Глава I. Паспорт персонажа

Имя
Шепчущий Вереск.
« — Мой любимый кузен всегда так много ругался.
Я думал, что мое имя — Мудaк».

Цепь имен
Вересочек — Вересковый — Шепчущий Вереск— Шепот Верескового Поля — Вереск.

Пол
Кот.

Возраст
47 лун.

Племя
Племя Шторма.

Статус в племени
Боец.

Статус по крови
Чистокровный.


Глава II. Углубляемся в подробности

Общая информация

Внешность.

+

http://s7.uploads.ru/t/LBiKy.jpg

Ты чувствуешь на себе внимательный взгляд?

Не бойся и не делай резких движений, ведь Шепчущий Вереск – охотник, но только за сердцами. Он съест тебя и даже не подавится; ему не впервой. Только будь осторожна, когда встречаешь его глухой беззвездной ночью, ведь она – одновременно обитель и всепоглощающая пелена для него. Его глаза  – серо-зеленые с каким-то желтым отливом, напоминающие жухлую траву, припорошенную легким первым снегом. Не смотри в них. Утонешь.

Видишь эти полосы на грязно-серой шкуре, которая вспыхивает холодным огнем на солнце? Их начертили углем цвета вороньего крыла ему обугленные ветви деревьев, когда он бежал мимо, спасаясь от пожарища в собственной душе. Его обласкал дух морозного ветра, дунув в самое лицо – подбородок алебастровый, к груди сереющий и снова уходящий в грязно-серый. Вот только с лунами белого становится больше; Вереск будто замерзает, покрываясь инеем, но запал в его глазах говорит об обратном – он горячий, словно угли костра. В его крови – раскаленная лава, а на ушах – небольшие черные кисточки; кот слышит твои шепотки и наслаждается той реакцией, которую он вызывает.

Шепчущий Вереск обладатель роста в 36 см и веса в 6 килограмм. Большая часть его тела – мышцы; кот, однако, может казаться еще больше за счет пушистой шерсти и густого подшерстка – в особенности, в пору Голых Деревьев. Он массивнее и крупнее большой части племени — в его роду все такие, вот только сам Вереск чуть меньше своих собратьев; он прекрасно знает, как пользоваться своим преимуществом не только в настоящем смертельном бою, но и в обычных шуточных дуэлях, которые часто устраиваются внутри касты. Чуть более верткий, чем братья, но уступающий по скорости сестре, – он берет силой и резкими выпадами. В нем прекрасно сплелось все, и его бой – отражение самого себя; такой же неподдающийся логике, дикий и сумбурный. Но, при этом, Шепчущий умеет побеждать, и это – аксиома.

Не оглядывайся. Иначе он украдет и твое сердце.

Характер.

Шепчущий Вереск — это гремучая смесь харизмы, непостоянства и липких грехов вкупе с дружелюбием и показной беззаботностью. Он ветреный в отношениях, смешливый, но не лишенный рассудка. Он — «игрок», показушно клявшийся в любви вчера, а сегодня смотрящий поверх головы – ему не до семьи, ему не до болезненно настоящих отношений.

« — Ты спал с моей парой!
— Давай завидовать ей вместе!»

Независимость пришла с годами, прошлое оставило на характере неизгладимый след и Вереск умеет не просто выживать в адовых разрухах мира, он умеет жить в достатке за счет своей смекалки и прирожденной харизмы. Он — местный Дон Жуан, сам себе королевство и сам себе рыцарь в блестящих латах с копьем в руке.
Он очаровательно обаятелен, однако по большей части полагается на свой ум, присущую ему толику хитрости и легкий флирт для выхода из самой затруднительной ситуации. Многие клялись отрезать Вереску язык, лапы и одно очень интересное место. В общем, когда-нибудь нескончаемый  флирт и жажда азарта радушно толкнут его на дно глубокой реки с разорванным горлом. Он флиртует со всем, что движется – мурлычет на ухо кошкам из другого племени, соплеменницам или одиночкам; смотрит на оруженосцев и в шутку кидает комплименты; беззлобно подтрунивает над ученицей целителя и, кажется, будь его воля, он бы давно крутил романы с теми, кто повязан с парой, если бы не колюче-ледяные, обдающие, как ушат холодной воды, взгляды Мертвого Штиля. Кот зачастую лишь закатывает глаза, постепенно вырабатывая, словно яд, иммунитет к немому укору кузена. У Вереска отношение с ним неплохие, вот только тот вряд ли скажет то же самое — характер у главы касты действительно не сахар, но это нисколько не мешает местному Дон Жуану продолжать чудить. Его любимая сестрица в шутку говорит, что его исправит лишь могила. А Вереск и не спорит; ему нравится темп его жизни, его все устраивает и он пока что не собирается ничего менять.

«Я не буду наказывать детей за грехи их отцов».

Вереск понимает все и принимает тоже; он может судить Шершня, но не его детей. Несмотря на то, что свою семью кот до сих пор не желает заводить, это нисколько не мешает ему присматривать за чужими котятами – испытывая явную неприязнь к грязнокровому кузену, он удивляется тому, что не может воспылать такими же чувствами к его родной крови. Быть может, дело в том, что он является бастардом в собственном племени, а, быть может, и в том, что, выращенный в железных тисках хоть и жестокого, но по-настоящему лучшего наставника, Вереск так и не смог стать подобным ему – в его кровь не проникла демоническая ярость тирании, и почти во всех котятах он видит потенциальных охотников и бойцов. Наставническая искра, полыхающая в нем, не угасает – в обучении кот терпелив и серьезен, хоть из его уст по-прежнему могут звучать саркастические шутки и не совсем уместный флирт. Его не изменить.
В его глазах отражается расчетливость и едкое желание удушиться; он, видя недостатки, всегда выскажет все в лицо — несмотря ни на что, он не привык скрываться за тонкой вуалью лживых слов. Он раз за разом меняет маски, представляясь другим и теряя в этом разноцветном маскараде самого себя, реального. Потому что он все-таки из касты — а у них никогда не было желания оголять подлинную душу.
Он знает, когда и что нужно делать, никогда не останавливаясь. Он спотыкается, падает, но всегда встает. И только Шершень, по его мнению, упал когда-то и подняться не может. Но осуждать Вереск не умеет. Даже его протянутую руку помощи он укусил, разорвал на части и прогнал вон. Каста оставила на нем свой отпечаток и, падкий на эмоции родственников, он сам невольно пропитался неприязнью к Жалящему Шершню. У него за спиной братцы с сестрой; он – каменная скала, что не собирается пропускать теневых чудовищ. Он обернется демоном ради тех, кого по-настоящему любит и ценит. Несмотря на многочисленный круг друзей, котов, ради которых он готов пожертвовать собой, действительно немного – раз-два и обчелся.

«— Ты такой дружелюбный, мне аж тошно.
— Ты такой жестокий, мне аж противно».

Беззаботный и дружелюбный, живущий по правилу того, что близко стоит держать не только друзей, но и врагов, он прекрасно знает, когда стоит забить на котов и их мнение; он опускает их на голову ниже своих лап в моменты слепой ярости и не признает в открытых спорах чужой правоты. Упрямый и стоящий на своем до победного, он является показателем целеустремленности, но идет не по тому пути, по которому следовало бы. Он все понимает сам, без нравоучений Штиля и воеводы, вот только никогда не выносит из ситуаций что-нибудь полезное. Что-нибудь осмысленное. Вереску стоило бы задуматься о смысле жизни, но он никогда не умел делать то, что стоило бы.
Окруженный друзьями и знакомыми, стоя в их кругу, он безошибочно разворачивается в нужную сторону и плюет в морду ровно в тот момент, когда стоящий собирается укусить за горло. Он внимателен к деталям, к своим соплеменникам — считывает информацию, прикрываясь беззаботными масками и пчелиным роем в голове.
Вереск бросается из крайности в крайность; он может спокойно отрицать всякое наличие Облачного племени, считая это сказками для котят и выдумками ярых фанатиков, а потом яро доказывать, что все это — дело лап  Вестников Неба. Он непостоянный и двойственный во многих проявлениях; способен оценивать ситуацию с нескольких позиций, испытывая противоречивые чувства – он, подобен кубику Рубика, который ты не разберешь, и порой он сам не до конца понимает явственной природы своих сложных эмоций и чувств.

«— Как мудак вроде тебя столько прожил?
— Я неплохо умею убивать».

В любом случае, кот не стесняется своих поступков — у него безнравственность прогрессирует в геометрической прогрессии. У него сомнительной чистоты совесть и чертики, сидящие по обе стороны плеч, разводящие руками на поступки и выходки. Сознание настолько извращенно и опорочено, что ему не составит труда превратить честного собеседника в предмет насмешек сортирного уровня.
Убери из него шутки, флирт и взгляд шакала. Что останется? Да нечего не останется. Все мы немного монстры, Вереск — немного больше.
Он, теряя интерес к собеседнику, начнет развлекать себя сам; колкий на язык, найдя уязвимое место, зацепиться за дрожащую в когтях тонкую нить страхов, распутывая шерстяной комок пороков и потаенных ужасов. Он почти что демон в таких делах — это его негласная страсть, личный героин, что не перекрыть метадоном и не вылечить налоксоном. Азарт в крови бурлит и ему нравится это чувствовать, ему нравится ходить по краю острого лезвия и играться на чувствах других.
Беззаботность скрывает за собой своих личных демонов.

«— Я тебе сердце выжгу!
— Из проверенных источников известно, что у меня его нет».

У него сердца, кажется, действительно нет — вскипевшая в молодости кровь уничтожила, оставив обугленную серую мышцу – качай кровь, милая, это вся твоя работа. Он точно походит на своего биологического отца — такой же безответственный разгильдяй в плане отношений, не способный разумно отвечать за свои действия касательно противоположного пола. Ему 40 с лишним лун, а такое ощущение, будто он только-только стал воином, вылетев из-под крыла Сизого Ворона – порой голова забита совсем не тем, чем надо, а кровь бурлит и яростно пенится в венах, разнося обжигающую лаву по всему телу. У кота шило в одном месте и он не может долго сидеть на одном месте – Вереск постоянно занят заботами, вечно находится в круговороте шуток и ироничного флирта; он живет одним днем и не думает о том, что завтра может и не быть. Нужно помнить одно: нервные клетки не восстанавливаются.
Хоть Вереск зачастую не признает своего ума, но он, имея завидную силу воли, практический интеллект и логическое мышление, обладает великолепными умениями вести бой. Прекрасно осознает ситуации, когда стоит откинуть любые шутки и заигрывания в сторону, отдаваясь в полный контроль ответственности – кот слишком дорожит своей семьей, чтобы позволить себе подвести их. Как и все из касты, Шепчущий проводил многие луны под тираническим крылом Сизого Ворона, познавая себя в изнурительных тренировках и долгих дуэлях. Являясь грозным противником и признавая это, в шуточных драках он вряд ли будет выкладываться по полной – скорее, в те моменты его будет волновать лишь то, обратится ли на него взгляд какой-нибудь красавицы.
В нем занятно смешалось все ― сарказм, серьезность, ирония и флирт; капли стыда канули в Лету, а чувство юмора осталось.

Шепчущий Вереск — сверхновая звезда, что должна взорваться.

Биография.

— Его биологическим отцом приходится Яростный Град, а матерью одна из детей Сизого Ворона — Серая Хвоя, что, будучи ученицей – Хвойной, посмела кануть в опасный омут любви к своему наставнику. Храня тайну до самого посвящения, она дала чувствам подстыть, но, позже, все же приняла ухаживания не только от Града, который обучал ее, но и от Утреннего Тумана.
— Узнав о неожиданной беременности и поняв, кто приходится отцом будущих котят, Хвоя во всем призналась Яростному Граду, однако не нашла поддержки — поняв, что рано остепеняться, ветреный кот предложил избавиться от котят. Граду не нужна была Хвоя, даже если бы за нее отдали тысячу рыб и все штормовые воды. Он не любил ее, а ослепленная любовью кошка согласилась на безумное и лишенное рассудка предложение, но вовремя была остановлена и облагоразумлена Туманом, которого позже полюбила всей душой и объявила отцом своих детей.
— Злые языки шептались за их спинами, хотя с момента рождения двух братьев — Шепчущего Вереска и Застывшего Полдня, слухи чуть поутихли. Но до сих пор иногда можно услышать шепотки, что Вереск – мерзкий бастард; что бы ни говорили, но никто еще не осмелился сказать коту об этом напрямую.
— Вереск вместе с братьями, едва став на путь оруженосцев, обучались под тираническим крылом Сизого Ворона. Утомительные тренировки на протяжении долгих лун сделали из них действительно неплохих бойцов; параллельно с этим у Серой Хвои и Утреннего Тумана рождается дочь, которую Вереск до сих пор любит всеми фибрами души и старается оберегать от всех напастей на правах старшего брата – хоть, и по линии матери.
—  Смерть Сизого Ворона ознаменовала смену главы касты – им стал Мертвый Штиль, кузен Шепчущего Вереска. В то время кот, освободившись от душащих его невидимых пут, почувствовал свободу и познавал жизнь во всех ее проявлениях.
— Однажды Полдень пришел к Вереску и поведал тому страшную тайну всех миров – Сизый Ворон, умерший дед, рассказал ему правду об их происхождении; братец пытался сблизиться с настоящим отцом, однако, встретив шквал брани, неприязни и шантажа о том, что скоро все племена узнают о мерзких бастардах, он не вытерпел и убил собственного отца. Кот встретил эти новости ошарашенным взглядом, мгновенной слепой яростью и злыми, колкими словами. Однако потом, поняв, что погорячился, он пару раз извинялся пред резко поменявшимся братом – тот никак не отреагировал. Но Вереск до сих пор продолжает его оберегать.
— Позже состоялся и разговор с Утренним Туманом. Несмотря ни на что, отец отреагировал на его слова спокойно; сын рассказал ему все, умолчав лишь об убийстве Града. Они долго беседовали с Вереском, но сошлись на том, что Туман – отличный отец даже для такого половозрелого разгильдяя, как Шепчущий.
— Шершень пропадает неожиданно и Вереск участвует в одном из поисковых патрулях; он не испытывает явной ненависти к нечистокровному кузену, лишь легкую неприязнь. Но он почему-то никак не может воспылать такими же чувствами к его детям.
— Позже начинают пропадать и оруженосцы с котятами, и тогда градус паники в племени стремительно повышается. Вереск принимает участие в поисках.

Пробный пост

пост с другой ролевой.

Лисса не дружит с внутренним демоном, потому что единственная инородная сущность в ее теле — смузи из роя мармеладных пчел и бабочек с крыльями из конфитюра. Её не нужно прятаться за фарфоровыми масками и рисовать черным маркером слезки, чтобы скрыть бурю истинных чувств — она вся напоказ, — вечный лучезарный ребенок, который до последнего не понимает настоящей жестокости развращенного мира. В невинном взгляде заточен весь спектр эмоций — просто взгляни в искрящиеся радостью глаза, а напоследок потрепли за щечку — она разразится в заливистом смехе и звонко хлопнет в ладоши. Посмотри на ее улыбку и пойми, что мир кардинально меняется, когда Лисса стоит рядом. Заливается ядовитыми красками, устилается блестками — наполняется бескорыстной добротой и волшебством. Ты слышишь трепетание ее крылышек? Лисса самая настоящая фея, которая вдыхала никотин, не только потому что ее взяли «на слабо», а скорее из-за разящего желания стать чуточку взрослее, показаться чуть более яркой – она боится собственной серости и невзрачности, словно молний; она хочет сиять и светить, быть особенной.

Хочет быть до одури живой.

Хени улыбается, замечая жест Марго, когда та отводит от неё сигарету – она хочет сказать, чтобы та так не заботилась о ней, ведь её легкие и так забиты никотином – она слишком долго прожила с курящими людьми, но не переняла их привычек – солнечная девочка до сих пор считает, что никотин отравляет жизнь. Но Хени молчит, видя за спиной Руди незнакомую ей девушку – она представляется Вальхаллой и солнечной девочке кажется, что незнакомка придерживается её мнения о вреде курения – она выхватывает пачку сигарет из рук сирены и у Лиссы внутри все скручивается в комок, когда она слышит стрекотание и видит злобный взгляд Рудольфа – он не предвещает ничего хорошего.

И подозрения оправдываются – парень что-то кричит на немецком – язык незнакомый, он хлестает по ушам, режет слух. и кентавр не может разобрать ни слова. Но где-то внутри она чувствует, что в чужой речи описывается далеко не красота живописных холмов Норвегии и вина Новой Зеландии; там что-то более злое, первобытное и пугающее. И Хени видит, как Хеллу отталкивают в сторону – у солнечной девочки сердце сжимается и она смотрит на незнакомку слишком виноватым взглядом, неловко улыбается и дрожит от страха. Потому что она понимает, что Рудольф вовсе не веселый Бэмби, а опасная акула, которая может в любой момент переломить тебе хребет, наплевав на все моральные принципы и эстетические нормы.

Лисса знает одну простую истину. Видишь злого зверя – беги, спасайся и молись, чтобы тебя не съели. Это, наверное, все её инстинкты, которые никогда не выветрятся – и люди всегда будут странно смотреть на нее из-за рогов, оленьего крупа в моменты второй ипостаси; Лисса не знает, что ей делать – внутри все трепещет в животном порыве убежать подальше от пылающих глаз, злости, что витает в воздухе; она ведь олень. Чертов аксис.

Но она перебарывает свой внутренний страх, подходит в Руди, прислоняется спиной к фургону точь-в-точь, как сирена и касается его плеча своим – чувствует ткань рубашки – смотрит на сирену и понимает, что он действительно слишком красивый в этом чертовом костюме, официальный и далекий. Лисса глубоко дышит, слышит стук собственного сердца, и не до конца понимает, что сейчас конкретно произошло – но она стремится помочь и успокоить; она знает, каково находиться в морально нестабильном состоянии, когда есть непреодолимое желание что-либо разгромить.

— Все будет хорошо.

Её голос дрожит и, быть может, это даже наглая ложь, но у Лиссы внутри всегда та чертова надежда на лучшее – это все равно, что после дождя ждать солнца, оно ведь, рано или поздно, выглянет из-за туч; она чувствует ярость Руди, словно свою – но это пугает, заставляет трепетать, натягивает нервы, словно струны; это чертов животный страх, который не искореняется, не выводится никотином и сочувствием, он даже не уйдет утром с дымом, с феями и со звездами.
Хени не знает, что надо делать в таких ситуациях – она бы улыбнулась, но понимает, что улыбка сейчас лишняя; сейчас она сама, кажется, лишняя. Она кусает губу и несмело приобнимает Руди за плечи – в темных глубинах памяти всплывает похожий момент, когда сама солнечная девочка бушевала и была разгромлена, и её почти также аккуратно обнимали. Это жест успокоения, но кентавр уверена, что злость и раздражение сирены никуда не делись – она чувствует их всеми фибрами своей души – они обхватывают волной, накрывают, но она не поддается нитям эмоций; утыкается носом в плечо парня, и не знает, какие именно слова будут уместны в данной ситуации; молчит, вдыхая запах рыбы, пота и стирального порошка.

— Все будет хорошо, Руди.

Лисса сама-то в это мало верит, но она заставит поверить в это Рудольфа; сильнее стискивает его плечи, проводит короткими ногтями по ткани рубашки в жалкой попытке успокоить и дать понять, что более нет поводов злиться; повторяет про себя, что все наладится и отстраняется от сирены – Хени ведь всем своим маленьким сердцем верит в него – он сильный, он справится с этими трудностями.
И она будет ему опорой.

Лисса позволяет себе солнечную улыбку – яркую и добрую, греющую, словно комок солнца в ладонях, разгоняющую тьму в темном лесу высоких сосен и колючего терновника; она с немым вопросом в глазах смотрит на курящую Марго – видит, как та отрицательно качает головой, но нисколько не обижается.
— Я к Иштар. Благодарю за ответ, Руди — она прощально машет ручкой, кидая напоследок: — До встречи, Марго.

Спешит к фургону директрисы, огибая странных людей в черных костюмах – они такие же официальные и далекие, как Рудольф. Эта ситуация ужасно напрягает солнечную девочку, и из головы никак не идут слова сирены о том, что приехал его отец; части мозаики в голове складываются в нечеткую картину, из которой Лисса может почерпнуть лишь одно – все ниточки между отцом Руди и этими странными людьми связаны. Но пролить свет на всю ситуацию сможет лишь Иштар и Хени нерешительно мнется подле её дверей, никак не может собраться с духом и постучать – она как-то растеряла весь свой пыл пред строгой эльфийкой. Вдох-выдох и кулачек пару раз касается двери, рука сама тянется к ручке и Лисса нажимает на ту слишком несмело, будто пред этой деревянной преградой не столь знакомая мамочка всего цирка, а какой-то трехголовый Цербер и неизведанная дорога, ведущая прямиком к кладбищу.

— Иштар, привет. У меня к тебе есть пара вопросов, — она говорит сразу с порога, и ей бы напустить на себя важный вид и налет серьезности, но Лисса солнечно улыбается и делает настолько беззаботный вид, что со стороны и даже и не кажется, что она пришла устраивать маленькой допрос самой Иштар.

Эти чертовые тайны и загадки сидят у неё уже в глотке.


Глава III. Данные игрока

Связь с вами
вк.

Как часто готовы писать посты?
Не могу дать точного ответа. Все по большей части зависит от со-игроков и наличия свободного времени. А это – вещи непостоянные. По крайней мере, могу сказать, что постараюсь писать пост в неделю.

Личный статус
исчадие декабря.

акция Жалящего Шершня.

Отредактировано Шепчущий Вереск (2018-09-05 11:34:35)