на свежий воздух "ранних пташек", в частности, в морде Непроглядной Тьмы и Сияния Радуги, что решили засесть за трапезу с утра пораньше. Болотно-зеленый взор лекарки, завидев в лапах клыкастой советницы и пестрой вительницы рыбину, тотчас же подал через мозг сигнал в желудок, что тут же бурно среагировал недовольным урчанием. Скривив губы, Волчья Песнь решила все-таки к ним присоединиться - раз уж заняться нечем, тем более, что стоило бы и разузнать, как там на нейтральных. Выудив из общей кучи маленькую птичку, кошка обернулась к Тьме с Сиянием, кивнув в знак приветствия.
- Не против, если присоединюсь? - осторожно спросила она, кивая на вполне удобное место рядышком. Краем глаза все же кошке удалось увидеть присыпанную галькой мышь, что была, конечно, не первой свежести, но привередничать в голодные времена все же не стоило, потому полуосуждающий взгляд живо упал на воительницу, - Мышь еще была вполне съедобна, не стоило лишать Тьму ее еды, но все же, что сделано уже - то сделано, - живо закатила глаза. Устроившись, ученица травницы принялась за еду, поглядывая в сторону черной советницы.
- Как вылазка? Удалось узнать что-нибудь ценное? - конечно, любая информация бы не помешала, особенно если бы нашлась хоть какая зацепка  для ответа на главный вопрос всех племен - куда пропадают котята. И Тьма могла в этом помочь, хотя, даже если она ничего и не нашла, попытаться все же стоило.

+3

23

Может, мышка и не была сегодняшнего улова (и верно, откуда бы ранним утром в куче оказалась только что пойманная мышь?), но добыча сроком в день была тоже неплохим вариантом. А вкус... вкуса я почти не ощущала. Мысли уходил куда-то дальше Побережья, метаясь между похищением котят, запахом на Волчьей Тропе, прошлым... И апатией не назвать, но состояние было близко к рассеянному и потерянному.
Одиночество сжимало свои когти как никогда явно...
— С добрым утром, Непроглядная Тьма! - и, зашипев, остановилось, недоверчиво наблюдая за подошедшей воительницей. Я, поймав себя на том, что сцепила зубы, подняла взор на Сияние Радуги и чуть улыбнулась. Вышло вяло, уставше, но... довольно искренне. Внутри чьи-то когти словно прошлись по льду, издавая противный звук и царапая поверхность, стремясь достать до содержимого. Но куда там, зачем?..
- Привет, Сияние Радуги, - отозвалась я, сохраняя в голосе те же недобитые теплые ноты. Видимо, снилось мне и впрямь что-то... тяжелое. И то, что я не могла это вспомнить, не вычеркивало того факта, как сильно равновесие было подбито.
"Ну да ладно."
Действительно, а чу еще делать.
- Мышка?.. - я моргнула, переведя взор на добычу и далее наблюдая, как кошка "незаметно" отталкивает добычу в сторонку. Краем глаза, не провожая до конца. По правде говоря, я ведь есть вообще не хотела, так что... - Да не случилось бы ничего, желудок крепкий, - чуть усмехнулась я, пожав плечами и склоняясь над предоставленной рыбкой. Характерный запах щекотал нос, призывал потечь слюнки, но... не работало. Я смотрела на фактуру кусочка, на "волокна", ловя себя на мысли" "Как это устроено? У нас также?" А не на том, что мне хочется взять несомненно вкусный кусочек в рот.
"Тхех."
Но есть надо было. Увы.
- Да знаешь... Как-то не очень, - признала я, едва не скрепя зубами. Не любила жаловаться, но и обманывать кошку не хотелось. Не каждому можно кидать "всё нормально", не испытывая угрызений совести. И даже если с точки зрения рационализма всё действительно не так уж плохо, тот факт, что внутри что-то точит и пожирает тебя уже заставляет засомневаться в верности своих слов. Я лежала, потупив глаза в землю и чувствуя, как сердце предательски норовит забиться сильнее, через силу, тяжело, словно ком в горле вот-вот образуется. Слова тоже звучали тише, только-только для ушек кошки. - Словно...
— Не против, если присоединюсь?
Меня словно по спине огрели, я застыла, а зрачки сузились. Миг, короткий, быстрый, и я едва ли не резко повернула голову в сторону подошедшей Волчьей Песни. Внутри вновь всё натянулось и застыло. Никакой жалости. Никакой слабости. Сорвется когда-нибудь, но... не здесь. Не сейчас.
Роль мгновенно вспомнилась и вернулась на место.
- Нет, конечно. И тебе утра, Волчья Песнь, - краем губ улыбнулась я, замечая, что голос вновь звучит ровно. Словно мягкую ниточку в одночасье вернули к состоянию стальной струны. Ну и славно. По правде, я слабо понимала, как можно теперь жить иначе... если не получалось. И желания тут не имеют роли, процентов шестьдесят против сорока.
"Желания... хотелки." Так и хотелось прикусить губу.
- Ничего стоящего, - немного обдумав, я чуть склонила голову на бок, пожимая плечом. - Наткнулась на того одиночку, что был на границе, но он очень уж похож на не местного.
"Имя тоже не сказал... Паршивец, даже не представился, хех."
И чего меня это вдруг "веселило"?.. Я же, продолжая смотреть в незримую пустоту перед собой, уже прекратив буравить взором и Песнь, и рыбку, и землю, продолжала:
- Да и кроме него никого не приметила, - Хотя, сильно и не искала, времени-то было... - А вот у соседей что-то странное, - вдруг выдала я и замолчала, переведя взор на Ученицу и после медленно на Сияние. Возможно, это было не для ушей последней, но взгляд скорее говорил "ты ничего не слышала и никому не распространишься", чем "уходи, тебе тут не место". Рыбка так и лежала под лапами... Я вновь перевела глаза на Волчью, прежде чем та успела бы осадить меня за возможную догадку, где ещё меня носило. - Не знаю, что конкретно, но не каждый день почти у границ наткнешься на следы котенка, которого после, судя по прочим отметинам, тащили домой предводительница и глашатай.
Я глухо фыркнула-усмехнулась, выдохнув через нос и пожав плечами.
- Хотя он мог и просто сбежать из лагеря, конечно. Кстати, вы идете на Совет, обе? - может тему я меняла и очень быстро, но вообще одно с другим связывалось. Правда, говорить Песне о том, чтобы она, да и Сияние тоже, наверное, присмотрелись к поведению Лесных, не было смысла - не глупенькие, сами догадаются. Ну а я, как обычно, оставалась на территории племени. Или нейтральной... Но никак не на Совете. И, в принципе, обе прекрасно знали, что я туда не хожу. И почему. Если Травница из-за должности (а может и не только...), то Сияние по дружбе и разговору одного случая. Хотя, может она и не помнила, я вот могла бы и забыть, со своей памятью и головой.

Отредактировано Непроглядная Тьма (2018-05-02 08:12:03)

+4

24

--- Начало игры ---

Конечно, утро у Пестрой Бабочки задалось. Эта юная воительница была одной из тех, у которой практически каждое утро задается. Если светит солнце - задается вдвойне, ведь в солнце она видела олицетворение своего племени, олицетворение себя.
Потянувшись и изогнувшись красивой фигуркой, эта тоненькая и аккуратная кошечка вышла из палатки и, по мере приближения к побережью, ощущала различные запахи, специально втягивая их ртом.
Первый запах ей, несомненно, понравился больше всех. Конечно же, это была Сияние Радуги. При всех своих соплеменниках Пестрая Бабочка скрывала тот факт, что родная сестра, которая буквально на несколько минут ее младше, получает словесные угрозы и оскорбления каждый раз, как только кошки остаются вдвоем. Конечно, Пестрая Бабочка никогда не переходила допустимую ей грань, а оттого и не прикладывала лапу. Шрамы, которые могли виднеться на шкурке Сияния Радуги, были исключительно боевыми, а потому белая кошечка никак не могла бы обвинить свою родную сестру в лапоприкладстве.
Предвкушая очередную порцию унижения, которую Пестрая Бабочка была как никогда настроена вылить с утра прямо на голову Сияния Радуги, кошечка чуть ли не вприпрыжку двинулась к самому сердцу лагеря. Однако ей совсем не понравилось, что, ощущая запах родной сестры, она почуяла еще два.
Это были Волчья Песнь, чей запах был свежее всех, а также Непроглядная Тьма.
Зашипев от досады, Пестрая Бабочка потеряла самообладание на какую-то секунду, впившись когтями в гальку, сплошь и рядом раскиданную по берегу. Кошечка понимала, что не может казаться слабой на глазах у других котов племени. Ведь тогда как же быть, если они разлюбят это самой что ни на есть настоящее солнышко племени?
Довольно растянувшись в улыбке, Пестрая Бабочка подошла к завтракающей на побережье компании. Погода была просто великолепной для такой маленькой вылазки и совместного поедания рыбы.
- Всем хорошего солнца, - довольно мяукнула Пестрая Бабочка. Она специально подошла к своей сестре со стороны спины так, чтобы та не смогла учуять запаха воительницы или хоть как-то увидеть ее, а потому приближение Пестрой Бабочки для Сияния Радуги обещало быть неприятным сюрпризом. Конечно же, реакция была предсказуемой.
Если я тебе сейчас слова не смогу сказать из-за этих кошек, то наслаждайся моим внезапным появлением, сестренка, - мысленно злобно усмехнулась Пестрая Бабочка.
Вдоволь "отведав" реакции сестры, воительница, обогнув Сияние Радуги, села в аккурат рядом с Волчьей Песнью, перед этим вытащив рыбку из кучи с дичью и принявшись завтракать вместе со всеми.
Конечно, Пестрая Бабочка понимала, что у компании здесь уже были свои темы для разговора, однако ей было все равно. Она совершенно не считала, что влезает в разговор, ведь была уверена на все сто, что ее появление лишь скрасит их разговор.
Давайте же, Пестрая Бабочка ведь такая красивая сегодня с утра. И как солнышко красиво отражается в ее янтарных глазах...
Мысленно кошечка едва ли задыхалась от собственного самолюбия, а вот снаружи лишь изредка переводила взгляд с одной кошки на другую, задерживаясь лишь на Сиянии Радуги, которую как бы грозилась убить. Но мог ли кто прочитать этот взгляд? Конечно, нет. Разве что Пестрая Бабочка наслаждалась постоянно широко раскрытыми глазами сестры, словно та все время чего-то боялась.

Отредактировано Пестрая Бабочка (2018-05-02 17:15:32)

+3

25

Непроглядная Тьма витала в облаках. Или, точнее, сражалась со штормовым ветром где-то меж грозовых туч. Советчицу явно что-то тревожило. Сияние Радуга понимала, что это, скорее всего, связано с пропавшими котятами. Тем не менее, воительнице хотелось, чтоб утро началось с позитивной ноты. С вкусного завтрака, как минимум.
— Да знаешь... Как-то не очень, словно…
Сияние Радуги притихла, навострив уши. Она видела, что вот-вот, и Непроглядная Тьма поделится с ней своими тревогами. Воительница была готова выслушать и подставить плечо, если что. Ей самой необходима была поддержка после истории с отцом. До сих пор криво смотрели – или ей это только казалось?
Но их компанию разбавила Волчья Песня. Вот теперь Радуге стало неуютно. Ученица травницы и советчица – и что она, обычная воительница, тут забыла? Но не уходить же теперь… Если только не прогонят.
— Мышь еще была вполне съедобна, не стоило лишать Тьму ее еды, но все же, что сделано уже — то сделано, - сделала замечание серая кошка. Сияние Радуги почувствовала себя крайне неловко – словно ее отчитали, как маленького котенка. Воительница попыталась сгладить углы.
— В общей куче осталось достаточно еды, я вчера... Я просто подумала… как наживка… - сбивчиво оправдывалась Радуга, а потом вовсе замолчала – Волчья Песня обратилась к Непроглядной Тьме по поводу вылазки.
«Что за вылазка? Эх, я с этим Когтишкой все на свете пропустила» - с досадой подумала желтоглазка, и принялась молча поедать свой завтрак, прислушиваясь к словам старших по званию. Интересно же.
— Ничего стоящего. Наткнулась на того одиночку, что был на границе, но он очень уж похож на не местного.
«Что за одиночка?!» - так и читалось на морде кошки. Хотелось подробностей. Но Тьма решила, что этот залетный кот не стоит особого внимания. Значит, так оно и есть. Просто бродяга, ничего более…
— А вот у соседей что-то странное, - и тут Тьма умолкла, медленно переведя взгляд на Сияние Радуги. Кошка перестала живать, ответив черной кошке вопросительным взглядом.
«Мне уйти?» - почти озвучила она, но советчица явно имела ввиду нечто другое. А точнее – продолжать притворятся тучкой, а вовсе не медведем. Радуга мысленно возликовала – неужели ей настолько доверяют? Вот это да! Эх, была бы Звездный Свет рядом. Вот бы она порадовалась, что и младшую дочь иногда могут отметить старшие… Пускай даже всего-лишь позволяя молча посидеть рядом и послушать серьезные разговоры.
— Не знаю, что конкретно, но не каждый день почти у границ наткнешься на следы котенка, которого после, судя по прочим отметинам, тащили домой предводительница и глашатай.
Тут у Радуги в груди все замерло. Неужели… Когтишка?! Его имела ввиду Непроглядная Тьма?! Это было похоже на правду – полосатый сорванец и в лесное племя мог нагрянуть, с него скажется.
«Все, в следующий раз за шкирки и на границу. И никаких горок. Предки, а если бы сам Предвестник Далекой Бури за ним явился? Это могло развязать войну!» - панически думала кошка, вонзая когти в гальку. Шерсть встала дыбом, а испуганный взгляд впечатался в остатки рыбы.
— Хотя он мог и просто сбежать из лагеря, конечно. Кстати, вы идете на Совет, обе?
Сияние Радуги подняла взгляд. За улыбкой попыталась скрыть страх.
- Я… Не знаю, как решит Затмение Лунного Светила. Но хотелось бы…
В принципе соседи уже подзабыли эту историю. Без Ржаного Колоса вряд ли опять начнется шум. А увидеть Когтишку на совете было бы не плохо. Нужно понять, рассказал ли он кому-то в Шторме о ней. Не хватало еще узнать, как Предвестник Далекой Бури смеялся над солнечной воительницы, которая не справилась с оруженосцем…
— Всем хорошего солнца, - голос сестры раздался из-за спины. Сияние вздрогнула и повернула морду. Ее перепуганный взгляд могла видеть только Бабочка. Радуга тут же стала придумывать причины уйти. Под любым предлогом.
— Доброе утро, сестра, - с немного натянутой улыбкой поздоровалась кошка и подвинулась, отдавая Пестрой Бабочке свое место. А сама устроилась немного позади троицы. Теперь в центре внимания была как всегда она – их племенная жемчужина. Сияние Радуги не возражала – она знала, что сестра лучше ее во всем. Как и мама. Завидовала? Порой да. Но терпела все унижение. Ведь так ей и надо. Она никто.

+3

26

------> Ясли.
Выбравшись из пещерки, которая служила котятам детской, Птенчик огляделась по сторонам. Солнышко еще только начинало вставать. После того, как Птенчик проспала весь день, она была невероятно переполнена энергией и ей просто хотелось себя куда-то девать. Утром, как и всегда, было прохладно, от чего кошечка слегка поежилась. Ее взъерошенная шерстка, которую она забыла прилизать с утра, так и топорщилась во все стороны. Птенчик совсем забыла с этими разборками, что нужно прежде всего привести себя в порядок! Поднеся лапку к мордочке и облизав ее пару раз, кошечка начала наспех умываться. Закончив это дело, Птенчик огляделась по сторонам. Неподалеку от кучи с дичью было какое-то движение, что моментально привело юную малышку в интерес.
"И что они там делают, с утра пораньше?" — Самые разнообразные догадки посещали голову кошечки, пока она бежала со всех ног прямо к столпившимся воинам.
Среди них Птенчик узнала Волчью Песнь — ученицу лекаря. Ее невозможно было не знать, так как она занимала высокую должность в племени. Остальные коты были смутно знакомы Птенчик, но по именам она знала не всех.
Несясь на своих длинных лапках с такой быстротой, которая только возможна для ее возраста, Птенчик уже издали выкрикнула:
— Доброго утра! — Остановившись рядом с ними, Птенчик присела и обвила хвостиком лапки, приводя дыхание в норму и заглядывая в глаза к каждому воину, что сейчас смотрели на нее пристально. — А почему вы все здесь? Что-то случилось? — Птенчик пошевелила ушками в ожидании ответа.
Интерес переполнял ее с ног до головы, а особенно было интересно, когда же Затмение Лунного Светила посвятит их с братом в оруженосцы? Время уже поджимало... Но спросить об этом Волчью Песнь, так как та была самой приближенной к предводительнице, Птенчик не решалась. Хотя травница должна была делиться своими планами, вот наверняка! Поэтому, из вежливости, Птенчик постаралась проглотить вертевшийся на языке вопрос, который так и норовил сорваться. Пришлось прикусить, чтобы не сболтнуть лишнего. Птенчик и так понимала, что вмешалась в что-то очень важное, судя по обстановке.

+1

27

Чем дольше Волчья Песнь пребывала в компании Сияния Радуги и Непроглядной Тьмы, тем сильнее у нее складывалось ощущение , что она прервала что-то очень важное и очень личное, вроде изливания души или по типу того. Признаться, общение с другими котами очень часто тяготило ученицу травницы, а здесь она поначалу явно чувствовала себя немножечко лишней. После замечания серебристой лекарки Сияние Радуги принялась что-то бормотать про наживку, на что кошка едва заметно хихикнула. Конечно, прикармливать рыбеху - дело полезное, так она собирается в стайки и ловить значительно легче, Песнь и не думала спорить. Однако отбирать еду у советницы было как минимум не очень прилично, тем более, что мышь явно была всего лишь дневной давности, есть ее действительно еще было можно. Но Тьма лишь отмахнулась, словно есть ей не очень-то и хотелось. Как сама ученица травницы сказала ранее, что сделано, то сделано, бедная мышь отправится на прикорм плавающим созданиям, соленым на вкус и скользким на ощупь. Все же ее смерть напрасной не была, как ни крути.
Тут же серебристая лекарка обратилась к клыкастой советнице по поводу вылазки. Непроглядная Тьма ответила не сразу, судя по всему что-то обдумывая, но все-таки чуть позже черная кошка начала свой небольшой доклад. Сначала речь пошла про того самого бурого одиночку, встреченного на границе с Лесным племенем, того, что показался самой Волчьей Песни наивным и глуповатым. Клыкастая советница и сама не стала заострять на нем внимание, лишь высказав предположение о том, что этот кот не местный. Но затем последовало то, что особенно привлекло внимание ученицы травницы.
— А вот у соседей что-то странное. Не знаю, что конкретно, но не каждый день почти у границ наткнешься на следы котенка, которого после, судя по прочим отметинам, тащили домой предводительница и глашатай, - услышав это, серебристая лекарка несколько напряглась. Котенок Лесных? Это уже интересно. Неужели вернулся один из пропавших? Это могло бы помочь всем трем племенам продвинуться в поисках блудных малышей, от отсутствия которых уже давно выли матери по всему острову. Хотя, как высказала Тьма, этот непоседа мог вполне просто сбежать из лагеря, однако гипотеза с возвращением по-прежнему будоражила разум Волчьей Песни, заставляла сердце биться чаще и сильнее. Тем не менее, своего волнения кошка постаралась не показать, натянув свою привычную мрачную маску.  Советница тут же задала вопрос про поход на совет, на что серебристая лекарка лишь хмыкнула.
- А разве у меня есть выбор? - короткая усмешка, - как члену правительства, мне придется на него пойти, да и тем более, что тема обсуждения явно будет весьма интересной...
Сияние Радуги, сидевшая рядом, явно чувствовала, что разговоры плавно перешли в тему, далекую от нее, о чем поначалу напомнила той взглядом Тьма, однако ни советница, ни ученица травницы не гнали кошку, лишь взяли с нее безмолвное обещание, что она никому об этом разговоре не распространится. Серебристая лекарка смотрела на пеструю воительницу с некоторой долей мрачной теплоты. Все-таки не так давно она пострадала из-за выходок своего отца, после чего явно чувствует себя как чужая. С самой Волчьей Песнью тоже такое происходило в начале ее проживания в племени Солнца, она ее вполне понимала. Но не могла понять своих новых соплеменников, которые теперь бросали на Сияние косые взгляды, тем более, что провинилась не она, но ее родитель. Пестрая Бабочка, сестра Радуги, пережила это гораздо проще, но ей действительно было проще - драгоценное внимание никуда не ушло, наоборот, лишь усилилось, и оно как не было столь негативно изначально, так и не бывает.
— Всем хорошего солнца, - послышался сзади голос той, о ком сейчас думала ученица травницы. Медленный поворот головы в ее сторону, болотно-зеленые глаза выражают лишь один сплошной мрак спокойствия, типичного состояния серебристой лекарки. Бабочка собственной персоной. Кошка с каким-то удовлетворением оглядела сестру, после чего вытащила из кучи рыбку и устроилась прямо рядом с Волчьей Песнью. Неизвестно, делала она это специально или нет, но какое-то шестое чувство подсказывало нечистокровной кошке, что приятная компания из второй пестрой кошки будет крайне сомнительная. Потому, состроив на морде что-то наподобие натянутой улыбки, ученица травницы поспешила демонстративно отодвинуться, при этом оказавшись поближе к Тьме, с которой намеревалась продолжить разговор, но в более приватной обстановке.
Но приватная обстановка в условиях находящейся рядом кучи с дичью не удалась.
Тут же рядом оказалась маленькая кошечка, Птенчик, которая решила внезапно поинтересоваться, что здесь за скопище и что случилось. Серебристая лекарка с приподнятыми в некотором скрытом нервозе бровями оглядела собравшихся. "Нас как-то резко стало слишком много, вы серьезно?.." - страдальчески закатив глаза подумала кошка. Вот всегда так - соберешься обсудить что-нибудь важное - и тут как назло словно из ниоткуда появляется народ. Обстановка нервировала Волчью Песнь, но все же она сумела вновь натянуть на себя улыбку, после чего ответить котенку:
- А обязательно что-то должно случиться для простой светской беседы между соплеменниками? - после медленно перевела взгляда на Непроглядную Тьму, не поворачивая головы, чтобы затем как можно тише, но при всем как можно понятнее процедить:
- Предлагаю перенести наше обсуждение куда-нибудь, где нет этого скопища, - ученица травницы пришурилась, поворачивая в сторону советницы голову, после чего, закопав остатки птицы и поднявшись, поманила черную кошку хвостом за собой, поближе к травнической норе - там больно никто не ошивается, потому как раз хорошо для разговоров один на один. Серебристая лекарка явно выказывала интерес к тому лесному котенку, все-таки то, является ли он одним из пропавших, может значительно ускорить поиски, а то и приблизиться к их завершению.

+4

28

первая линейка  - непроглядная тьма, волчья песнь
вторая линейка - пестрая бабочка, сияние радуги, птичка

Что-то становилось... тесновато. Впрочем, это мешало, пожалуй, не многим аспектам, чтобы начать прям усилено ворчать на данную тему, так что я на появление Бабочки я отреагировала, дернув ухом и скосив глаза. Одна из самых симпатичных, на взгляд большинства, кошек, решила присоединиться к трапезе. Видимо, есть в одиночестве в племени было опасно.... ню, что поделать.
- Ага, привет, - просто кинула я ей без жеманства, более обдумывая слова Сияния и повернув голову к ней спустя пару мгновений. Разговор касательно "соседушек" прервался, но и я тактично замолкла, перехватив понимающий взгляд почти Травницы. - Спроси прям у неё, почему бы нет? Будешь знать наверняка зато, - улыбнулась я Сияние Радуги, уверенная в своём предложении по большей части. Впрочем, зная стеснение кошки... этим вопросом можно было заняться и самостоятельно. И, кстати, обстановка складывалась таким образом, что способствовало данному плану...
Можно было поговорить на сим тему и Волчьей Песнью.
Но чуть позже.
"Сгоревшие крылья, хм..."
Да уж, появление любопытного котёнка вообще вписывалось в какую-нибудь сцену "совершенно внезапно. откуда ни возьмись, пришло всё племя к маленькому сборищу". День начинался с завтрака в компании Сияния, а тут прям таки "удивиительно" дело. Хотя, на миг задумавшись, я уловила, что раздражения не испытываю. Уж скорее ироничную улыбку от происходящего, в ответ на которую можно было пожать плечами. Главное, что было кому собираться.
- Птеенчик, - протянула я, осклабившись в улыбке и медленно поднимаясь. Странное приветствие, конечно... а с таким внешним видом еще и до икоты довести не долго, но вообще, пугать малую я и не думала. - Нет, просто завтракали, - добавила я и обвела взглядом оставшихся. Выходило так, что сестры оставались одни... на попечении маленького комка меха. Или наоборот, хе. В остальном, внутри было некоторое напряжение. Жесты кошек были заметны с момента прихода Пестрой: и попытка Сияния "уйти в тень", и Песни приблизиться ко мне. Видимо, приход сестры спугнул Сияние Радуги касательно "тайного собрания советницы и ученицы травницы". Но это если оставаться наивным, наивной, не замечая иных вещей.
- С тебя рыбка, Сияние, - подмигнула я кошке, тепло улыбнувшись на прощание, и двинулась следом за Волчьей Песней.
"Прям взяла я и кинула это дело, аха, да разбежались..." Но пока были и другие дела. И более и не менее важные, лишь другой направленности. "Интересное же дело происходит... внутри семьи, хм. - И племени. - Ой ли, удивили."
Нет, но беспорядок напрягал.
Я, не скрывая, оглянулась, дабы убедиться, что рядом никого нет, а если кто и был, чтобы прогнать холодным блеском глаз, после чего села подле норы травниц.
- Светская беседа? - вдруг выдала я, переведя взор на Волчью Песень и, почему-то, улыбнувшись. Что-то мне в её репликах понравилось. Впрочем, вопрос был риторическим, скорее проявлением симпатии к сказанному, чем что иное. Впрочем, сразу к делу, как говорится. - Я так понимаю, тебе подробности интересны, - спокойно вынесла я догадку, выказывая готовность к вопросам. И мне легче отвечать, и ей не слушать, возможно, не самую интересную часть, как именно я маскировалась и таилась.
То ли внутри всё подуспокоилось, то ли роль совсем прижилась, но я ощущала некоторое спокойствие, от которого тянуло на уставшую, мирную улыбку, последняя которая ощущалась в интонации.
"А еще надо уточнить про Сияние. - И Бабочку. - Ну да."

Отредактировано Непроглядная Тьма (2018-05-06 20:52:22)

+4

29

- Ох, благодарю, - радушно отозвалась Пестрая Бабочка, как только ей освободили место в этом своеобразном "завтракально-утреннем" кругу. Волчья Песнь слишком резко подвинулась к Непроглядной Тьме, хотя, как заметила воительница, на мордашке серебристой ученицы травницы появилось какое-то подобие улыбки. Однако Пеструю Бабочку это совершенно не обидело и не задело, ведь утро было действительно прекрасным.
Как и она.
Сияние Радуги же и вовсе резко отодвинулась, освобождая пестрой кошке место.
- Доброе утро, сестра.
В тот же момент, пока юная воительница наслаждалась лучами солнца и слушанием беседы сидящих подле кошек, на поляну внезапно буквально выкатилась маленькая крапчатая кошечка. Это была Птенчик.
— Доброго утра! А почему вы все здесь? Что-то случилось? - будущая ученица села прямо рядом со всеми беседующими, постепенно оглядывая каждого из них. Естественно, Пестрая Бабочка была готова к тому, что Птенчик начнет ее буквально пожирать глазами. Собственно, как и каждого из них. Да только вот до других ей не было никакого дела.
— Птеенчик, - протянула Непроглядная Тьма, опередив Пеструю Бабочку в приветствии, которое должно было предназначаться малютке-кошечке. С другой стороны, до конца не было ясно, собиралась ли юная воительница вообще в принципе здороваться с Птенчик.
— Нет, просто завтракали, - продолжала отвечать на вопросы Непроглядная Тьма. Пестрая Бабочка посмотрела на кошку и ухмыльнулась.
Компания, конечно, что надо.
Заметив небольшое увиливание Непроглядной Тьмы и Волчьей Песни от будущих вопросов Птенчик, Пестрая Бабочка, мысленно закатив глаза, поняла, что сейчас они с сестрой останутся наедине с этой маленькой особой, и отвечать на вопросы комка меха придется кому-кому, а уж точно не Пестрой Бабочке. Сияние Радуги с этим справится гораздо лучше. В конце концов, пестрая воительница совершенно не собиралась в принципе обращать внимание на Птенчик. Ее куда больше интересовало то, что она видела совсем недавно и не упустила бы случая милейшим образом побеседовать с сестрой на эту тему. Конечно, Пестрая Бабочка видела, как Сияние Радуги резвилась с каким-то очередным комком меха прямо на территории племени Солнца, и воительница, даже несмотря на сомнительную верность Воинскому Закону, не собиралась упускать из виду этот случай, давая себе лишний повод шантажировать сестру.
- Утро, комок меха, - наполовину добродушно, наполовину высокомерно фыркнула Пестрая Бабочка, чуть улыбнувшись. Конечно, она глядела на Птенчик свысока. А как же иначе?
В этот момент Непроглядная Тьма и Волчья Песнь уже отошли к местечку, где собирались побеседовать, оставив сестер на "растерзание" мелкой кошечки.
- Самостоятельно обучаешься военному мастерству? - слишком много сладости послышалось в тоне Пестрой Бабочки, которая тем временем тяжело плюхнула переднюю лапу на голову Птенчик так, чтобы и немного пригрозить малютке, и, для вида, состроить мирную особу, интересующуюся молодняком. Стоит ли говорить, что и сама Пестрая Бабочка итак входила в понятие "молодняк". Без году неделя же.
- Сияние Радуги могла бы стать прекрасной наставницей для тебя, - улыбка все еще не сходила с мордашки воительницы. - Наверное, тебе интересно узнать, почему.
Последняя фраза была по большей части обращена именно к Сиянию Радуги, на которую Пестрая Бабочка перевела взгляд, за секунду поменявшись где-то в самой его глубине.
- Сияние Радуги вообще хорошо ладит с котятами. Особенно с такими же полосатыми, как ты.
Не буду же я называть этого котенка Штормовым прямо на глазах у Птенчик. Эх, а так ведь хотелось.
Пестрая Бабочка прекрасно понимала, что, останься сестры наедине, и Сиянию Радуги точно пришел бы моральный конец после словесного разноса ее трехцветной родни. Однако, сейчас воительницу останавливала лишь Птенчик, которую она уж точно не хотела видеть здесь и сейчас. Но Пестрая Бабочка держалась. Она знала, что так надо.

+3

30

Волчью Песнь всегда тяготило общество, длительное взаимодействие и общение с другими котами. Серебристая лекарка предпочитает одиночество, тогда, когда она может думать о чем угодно, не отвлекаясь на ответы и не натыкаясь на осуждение всякий раз, когда она мыслит иначе, чем племенные - все еще сказываются луны уличной жизни, хотя это и было так давно. А вот от общения ученица травницы устает довольно быстро, и даже сейчас кошка была в душе только искренне рада, что вырвалась из шумной компании, чтобы хоть ненадолго уединиться по важному делу. Но в последнее время ее долг в племени все чаще заставлял ее идти на контакт с соплеменниками - Затмение Лунного Светила не так давно слегла с какой-то непонятной болезнью, которую ни она, ни тем более Песнь не знали пока как лечить, и была довольно слаба, чтобы принимать активное участие в жизни своего клана. Так что серебристой лекарке выпала нелегкая доля в управлении племенем в отсутствие своей наставницы. И как назло, все это произошло накануне Совета, и судя по состоянию Затмения племя возьмет в свои лапы на это время именно ученица травницы. Конечно, в такое нелегкое время не хотелось бы выставлять напоказ эту слабость и наводить лишнюю панику среди своих, тех, что еще до сих пор пытаются оправиться от пропажи котят, но, похоже, такой исход неизбежен.
Волчья Песнь неспешно проделала свой путь к норе травниц, где собиралась поговорить наедине с Непроглядной Тьмой. Черная кошка последовала за ней, перед этим что-то коротко сказав Сиянию на прощание. Достигнув места назначения, клыкастая советница сначала оглянулась вокруг, высматривая незваных гостей рядом с ними, после чего помледовало шутливое замечание по поводу "светской беседы". На это серебристая лекарка лишь пожала плечами и улыбнулась, дескать "ну что-то же надо было ответить, из соображений вежливости как минимум". Затем последовал вполне ожидаемый и серьезный вопрос:
 — Я так понимаю, тебе подробности интересны, - голос Тьмы звучал спокойно и как-то несколько мягко, явно сказывалось умиротворение. Песнь тоже чувствовала его, но в основном благодаря воцарившейся вокруг тишине, которую изредка прерывал доносящийся издалека едва слышимый разговор оставленной ими троицы.
- Именно. Если есть хоть ничтожный шанс, что эта зацепка хоть как-то продвинет нас в наших бесплодных поисках, то знать об этом было бы неплохо, - спокойно констатировала ученица травницы, дернув ухом. Взгляд серебристой кошки был наполнен мрачной решимостью, порой немного пугающей, хотя пугать кого-либо, а уж Тьму-то точно, лекарка не собиралась. Но кошка была настроена серьезно.

+1