У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! ВСЕМ СЕКТАНТАМ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬСЯ В БОЛЬШОЙ ПЕЩЕРЕ! Убедительная просьба не тянуть с отписью.

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Начало сезона Падающих Листьев. Прохладно, небо скрыто облаками, порывистый ветер.
Идёт год Бурь. День. В племенах Шторма и Солнца выдвинулись патрули в поисках следов пропавших котят. В племени Леса готовится собрание. Сектанты же по какой-то причине все стекаются в Большую пещеру.

[14/09] решена проблема с некорректным отображением меню имиджа;
— награды выданы всем победителям в профиль.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Покинутая нора

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

http://sg.uploads.ru/be48I.jpg

В свое время территория принадлежала Лесному племени. Сперва яму оборудовала под собственную нору лиса. К счастью, обошлось без лишних жертв, и боевой патруль Лесного племени выпроводил непрошеную гостью за пределы территории. Но на этом злосчастная история не закончилась, следующим гостем норы оказался невесть откуда взявшийся барсук, оказавшийся неожиданностью для оруженосцев, отправленных на самостоятельное задание. Барсука также удалось выпроводить, но территория была объявлена опасной, а впоследствии, дабы избежать лишних жертв, от нее и вовсе отказались. Запах барсука почти выветрился, и нору быстро облюбовали одиночки, чтобы переждать здесь бурю или шторм.

0

2

В полумраке норы яркими изумрудами сияли зелёные глаза Инны. Бока кошки поднимались и опускались, были слышны вдохи и выдохи, перебиваемые стрекотанием. На данный момент была ночь, однако, полная луна освещала всех своим бледным сиянием. Свет проникал и в нору, но доставал лишь до кончика морды Инны. В норе было не очень удобно, по крайней мере, бурая не привыкла к таким условиям. Здесь было как-то сыро, а земля под лапами была очень непривычная.
Кошка пришла сюда не так давно, когда прошлое её жилище разрушилось, так что пришлось искать новое. От местных одиночек она услышала про покинутую нору и решила, что это - идеальное место для родов. Рядом с зеленоглазой лежало несколько различных травок, которые выглядели немного вялыми, так как находились здесь приличное время. Ранее Инне не приходилось иметь дело с такой наукой, но, увидев, как Бабочка ест какую-то странную траву, она не удержалась и расспросила её. Белая рассказала о том, что эти травки делают роды менее болезненными. Названия, к сожалению, запомнить не удалось, а вот их вид Инна смогла запомнить, поэтому, порыскав по территории, нашла нужные целебные снадобья. Примерно вспомнив, как ими пользоваться, полосатая решила, что всё готово и стала меньше вылезать на улицу, в основном проводя дни за днём в своей норе. Одиночка наловило пару-тройку мышей, чтобы если что поесть.
Спать не хотелось, поэтому зеленоглазая ворочалась с одного бока на другой, но сон ещё не соизволил прийти. Инна смотрела на выход из убежища. Его укрывала зелёная травка, а за ней расстилалось небо, пусть его и плохо было видно. Звёзды разных размеров были разброшены по тёмно-синему небесному своду, а там, вдалеке, светила полная луна. Будущая мать прикрыла глаза, постукивая по земле своим коротким хвостиком. К счастью, сон постепенно накрывал её, но его как ветром снесло, когда тело сжалось от перенапряжения. Судорога. Из-за неё задняя лапа резко дёрнулась, а короткохвостая сжала зубы. Такие явления стали для неё... обычными. Конечно, боль ещё долго не думала утихать, но Инна знала, что это продолжится не очень долгое время, так оно, в принципе, и вышло.
Тяжело выдохнув, кошка расслабилась, но вдруг тело сотрясла невыносимая боль в области живота, но на этот раз она была куда больнее. Бурая сжалась в комок, часто дыша и нервно дёргаясь. Кажется, схватки. Сквозь боль Инна посмотрела на приготовленные травы, но не было сил, да и желания, что-либо есть. Про себя она удивилась, как Бабочка тогда разговаривала с Инной, ела травы... Собравшись, полосатая подцепила когтем несколько снадобий и, немного поразмышляв, съела их. Вкус был просто отвратительный, но, пересилив себя проглотила всё. Сок ещё был во рту, поэтому Инна скривилась. Почувствовав недолгое облегчение, полосатая плюхнулась на землю, приоткрыв рот, чтобы глотать больше воздуха, которого сейчас не хватало. Хвост напряжённо отбивал ритм, уши то и дело дёргались на какой-либо звук.
Чудо, но травы чуток помогли, поэтому всё шло своим чередом. Родились аж четыре котёнка: серый, рыжий, белый и бежевый. От одного вида этих прекрасных малышей Инна улыбнулась и принялась вылизывать каждого, не забыв прижать детишек поближе к себе.
- Какие же вы всё-таки хорошенькие, - промурчала мать, после чего задумалась. - Рыженького будут звать Алфи, белого, пожалуй, назову Дионисом, - ещё раз сделав недолгую паузу, кошка продолжила, Вави будет именем серенькой, а твоё... пусть ты будешь Солдой.
Инна решила, что назовёт их сейчас, чтобы потом не ломать себе над этим голову. Устало зевнув, короткохвостая стала наблюдать за своими малышами.

Отредактировано Инна (2018-07-24 23:04:43)

+4

3

Родилась--->

Там, где находилось маленькое существо, было хорошо. Она не знала, что такое хорошо. Как и не понимала, кто такая. Да и не могла понимать. Но вот, её еще не начавшаяся жизнь раскололась, словно небо под ударом молнии, на "До" и "После". Если бы кошечка могла мыслить, она бы поняла, что родилась. В том непонятном состоянии "До" было уютно, а здесь, в новом мире нельзя было сказать так же.
Здесь было сыро. И холодно. Малышка пискнула, с ноткой возмущения и щепоткой торжественности, мол, я пришла значит, а меня так плохо встречают. Попыталась встать на свои дрожащие лапки, но когда их не удалось обуздать, оставила гордость и поползла в сторону непонятных звуков. Слишком уж хотелось есть. Она наткнулась на что-то мягкое и теплое, поэтому сразу же начала искать желанный источник пищи. Вот в чем преимущество первых. Они первыми пробуют вкус материнского молока. Ага, вот то, что она искала! Мигом присосавшись, кошка начала наполнять свое пузико едой. Она не знала, кто это такой большой решил так гостеприимно её накормить, но какая-то часть котенка понимала, что в этом ком-то было нечто родное. Ему можно доверять. Может это все потому, что этот объект - первое живое существо, увиденное в этом странном месте?
Издалось урчание, а затем поток непонятных звуков, из которых было понятно только "Вави", потому что было произнесено чуть ли не над самым ухом. Рядом завозились соседи по прежнему месту проживания. Их тоже сюда пригласили? Какое совпадение. Серая боялась, что те, с кем она проводила так много времени останутся в мире "До".
Что-то шершавое прошлось по серому тельцу, от чего котенок недовольно пискнула. Чего от нее хотят? Вави какое-то... И что оно только значит?

Отредактировано Вави (2018-07-25 10:50:36)

+3

4

Начало игры
Рождение

Тепло и уютно.  Но стало достаточно тесно, в последнее время. От этого, котенок начал тарабанить лапками по животу матери, еще раз натыкаясь то ли на сестру, то ли на братика. Он вообще не знал, кто это, ведь сейчас он волновался только о своем благе. Поэтому он начал грозно размахиваться, когда его покатило неведомо куда, ведь котик не мог слышать, видеть. Только "летать в этой атмосфере". Или плавать? Загадка еще не решена.
Резко стало холодно. Намного холодней, чем было раньше. Котик запищал, но резко остановился. Что это за звук? Конечно, ушки рыжего еще не до конца сформировались. Но он уже слышал собственный писк! Остальное он различал слишком мутно. Да и к тому же, он не видел ничего. Но ощущал родной запах. Раньше, материнский живот был для него целым миром. Это будет продолжаться еще какое-то время, пока котята не окрепнут. Тогда они смогут узнать, какой большой это мир!
Вдруг что-то захватило котенка и он приземлился рядом с таким же мокрым комочком, как и он. Видимо, этот комочек был меньше и слабей. Но вдруг, его ноздри защекотал сладкий запах. Что это? Рыженькому было до жути интересно. Он начал пододвигаться, запах становился все слаще. В итоге, котенок смог ощутить вкус молока. Он ему понравился, так что сразу начал жадно пить, стараясь не оставить другим котятам хоть какой-то порции. Это было все его! И он не собирался делиться.
Чуть позже приземлились еще комочки. Рыжий не знал, какого они цвета, как они выглядят, и сколько их. Но знал одно, они точно начали теснить его! Поэтому котик начал защищать свое право, начав пинаться своими задними лапками в соседей, ведь передними не давал забрать его молочко.
Над ухом промурчал теплый материнский голос, видимо, решив назвать его странным словом. Алфи, он запомнит это слово. Вдруг, что-то важное?
Хотя завтра от его памяти не будет и мысли.

+3

5

Начало игры.

Все это бессознательное время, которое в будущем маленький котенок и не сможет вспомнить, он пробыл в темноте и приятном уюте, окруженный теплом. Малышу казалось, что именно здесь его дом, что здесь ему ничего не угрожает и что здесь он пробудет так всю вечность, объятый этим прекрасным чувством защищенности. Правда, все это время котенок был не один в домике. По началу, это ощущалось не так сильно, что уж там говорить - малыш думал, что здесь он только один, и никто больше не посмеет вторгнуться в его пространство. Но, конечно, со временем, здесь становилось тесновато, и тогда маленький котенок начал натыкаться на своих соседей. По началу было страшно, дескать, что это еще такое? Но, не получив никаких угроз со стороны соседей, малыш расслабился, и даже стал разделять, хоть и не хотя, свое убежище. Наверное, так бы и продолжалось дальше, день за днем, год за годом, а для маленького не родившегося котенка вообще не существовало понятия времени, если бы не суровость жизни, которая неумолимо текла вперед, не давая котятам ни одного лишнего денечка, чтобы насладиться этим спокойствием. Все-таки, течение жизни нельзя было остановить никак, она была непреклонна, даже к таким малышам. Стало страшно, когда, подхваченные чем то странным и не понятным, он и его соседи понеслись куда-то вперед. Малыш пытался уцепиться хоть за что нибудь, но его маленькие, не приспособленные лапки, не могли совершить ничего подобного. Это было первым моментом, когда котенок испытал страх и не удовольствие: ему не хотелось покидать этот теплый дом, где он и его соседи по убежищу были в полной безопасности. А впереди ждало лишь неизведанное...
Холод. Первое, что почувствовал котенок, оказавшись за пределами своего домика. Он не понимал, где очутился - глазки его еще не могли видеть, он не мог раскрыть их и посмотреть, что же творится вокруг него? Он боялся. И теперь он почувствовал сильнейшую беспомощность, беззащитность, оказавшись тут. И кто же посмел побеспокоить его покой? Кому понадобилось, чтобы он оказался в этом холодном месте? Что-то было не так... От этого котенок возмущенно запищал, во все горло высказывая свое недовольство. Сказать он ничего не мог, да и откуда ему уметь? Малыш старался не поддаваться страху, но, еще чуть-чуть, и он совсем заплачет от отчаяния, чувствуя, что все изменилось. Ему хотелось вернуться в тепло своего уютного убежища и остаться там навсегда, чтобы ему всегда было тепло и уютно, и, самое главное, безопасно.
Прикосновение. Малыш вздрогнул, почувствовав, как к нему прикоснулось что-то мягкое и теплое. Запищал сильнее... Такой маленький, а уже самоуверенный! Он хотел размахнуться лапкой, но из-за этого только сильно ткнулся во что-то мягкое и... пушистое? От этого чего-то пахло едой и чем-то еще... Ага, вот, рядом, те самые комочки, которые пробыли с ним в его убежище чуть ли не с самого начала. Они тоже оказались здесь? Ну, хорошо, теперь, хотя бы, он не один. А надолго ли? И не доставит ли ему это неудобств? А, хотя, какая ему разница? Котенок принялся тыкаться своим маленьким носиком во что-то пушистое, от которого пахло едой. Почему-то котенок был безусловно уверен, что это можно попробовать на вкус. Нащупав своими маленькими лапками сосок, котенок впился в него, и, слегка надавив, в рот к нему плеснуло что-то теплое и довольно-таки вкусное. Малыш проглотил это, и принялся давить лапками еще сильнее, настолько, насколько могли позволить это маленькие лапки. Вскоре, рядом плюхнулось что-то еще, такое же мокрое, как и остальные его соседи. Выходит, что здесь он оказался далеко не первым, но и не последним. На всякий случай, малыш не стал пододвигаться: как бы там не было, а свою вкуснятину отдавать не хотелось. Котенок сосал эту вкусную жижу и прислушивался ко всему. Вряд ли ему теперь ничего не угрожает - он с подозрением относился к этому неприятному месту. Но, наверное, от этой большой пушистой штуки, которая кормила его, опасностей ждать не приходилось, ведь какая может быть угроза от того, что кормит тебя такими вкусностями?
Теперь же, в отличие от глубокой тишины, которая была в его прежнем домике, здесь было для котенка очень шумно: еще бы, провести так много времени в тишине и потом услышать какие-то непонятные звуки, которые исходили от той штуки, что кормила его! Эти звуки показались малышу даже слишком громкими. Различил он только одно из них - Дионис. Дии-оо-нии-ис. Какой сложный и не понятный звук... Это его-то так назвали? Странно... Впрочем, малыш сразу забыл этот звук, вернувшись к трапезе.
Шершавая и мокрая штука прикоснулась к его шкуре, отвлекая от еды. Этого Дионис никак не ожидал! И почему сегодня такой день приключений? То из домика выселили, то таскают куда попало, а теперь еще колючей и мокрой штукой чешут! Дионис громко запищал, высказывая свое недовольство. Но продолжалось это недолго: вскоре эта штука ушла, и котенка вновь оставили в покое.
Что ж, кушать больше не хотелось, это Дионис почувствовал точно. Его теперь клонило в сон. В то самое приятное марево, которое было знакомо ему еще в домике. Решив, что возле большой кормящей штуки ему ничего не угрожает, малыш отдался в объятия сказочных образов его воображения.

+2

6

Начало игры

Ну что же, здравствуй, мир, ты отвратителен. Солда прокричалась сперва, потом, немного полежав, почувствовала, что ее братья и сестра поползи трапезничать, поэтому, недолго думая, присоединилась к ним. Спасибо и на том, что хоть еда есть. Немного пообвыкнув, Солда рассудила, что мир, в принципе, не так уж и плох. Но лучше поспать, вдруг кошмар закончится и все будет по-старому?

И на этом, пожалуй, все. Ее первые впечатления были короткими, но очень яркими.

Отредактировано Солда (2018-07-25 14:50:28)

+2

7

Она просто не могла оторвать от них взгляд своих зелёных глаз. Котята издавали недоумевающие звуки, растерянно пытаясь хоть что-то сделать. Малыши сразу принялись пить молоко, ворочаясь на животе матери. Это чувство было не ужасным, а лишь немного неприятным. Они словно щекотали её, поэтому Инна невольно вздрогнула, однако, сразу же замерла. Бурая очень боялась навредить им. Не имеет значения, как она эта может сделать, кошка просто очень боялась этого. Инна первый раз имела дело с такими маленькими котятками. Они были совсем-совсем беззащитные, поэтому полосатая понимала, что теперь на ней лежит огромная ответственность, ведь если кто-то из них погибнет, то это будет именно её вина и больше никого.
Инна потрясла головой, стараясь отогнать словно мух эти назойливые мысли. Зеленоглазая посмотрела на выход. Её уши поддёргивались, так как ей почему-то каждый звук казался опасностью, каждое движение травы казалось грозным хищником, который крадётся к ним, в нору, дабы полакомится такой лёгкой добычей, как они. Радовало лишь то, что нюх Инны был хорош как никогда, поэтому кошка удостоверилась в том, что никого по близости не было. Или она просто не учуяла? Может, опасность как-то замаскировалась? "Что за чепуху я говорю? Здесь абсолютно точно никого нет!" - выругала себя бурая.
Рядом с кусочками съеденный трав и, собственно, тех, которых Инна не ела, было несколько мышек. После рождения этих прекрасных малышей Инна очень устала и проголодалась, поэтому одна мышка бы не помешала. Аккуратно взяв дичь за хвост, полосатая подняла её и бросила к себе прямо в лапы. Мельком посмотрев на котят, дабы удостоверится, что с ними ничего не случилось, мать принялась уплетать мышку. В её шёрстке застряли несколько маленьких и засохших кусочков трав. Добыча была не очень вкусной по сравнению со свежепойманной, но хотя бы какая-то.
Потрапезничав, Инна зевнула и положила голову на землю, наблюдая на детьми, некоторые из которых уже спали сладким сном. Ей бы тоже не помешало, но бурая просто не позволяла себе это сделать. Вдруг что-то случится?

+3

8

Мордочка серой малышки обрела серьезное выражение: лобик взялся морщинками, брови взлетели вверх. "Вави - это оно меня так прозвало?" В общем, эта сложная мысль сидела в кресле мозга совсем недолго, поэтому вскоре линии сгладились и округлое личико новорожденной снова обрело ту мягкость беззаботного котенка.
Появился другой вопрос - кто это так шамкает совсем рядом? Так жадно глотает, будто у него тот несчастный источник пищи отберут! Набросился, словно коршун и все ест и ест. Сама Вави уже давно утолила голод и просто прислушивалась к окружающим звукам, смешно насторожив ушки. Она лежала рядом с тем же чем-то, что её накормило, ведь чувствовала себя в безопасности. Она уже начала проникаться каким-то странным чувством к этой огромной штуковине. У нас это называется доверие, но откуда котенку это знать? Просто хорошо рядом - вот и все. А на причмакивания соседа по палатке она среагировала тихоньким фырком. Надо же так шумно есть!
Вави поднялась на лапки и наощупь (когда уже глазки откроются?) поползла куда-то, вдоль мягкой шерсти близкого существа, подальше от своего прожоры-брата. Это короткое путешествие привело её к еще одним своим спутникам. Котенок приветственно пискнула и весело взмахнула своим маленьким хвостиком. Вот бы уже наконец-то познакомиться с ними! Но язык все никак не хотел  принимать нужное положение, чтобы издать те же непонятные звуки, что и эта штука рядом.
- Мгяяя! - непонятное звукосплетение, в котором проглядывалась радость и доброжелательность.

+2

9

"Алфи" Все также звучало в голове рыжика. Что значит это слово? Это его имя, или имя соседа? Загадка не разгадана но все-таки Алфи решил, что это имя присвоили ему и никому больше. Не зря же его произнесли прямо над ухом рыжика! Тем более что котенку очень понравилось это имя, пусть он еще и не мог различать до конца, что ему нравится, а что нет. Просто он чувствовал, что это слово, это что-то необычайное и неповторимое. Это что-то только его, то, что никто не сможет забрать, никто не сможет отнять. Ему просто оно нравилось, нравилось как... Как вкус этого теплого молока, что он пьет! Алфи уже нравилась эта еда, она определенно лучше, чем было раньше. Но котик до сих пор скучал по своему убежищу, по своей крепости. Там ему уже было привычно и хорошо. А тут все такое новое и холодное.
Хотя, здесь есть  плюсы. В прежнем доме было ничего не слышно и не просторно, а тут он услышал свое имя и почувствовал свободу! Пусть его также и окружали маленькие тельца сестричек и брата, но тут он мог хотя бы развернуться. А потом лапки окрепнут, и он сможет ходить и бегать. Тогда он уже и забудет о своем тесном домишке, ведь ему на замену придет большой и просторный мир.
А эта большая пушистая штука обеспечивала котенка пропитанием, теплом и уютом. Она была первой, что протянула лапку помощи. Ах, да, и обеспечила соседями! С ними вряд-ли будет скучно! Правда, Алфи уже ощущал скукоту, потому что лежать без дела ему пока не очень нравилось, ведь тут столько нового! Но рыжик решил, что сначала еда, а потом путешествие. Кто знает, вдруг он больше не попробует этой жидкости? Тут, Алфи потихоньку начал понимать, что не сможет, вернутся назад, таким слабым и слепым. Поэтому надо покушать! Но ничего, вот откроются глазки, он сможет увидеть этот большой мир! И не захочет уходить обратно. А пока, его маленьким миром была она.
Соседка что прибыла пораньше малыша, видимо уже поела и отправилась в путешествие. Это было нечестно! Ведь котик тоже хотел, но вкус молока одурманил его и заставлял допить все. Однако тут же Алфи почувствовал, что не может проглотить даже и капли или это оттого, что ему любопытно?, поэтому развернулся бочком. "Где этот мокрый комочек?" Рыжик попробовал поработать носиком, но тот не уловил ничего нового, только прежнее молоко, чего Алфи пока не хотелось. Он выпил слишком много, в три раза больше, чему другие! А может, и нет... Ну, точно больше в два раза.
Котенок начал пищать, пытаясь отыскать и призвать любопытную сестренку. Но котик слышал ровно ничего, ведь "поле" его слуха, ограничивалось двумя маленькими шажками новорожденного котенка. Поэтому как бы Алфи не пищал, сестричка никак не хотела отзываться. Ну, ничего, не уйдет, она (речь идет о маме) найдет и принесет обратно.
Внезапно малыш почувствовал, как устал и как хочет лечь поудобней. Поэтому, немедля, Алфи устроился и сладко зевнул. Как можно не захотеть кушать, после такого аппетитной трапезы? Животик довольно заурчал, будто одобряя действия рыжика.
Не прошло и минуты, как котик уснул сладким, детским и невинным сном, невольно сопя и трогая лапками свою кормилицу. Ведь Алфи уже пропитался к ней любовью, чувствуя, что она никогда не придаст и не бросит еще столь юных малышей.

+2

10

Мне казалось, что темнота будет вечной, но мои догадки оказались ложными. Вскоре после того, как меня и моих братьев и сестер - а эти маленькие пушистые комочки назывались именно так - я впервые смог открыть свои глаза. Первое время свет, что дотронулся моих зрачков, просто ослеплял меня, и я невольно щурился, пытаясь уберечься от этой разъедающей штуки. Сначала мое зрение было мутным, и я видел все словно через пелену тумана, но постепенно зрение обретало свою четкость, и я мог различить некие предметы вокруг себя. Тогда я впервые увидел маму. Странно, раньше я думал, что это просто большая кормящая штука, но со временем я понял, что это существо - самое родное для меня во всем этом мире.
Помимо прозрения с каждым днем я чувствовал, что мои лапки становятся сильнее и сам я крепчаю изо дня в день. Теперь я мог ползать, но уже не так неуклюже, как в первые дни, и даже мог самостоятельно пройти несколько шагов.
Мне казалось, что эта небольшая пещера, в которой мы жили, и была целым миром, в котором мне предстоит жить. Мало помалу, но я начал привыкать к тому, где я нахожусь, и мне это начинало даже нравиться. В отличие от предыдущего домика, здесь было довольно свободно. Конечно, многие воспоминания уже стирались из моей памяти, возможно, что со временем их не останется совсем, но так ли это важно?
Мои братья и сестры тоже открыли глаза, и теперь мы могли глазеть друг на друга хоть целыми днями. А так как мы теперь могли видеть друг друга, то теперь начинались игры. Это было весело: пихать соседа лапкой, пока тот пытается нащупать сосок матери, чтобы испить молока, или кусать за хвост сестру своими еще не окрепшими зубами, чисто ради интереса.
А еще мой слух стал четче, и поэтому я улавливал малейшие шорохи. Так же эта большая пушистая штука, что являлась мне матерью, издавала какие-то урчания, которые я пытался повторить, но получалось плохо. Наверное, научусь со временем.
Я широко зевнул, переворачиваясь на другой бок и случайно задевая своего рыжего соседа. По-моему, это был мальчик. Я еще не знал никого из них по именам, но пытался запомнить те звуки, что издавала мама - это и было их именами, которые, правда, быстро улетучивались из моей еще слабой памяти. Я попытался подняться на свои четыре лапки, но я все еще путался в них, поэтому, оступившись, я свалился вперед носом, громко возмутившись:
— Мяяяяу-яяяууу! — Скорее бы вырасти... Таким же, как мама. Тогда я, хотя бы, не буду путаться в своих четырех лапах!
Не сдаваясь, я предпринял еще одну попытку подняться, и на этот раз мне удалось, правда, не надолго. С тем же возмущением я снова полетел носом в землю.

+2