У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Как обычно, моя палатка с краю! Ничего не начнут делать, пока их собственных сыновей и дочерей не похитят неизвестно куда! А что, если их там убивают? Или калечат? Может там вообще каннибалы какие-нибудь, дикари! Поняв, что Совет окончен, Буря упала духом, так же видя, как предводительница ее племени, по совместительству её дочь, ничего не смогла сделать. Она опустила голову, и ее глаза пылали жаждой набить кому-нибудь морду. Она озлобленно потащилась в лагерь, раскидывая ветки и листья на своём пути.!
(с) Огненная Буря

Что это за помутнение?
Нет, это точно была не давящая атмосфера.
И точно не рыжий комок меха, что называл себя его предводительницей.
А, может?..
В этот момент Лиса Пламенного Заката, словно заслышав мысли пестрого исполина, мгновенно развернулась на месте и оказалась нос к носу с Быстрокрылым Журавлем, который едва выдохнуть успел.
Слишком близко.
Этот запах, который каждый раз появляется и исчезает настолько молниеносно, насколько вообще возможно.
Слишком близко.
Держаться было невозможно сложно.
Какой сезон сейчас? А время суток? Совет же был только что? А время... Должно быть ночь! Да, точно, ночь.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Может, пока никого нет, чаек половим? — один другого лучше, хромой и глухой, но точно будет весело!
(с) Морозный Склон

— Серый кот? Предвестник...эээ... Как его там? Предвестник Волчьей Песни? Ой, опять не так... Предвестник Далёкой Волчьей Песни? Опять не так... — Стрекоза не переставала говорить. Что за болтушка?
(с) Ураганчик

Эмоции прекрасны, да и давно бы уже разорвали пятнистую изнутри, если бы она попыталась спрятать их от окружающих. Шум Дождя — огонь, свободная от чьих-либо указаний стихия, разрушительная и величественная. Пламя нельзя пытаться приручить, но можно попробовать стать его другом, наставником, тем, к кому он может прийти и высказаться.
(с) Шум Дождя

— Здесь, на земле, нет любви. Что такое любовь? Любовь — пустой звук. И я не умею любить, но я умею желать. Так, как желают иметь добрую еду, чистую воду, сухую подстилку и место, где можно переночевать. Знаешь, чего еще желаю я? Я желаю видеть свою семью целой и невредимой. Ты моя семья, сестра моя семья. И связь между нами хрупкая, но она держится до тех пор, пока Владыка считает нужным.
(с) Глинтвейн

— КОГТИШКА! ДАВНО НЕ ВИДЕЛИСЬ! КАК ЖЕ Я ТЕБЕ РАД! — в том же тоне проорал Рогатик, надрывая связки и тяжело дыша. С дерева упало ещё несколько листьев. — ДА Я ТУТ УЖЕ ПОЧТИ ДО ВОЕВОДЫ ДОЗРЕЛ!
(с) Бычок

— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?
(с) Когтишка

— Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, — племенные имена давались ему плохо. — Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
(с) Штормик

— Малыш, ты отцом ошибся, — ровный, но чуточку грубый голос. Был ли он холодным и отчуждённым? Ты не знал, да и обращать внимание на интонацию не хотел: в тебе кипела злость; и видят предки, что крайне сложно контролировать себя. — Метнись кабанчиком назад в лагерь и поищи свободные уши там.
(с) Жалящий Шершень

- Засунь свои племена знаешь куда? — не отступил кот, приметив, как кошка глянула на выпотрошенного зайчишку.
(c) Глухой Тупик
— Нет, куда? — спросила кошечка, склонив голову на бок и смотря прямо на воителя.
(с) Пёстрая Шубка

Первая мысль Рогатика была — "кролик!" — и он сразу навострил ушки, а хвост его поднялся трубой. Но, так как ловить кроликов Рогатик не умел, он воспользовался точно такой же тактикой, какой всегда пользовался в играх с котятами: просто побежал вперёд, раззявив пасть.
(с) Бычок

Жадно впившись зубами в тёплое благоухающее тельце, воитель скосил глаза на Лису Пламенного Заката и Быстрокрылого Журавля, которые привели с собой двоих незнакомых котят-подростков.
«Интерееесно. Исчезли куда-то после Совета вдвоём, а вернулись уже с котятами. Быстро они».
(с) Кленовый Лист

— Не стесняйся, братишка, — хмыкнул охотник, — Я тебе покушать принес, угощайся.
(с) Глухой Тупик

Глядеть на сломленную Лису было больнее всего. Клёну мучительно захотелось подойти к ней, сказать какие-нибудь утешающие слова — уж он бы придумал, какие, — но от предводительницы не отходили глашатай и целительница племени.
Может быть, потом, в лагере...
— Ничего ещё не кончено, Лиса Пламенного Заката, — тихо проронил Лист, глядя сквозь толпу на сломленную фигуру рыжей кошки; но вот прошло мгновение слабости, и та вновь расправила плечи, вернув свой привычный властный облик. — У тебя потрясающая сестра, Лепесток. Тебе есть на кого ровняться.
(с) Кленовый Лист

"Я готова встретить тебя, бушующее море. И всегда была готова..."
(с) Жало Скорпиона

Позволив Тупику подойти ближе, Могильщик с улыбкой оглядел его разодранного, окровавленного зайца. Учитывая то, как неаккуратно охотник убил свою жертву, съесть этого зайца стоило как можно быстрее. Выглядела распотрошенная дичь впечатляюще. — Ты умница, Глухой Тупик, — похвалил он брата, сгребая дичь в лапу и одним броском закидывая на верхушку общей кучи. — Я поем... возможно, попозже. Сначала отнесу этого зайца королевам. Будь уверен, они сразу же пожалеют, что растят котят не от тебя.
(с) Жук Могильщик

— Прошу вас ещё внимания, помимо скорбных вестей есть и радостные. Мы всегда были сильны духом и едины, нас закалил суровый ветер и солёные брызги, наше племя должно жить дальше даже после потери достойных и молодых. Только наша непоколебимость и общность помогает нам оставаться племенем Шторма, только наша суровая сила даёт нам победу в бою.
(с) Предвестник Далёкой Бури

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.
ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Год Бурь. Начало Сезона Юных Деревьев. Полдень. Море проснулось и затопило лагеря племён Шторма и Солнца. Выжившие в спешном порядке ищут себе место для временного лагеря. В племени Леса прошли церемонии посвящения, а так же было названо имя нового глашатая племени. Служители Секты завершают последние приготовления к скорой битве.

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Возвышенность

Сообщений 11 страница 13 из 13

1

http://sg.uploads.ru/KYitM.jpg

Локацию открыла Лиса Пламенного Заката (П.И.)
Голубоглазая отступила от реки, следуя вдоль границы родного племени и нейтральными землями. Пейзаж кошке был не слишком знаком, уже скрылся из виду мост, ведущий к границе с племенем Солнца, а она все шла вперед. Обычно патрульные племени Леса оставляли свои метки в других местах, стараясь не заходить в эту часть леса. Хотя и лесом назвать это было бы неверно. Дорога постепенно шла в горку, обрастая невысокой травой и редкими кустарниками. <...> Вскоре дорога в горку закончилась, боле-менее выравниваясь. Голубоглазая подошла к краю возвышенности, вглядываясь в даль. Её взору открывалась удивительно красивая картина — где-то далеко внизу бежала река и терялась на нейтральных землях, с одного её берега были дома двуногих, а с другой стороны густой лес, плавно переходящий во владения племени Леса. А если посмотреть ещё немного левее, то за лесом можно увидеть огромное, бескрайнее море.

0

11

[NIC]Коготь[/NIC]
Когтя тошнило, но в желудке ничего не осталось. Он тяжело дышал, надеясь, что так ему станет проще. Слова – чужие и родные – расплывались, поддаваясь нехорошему состоянию Когтя, поэтому палевый лишь покачивал головой в такт сказанному, будто бы пытался показать, что еще живой. Вокруг не всепоглощающая тишина, а потому можно не волноваться. Хотя, как здесь не волноваться, когда где-то за спиной его поджидают чьи-то цепкие лапы, стремящиеся забрать с собой. И, возможно, поджидают впереди, поскольку незнакомая кошка не сделала как ничего плохого, так и ничего хорошего. Возможно, она была шпионом злых котов, которых Коготь видел с того самого дня, как открыл глаза.
Внезапно, Коготь осознал, что он не чувствует задних лап. Он попытался пошевелить ими – сначала левой, затем правой. Ничего. Страх леденящей волной накрыл палевого котёнка с головой, но, выдохнув, Коготь принял судьбу. Он давно ждал, когда костлявая коснётся его шерсти и проведет языком между ушей, но почему-то само ожидание казалось менее страшным, чем само касание. А кошка, чье тело осыпалось кусками, уже подошла практически вплотную, не давала говорить и думать, будто бы насильно запихнула один большой комок шерсти прямиком в глотку Когтю.
Клык – его милый родной Клык – оставался рядом, даже несмотря на опасность в виде мутного силуэта и чарующего голоса. Он не оставлял брата даже при условии, что в воздухе запахло смертью. Или только Коготь это чувствовал?
Котёнок услышал затихающие шаги, едва-едва вылавливаемые из всеобщего гудения в голове. Ощущения сменялись одно за другим, и Коготь старался подумать о чем-нибудь хорошем, но единственное, что трепеталось, словно птица, в голове котёнка – это звонкий долгий звук, сравнимый разве что с отголосками прошлого. Подобный звук Коготь слышал ночами, когда они с Клыком, прижимаясь друг к другу, пытались навсегда заснуть.
А теперь, по-видимому, навсегда заснет только Коготь. Клык отправится дальше, в неведомые дали.
«Нет. Должен держаться ради Клыка. Вдруг это злая кошка. Я должен защитить. Броситься под лапы. Вцепиться в шею. Разодрать...»
Мысль проскочила, словно яркая вспышка, и Коготь вздрогнул, наконец, ощущая свои конечности. Колющая боль пронзила подушечки лап, отчего котёнок завозился -  медленно и лениво – попытался дотянуться до стоп, чтобы вытащить из пальцев вероятные занозы. Но не дотянулся – уронил голову на землю, да так и остался лежать. Сил не хватало практически ни на что.
Глаза слипались, а дыхание замедлялось, точно Коготь уже погружался в сон. И лишь голос Клыка и его попытки пошевелить Когтя давали палевому котёнку надежду. Он не должен спать. Спать – рано. Спать надо утром или днем, когда из травы видно практически всё, когда над головой есть уступ, под которым никто не заметит двух котят. Спать надо тогда, когда Клык уже выспался или не хочет спать. Коготь не любил засыпать вместе с братом, не любил терять бдительность.
«Разодрать горло»
Он послушно пережевывал еду, которую Клык складывал в его рот. Теплая кровь, сочащаяся из мертвой мыши, приятно согревала горло, и Коготь на пару секунд заметно воспрянул духом, подорвался с места – а точней заскользил на животе – чтобы подобраться поближе к мыши, но вновь ударился подбородком о землю. Прикусил язык.
«Бесполезный кусок»
Он слышал слова Клыка и чувствовал – по настоящему чувствовал – вкус свежепойманной дичи. Но вместе с тем ему становилось тошно, поскольку организм уже не принимал мясо. Привыкший к корешкам и жучкам, он отторгал естественную пищу, и Коготь было подавился слюной, но сжал зубы так сильно, как только мог. Он не отдаст то, что уже съел.
А когда Клык начал говорить, Коготь постарался подвинуться к нему поближе, тыкаясь носом к теплую шерсть точно слепой котёнок в материнскую грудь. Затем, повернув голову так, чтобы брату-пожару было удобно кормить палевого, Коготь снова смерил мутным взглядом незнакомку и попытался поднять шерсть на загривке. Он предупреждал, что готов напасть в любую минуту. Вот только наступит ли эта минута?
Голос Клыка успокаивал, и на секунду Коготь представил, что он лежит вместе с Клыком под теплым материнским боком и слушает истории, которые рассказывает мама-кошка. Коготь всегда любил истории – когда он был полон сил и энергии, он любил делиться выдуманными рассказами о летающих мышах и облаках в виде кроликов.
На середине истории Коготь снова провалился в забытье. Его мелко-мелко затрясло, как при лихорадке, но паниковать котёнок не стал – не впервой такое. Вместо этого, он легко двинулся назад, стремясь не касаться яркой шерсти брата, уложил голову на землю, испачкался в крови мыши и задремал. Коготь честно не знал – так влиял на него окружающий смрад или усталость после нескольких бессонных дней. Все, что он знал на данный момент – это то, что надо как-то выбираться из состояния забвения. Надо открыть в себе второе дыхание, подняться на лапы и жизнерадостно обнять брата. Потом, надо пообещать, что все будет хорошо, а под конец сообщить, что кусочки мыши спасли его от смерти.
Вот только этого не происходило.
Поэтому, издав тихий писк на попытку Клыка растормошить полуспящего Когтя, палевый спрятал нос кончиком крысиного хвоста и опустил уши. Он только погреется – ничего больше. Погреется, и пусть листья деревьев укроют его, защитят от холода и чужих взглядов. Пусть они погребут Когтя под себя, но спасут Клыка.
Наконец, он сможет поспать.

Отредактировано Вьюжка (2018-09-03 01:41:05)

+3

12

Котята были так малы и их было так до невозможности жаль, что сердце Лисы щемило. Они жались друг к другу, боялись потерять друг друга из виду. Тощие, встрепанные. Котята не должны так страдать. Когда она уходила для них охотиться, в голове её все время прокручивалась одна фраза — тогда мы просто пойдём вперёд. Ничего не изменится. Через что должны были пройти малыши, чтобы укрепить в них такой дух. Дух настоящего воителя. В таких крохах.
У неё было время подумать над всем этим. Множество вопросов появлялись, часть из них разрешались сами самой, часть оставались без ответа. Но одно знала предводительница точно - нельзя оставлять их здесь. Вот так. Палевый котёнок долго не протянет. От одного его вида Лиса Пламенного Заката хотела поймать самый лакомый кусочек и самой накормить малыша. Сколько им было лун? Одна? Две? Слишком они были измучены, чтобы кошка могла сказать точнее. Хотелось схватить его за шкирку и унести домой, в теплую детскую и не выпускать, пока не поправится.
Когда рыжегривая вернулась, она застала их точно на том же месте, что и оставила, да и не удивительно, ведь рыжий котенок, назвавшийся Клыком, и сказал ей, что они не уйдут. Хотя, Лиса не верила, что они смогут сделать еще хоть шаг. Светлый котёнок явно нуждался в помощи целителя. Вот только как убедить в этом его рыжего брата?
— Спасибо, — Лиса Пламенного Заката кивнула на благодарность, не смея больше приблизиться к котятам. Клык быстро разделал мышь и начал кормить брата. Оставалось только удивляться, где такой малыш научился этому. — Только мы не воители. Мы — просто мы. Клык и Коготь. Ты говорила про племя. Я не знаю, что это такое, но раз в нём есть твои воители, значит, вы кто-то вроде наших мучителей? Живёте вместе, бродите вместе? Впрочем, я должен рассказать всё сначала.
"Мучители? Что?.." - Опешила кошка. И лишь постепенно с рассказом котенка до неё стало доходить, про кого рассказывал Клык.
— Всю нашу жизнь мы жили среди таких же деревьев, как эти. Жили мы в тёмной норе. <...>  — Лиса слушала внимательно, иногда хмурилась, иногда даже недоверчиво смотрела на котенка. Иногда взгляд её отправлялся блуждать между стволов деревьев. В какой-то момент ветер на мгновение изменил направление, и кошка почувствовала родной запах. Слабый, едва заметный. Голубоглазая сразу узнала его, но решила не подавать виду, чтобы не сбить Клыка с мысли.
- <...>Коготь боялся, что я подохну, как кролик, но я знал, что буду жить. Ради Когтя. Потому что без меня его будут лупить за двоих. Я не мог бросить его. И не бросил. Те дни, когда я еле ползал, Коготь отдувался за меня, и я понял, что ему сделают очень больно, если я умру. Я... я ненавижу их. Я убью их. Я развешу их кишки по веткам, ты слышишь, Коготь? Я убью их всех! - Рыжегривая вздрогнула. Сочувствие в глазах сменилось ненавистью, жаждой отомстить этим беспощадным котам, за то, что они сделали, за то, что они хотели сделать. За их мысли, за их слова, за их безумные головы. За каждый их вздох. Лиса Пламенного Заката практически горела от этих мыслей. Льдистые глаза потемнели от гнева, став практически синими. Она уже не думала о том, что могут решить котята, увидев её такой. "Котята не должны видеть всё это. Не должны страдать. Котята должны бегать, смеяться, играть в свои игры, приставать ко взрослым. А не смотреть, как эти жестокие коты разделывают кролика. Не слушать их угроз. Нет, им не будет прощения. Это те же коты, про которых рассказывал Тенек. Неизвестные сектанты, верующие в какого-то Бога." - Предводительница выпустила когти, впиваясь ими глубоко в землю. "Они ответят за все."
Она заметила самоотверженность рыжегривого в попытках защитить брата и покачала головой. Если Лиса не уговорит их пойти с ней, то совсем скоро Коготь умрет. Она задумчиво склонила голову на бок, обдумывая рассказ котят. Выглядело все так, будто бы эта неизвестная кошка сначала хотела отдать котят этим сектантом, но потом передумала. "Почему? Кто она такая? Что побудило её так поступить?"
- <...> Но этого оказалось мало, и Коготь совсем отощал. Мы уже не могли копать, поэтому просто шли вперёд. Шли, пока... в общем, дальше ты и сама знаешь. Вот такая история. А теперь мы пойдём. Вставай, Коготь! - Лиса неотрывно смотрела на Клыка, как тот пытался растолкать своего брата, но тому было уже слишком плохо, чтобы хоть как-то шевелиться. Она медленно закрыла глаза. Сердце невыносимо ныло. Все кости ломило от желания отомстить сектантам. Ей было просто невыносимо жаль этих котят, но и просто так помощь Клык не примет, она это уже поняла. Он был резок, горд. Такие не принимают подачки.
- Меня зовут - Лиса Пламенного Заката, - Начала рыжегривая, открывая глаза. Она не сразу нашла с чего начать разговор, поэтому решила сначала представиться. - Я предводитель племени Леса, что обитает на этих территориях. Всего племен трое, и куда бы не ступила ваша лапа, вы наверняка попадете на чью-то территорию. - Голубоглазая чуть наклонила уши вперед. - Твоему брату - Когтю - нужна помощь. У него истощение. Он даже не может уже нормально есть, - Взмах хвоста в сторону того, как палевого тошнило. - Желудок отвергает пищу. Если сейчас не принять мер, - Лиса сделала небольшую паузу и тише добавила. - Он умрет. - Предводительница замолчала, давая Клыку время обдумать это. Он не глупый, должен понимать, что с этим не шутят.  И через какое-то время продолжила. - Я могу предоставить вам кров, пищу, наша целительница выходит Когтя, она знает как это лечить. Я и, - Кошка встала и качнула головой, призывая глашатая больше не прятаться. - Быстрокрылый Журавль научим вас сражаться за свои жизни. Ты, Клык, сможешь по-настоящему защитить своего брата, а Коготь защитить твою жизнь, если это понадобится. Но, - Лиса Пламенного Заката очень серьезно посмотрела на котят. - Все это не будет просто так. Вы станете воителями моего племени, я расскажу вам все, что знаю сама. В том числе, что это за коты. И мы отомстим им. Я обещаю. Но если понадобится, вы будете сражаться за меня. Как все племя будет сражаться за вас. - Теперь ей оставалось лишь ждать, что же решит и ответит ей Клык. Её душа казалось замерла в ожидании, казалось, это было чем-то очень важным, чем-то, что перевернет её и их жизни. Казалось даже птицы замолчали, чтобы не отвлекать рыжегривого котенка.

---> Главная поляна. Лес

+4

13

[NIC]Клык[/NIC]
[STA]длиннее клык - опаснее укус[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/tlV6k.gif[/AVA]

Клык не доверял взрослым. Всё, что он знал от взрослых - это мучение. С ними у него решительно не ассоциировалось ничего хорошего. Их силу он хотел бы отобрать и использовать по своему усмотрению. Почему он должен был поверить Лисе Пламенного Заката лишь из-за того, что она поделилась с ним мышью? Чего стоит эта мышь? Клык, безусловно, был польщен, что она оценила его жизнь как минимум в одну цельную мышь, но значило ли это, что рыжая кошка теперь друг ему? Совершенно точно: нет. Она могла просто заманивать его в ловушку. С другой стороны, Лиса Пламенного Заката давным давно могла бы просто оглушить их с Когтем, сгрести в пасть и унести куда ей нужно. Но нет, она продолжает играть, продолжает гнуть свою линию.
Клык молча слушал её, мрачно глядя ей в глаза и приобняв лапами бессознательного брата. Он знал, что Коготь погибнет, если останется с Клыком. Клык сильный, но Коготь... Когтю нужна забота. Да что там, совсем немного времени тому назад он готов был вернуться к мучителям, лишь бы они спасли Когтя. А теперь не доверяет кошке, которая принесла ему мышь? Где-то на подсознательном уровне он готов был довериться. Он  понимал, что слова справедливы. Но всё его существо, знакомое со злыми взглядами взрослых, с их издевательствами и жестокостью, противилось помощи от этих самых взрослых. Даже если эти взрослые - другие. Не такие. Добрые. Сложившийся кот, умеющий рационально оценивать ситуацию, наверняка переборол бы свою ненависть, приняв открывшиеся ему факты. Но Клык не был умудрён опытом. Он оценивал ситуацию так, как говорило ему его сердце. А сердце просило бежать, прятаться и скалить зубы. И, будь Клык один, он послушался бы сердца. Но у него был Коготь, и слабость Когтя сыграла в ситуации решающую роль.
Когда вышел Быстрокрылый Журавль, Клык приподнял шерсть на загривке, заподозрив новую подлянку, ловушку, новое издевательство над ним. Пёстрый кот вышел столь лаконично, будто всё это время стоял где-то рядом и ждал знака своей предводительницы. А, впрочем, наверняка так оно и было. Клык думал. Он размышлял столь усердно, что его крошечный череп буквально плавился от жарких, тягостных мыслей. Лиса Пламенного Заката предлагала ему что-то, что он просто не мог осознать и принять. Он не верил в то, что коты могут бескорыстно помочь им с Когтем и защитить их. Услышав, что в плату за кров и еду рыжий Клык должен будет служить Лисе Пламенного Заката, он немного успокоился. Это было гораздо больше похоже на взрослых, которых он знал. Эта кошка, эта странная кошка с её ледяными глазами, она просто хотела купить удары Клыка за спасение жизни его брата. Такой подход Клык знал, а потому был готов рассмотреть. Ему не нравилось, что рыжая предводительница скрыла своего Журавля. Ему не нравились их длинные имена, которые он решительно не мог запомнить. Он чувствовал себя не на своей подстилке.
- Получается, ты хочешь, чтобы я служил тебе, и взамен на это ты спасёшь моего брата, - подытожил Клык, наконец-то подав голос. - Служил всегда? Всю жизнь? Мне это не очень нравится, но если за это ты спасёшь Когтя... мне придётся согласиться. Но лучше попроси у меня что-то другое. Что-то одно. Я не хочу жить в племени и служить кому-то. Я даже не знаю, что такое племя. Что, если вы такие же, как наши с Когтем  мучители? Вам может казаться, что то, что вы делаете, хорошо. Ведь и мучители не думали о том, что причиняют зло. Они просто делали то, что им больше всего по душе. А что по душе вам? - Клык вздохнул, опустив голову. - Не важно. Пусть вы будете хоть трижды хуже мучителей, это стоит того, чтобы спасти моего Когтя.
Клык попытался поднять брата и закинуть на плечо, но сил у него не хватило. Он вздохнул и посмотрел по очереди на кота и кошку. Быстрокрылому Журавлю он, пока что, доверял меньше, чем Лисе Пламенного Заката, просто потому, что не знал пёстрого кота и не понимал, чего от него ждать.
- Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, - племенные имена давались ему плохо. - Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
Мрачный рыжий котёнок пристроился между Лисой Пламенного Заката и Быстрокрылым Журавлём, недоверчиво зыркая то на одного, то на другого. Он храбрился. Старался выглядеть серьёзнее, чем был на самом деле. Говорил так, будто уже взрослый и может общаться с высокими котами на равных. Клык просто не мог мямлить как котёнок, потому что подобные слабости из него давным давно выбили мучители. Клык не умел быть котёнком. Клык умел быть только... Клыком.

---> В лагерь вместе с воителями

+4