У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Как обычно, моя палатка с краю! Ничего не начнут делать, пока их собственных сыновей и дочерей не похитят неизвестно куда! А что, если их там убивают? Или калечат? Может там вообще каннибалы какие-нибудь, дикари! Поняв, что Совет окончен, Буря упала духом, так же видя, как предводительница ее племени, по совместительству её дочь, ничего не смогла сделать. Она опустила голову, и ее глаза пылали жаждой набить кому-нибудь морду. Она озлобленно потащилась в лагерь, раскидывая ветки и листья на своём пути.!
(с) Огненная Буря

Что это за помутнение?
Нет, это точно была не давящая атмосфера.
И точно не рыжий комок меха, что называл себя его предводительницей.
А, может?..
В этот момент Лиса Пламенного Заката, словно заслышав мысли пестрого исполина, мгновенно развернулась на месте и оказалась нос к носу с Быстрокрылым Журавлем, который едва выдохнуть успел.
Слишком близко.
Этот запах, который каждый раз появляется и исчезает настолько молниеносно, насколько вообще возможно.
Слишком близко.
Держаться было невозможно сложно.
Какой сезон сейчас? А время суток? Совет же был только что? А время... Должно быть ночь! Да, точно, ночь.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Может, пока никого нет, чаек половим? — один другого лучше, хромой и глухой, но точно будет весело!
(с) Морозный Склон

— Серый кот? Предвестник...эээ... Как его там? Предвестник Волчьей Песни? Ой, опять не так... Предвестник Далёкой Волчьей Песни? Опять не так... — Стрекоза не переставала говорить. Что за болтушка?
(с) Ураганчик

Эмоции прекрасны, да и давно бы уже разорвали пятнистую изнутри, если бы она попыталась спрятать их от окружающих. Шум Дождя — огонь, свободная от чьих-либо указаний стихия, разрушительная и величественная. Пламя нельзя пытаться приручить, но можно попробовать стать его другом, наставником, тем, к кому он может прийти и высказаться.
(с) Шум Дождя

— Здесь, на земле, нет любви. Что такое любовь? Любовь — пустой звук. И я не умею любить, но я умею желать. Так, как желают иметь добрую еду, чистую воду, сухую подстилку и место, где можно переночевать. Знаешь, чего еще желаю я? Я желаю видеть свою семью целой и невредимой. Ты моя семья, сестра моя семья. И связь между нами хрупкая, но она держится до тех пор, пока Владыка считает нужным.
(с) Глинтвейн

— КОГТИШКА! ДАВНО НЕ ВИДЕЛИСЬ! КАК ЖЕ Я ТЕБЕ РАД! — в том же тоне проорал Рогатик, надрывая связки и тяжело дыша. С дерева упало ещё несколько листьев. — ДА Я ТУТ УЖЕ ПОЧТИ ДО ВОЕВОДЫ ДОЗРЕЛ!
(с) Бычок

— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?
(с) Когтишка

— Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, — племенные имена давались ему плохо. — Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
(с) Штормик

— Малыш, ты отцом ошибся, — ровный, но чуточку грубый голос. Был ли он холодным и отчуждённым? Ты не знал, да и обращать внимание на интонацию не хотел: в тебе кипела злость; и видят предки, что крайне сложно контролировать себя. — Метнись кабанчиком назад в лагерь и поищи свободные уши там.
(с) Жалящий Шершень

- Засунь свои племена знаешь куда? — не отступил кот, приметив, как кошка глянула на выпотрошенного зайчишку.
(c) Глухой Тупик
— Нет, куда? — спросила кошечка, склонив голову на бок и смотря прямо на воителя.
(с) Пёстрая Шубка

Первая мысль Рогатика была — "кролик!" — и он сразу навострил ушки, а хвост его поднялся трубой. Но, так как ловить кроликов Рогатик не умел, он воспользовался точно такой же тактикой, какой всегда пользовался в играх с котятами: просто побежал вперёд, раззявив пасть.
(с) Бычок

Жадно впившись зубами в тёплое благоухающее тельце, воитель скосил глаза на Лису Пламенного Заката и Быстрокрылого Журавля, которые привели с собой двоих незнакомых котят-подростков.
«Интерееесно. Исчезли куда-то после Совета вдвоём, а вернулись уже с котятами. Быстро они».
(с) Кленовый Лист

— Не стесняйся, братишка, — хмыкнул охотник, — Я тебе покушать принес, угощайся.
(с) Глухой Тупик

Глядеть на сломленную Лису было больнее всего. Клёну мучительно захотелось подойти к ней, сказать какие-нибудь утешающие слова — уж он бы придумал, какие, — но от предводительницы не отходили глашатай и целительница племени.
Может быть, потом, в лагере...
— Ничего ещё не кончено, Лиса Пламенного Заката, — тихо проронил Лист, глядя сквозь толпу на сломленную фигуру рыжей кошки; но вот прошло мгновение слабости, и та вновь расправила плечи, вернув свой привычный властный облик. — У тебя потрясающая сестра, Лепесток. Тебе есть на кого ровняться.
(с) Кленовый Лист

"Я готова встретить тебя, бушующее море. И всегда была готова..."
(с) Жало Скорпиона

Позволив Тупику подойти ближе, Могильщик с улыбкой оглядел его разодранного, окровавленного зайца. Учитывая то, как неаккуратно охотник убил свою жертву, съесть этого зайца стоило как можно быстрее. Выглядела распотрошенная дичь впечатляюще. — Ты умница, Глухой Тупик, — похвалил он брата, сгребая дичь в лапу и одним броском закидывая на верхушку общей кучи. — Я поем... возможно, попозже. Сначала отнесу этого зайца королевам. Будь уверен, они сразу же пожалеют, что растят котят не от тебя.
(с) Жук Могильщик

— Прошу вас ещё внимания, помимо скорбных вестей есть и радостные. Мы всегда были сильны духом и едины, нас закалил суровый ветер и солёные брызги, наше племя должно жить дальше даже после потери достойных и молодых. Только наша непоколебимость и общность помогает нам оставаться племенем Шторма, только наша суровая сила даёт нам победу в бою.
(с) Предвестник Далёкой Бури

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.
ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Год Бурь. Начало Сезона Юных Деревьев. Полдень. Море проснулось и затопило лагеря племён Шторма и Солнца. Выжившие в спешном порядке ищут себе место для временного лагеря. В племени Леса прошли церемонии посвящения, а так же было названо имя нового глашатая племени. Служители Секты завершают последние приготовления к скорой битве.

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Плато

Сообщений 1 страница 10 из 29

1

http://s9.uploads.ru/krPRI.jpg

От лагеря вдоль скалы ведёт, поднимаясь вверх, узкая горная тропинка. По ней можно забраться на подступающие к берегу скалы. Плато представляет собой немного холмистую равнину, раскинувшуюся далеко к лесу. Вместе с лесом плато является основными охотничьими угодьями племени Шторма. Здесь можно поймать кроликов, полёвок, луговых собачек и прочую равнинную живность. Чтобы охотиться, нужно уходить подальше от моря, чтобы по случайности не свалиться с края плато.

0

2

Лагерь племени Шторма

И никто не заметил, как осторожный и хитрый сектант увёл маленькую кошечку прямо из-под носа у спящих соплеменников. Тихими тропами он провёл её, скрыв запах грибами и заметая следы хвостом. Зная, что может ошибиться и сорвать план, серебристый кот, тем не менее, улыбался, будто и не было в нём никакого волнения. И улыбка Делирия, лунно-холодная, искрилась теплом, когда он опускал взгляд на Полынь. На таких, как она, легко давить. Трудно утащить из племени подозрительных, боязливых, крикливых котят. Но маленькая мечтательница, почувствовав себя особенной, сама пошла следом за ним. Ему даже не пришлось прилагать усилий, чтобы заставить её идти рядом. Пара ласковых фраз, и её взгляд наполнился восхищением. "Похоже, в племени Шторма, как и раньше, никто не балует котят лишним вниманием". Возможно, будь родители Полыни более осмотрительными, более внимательными к своей дочери, они бы и смогли предостеречь её от встреч с незнакомцами. Но они не успели, не подумали, провалили своё родительское задание научить детеныша осторожности. Провалили настолько, что когда Делирий сказал Полыни: "всё происходящее - сон", - она просто поверила ему. Наставник, который достался пуховой кошечке, мог быть сколько угодно мудрым, талантливым, заботливым. Он просто не успел научить свою ученицу контролировать ветер в голове. Делирий оказался быстрее, точнее и смекалистее. Нагнувшись к траве, он достал жучка и положил на мокрый от росы лист.
- Цикады, милая Полынь, это славные крылатые букашки, - сказал Делирий, показывая кошечке листок. - Каждый вечер ты могла слышать, как они тихо стрекочут, журчат, словно маленькие ручейки. И теперь, ты можешь увидеть их своими глазами. Удивительно, что никто из взрослых не догадался принести тебе цикадку. Мне так жаль, что они упускают подобные мелочи. Вздохнув, он покачал головой и отпустил цикаду обратно в траву, не став мучить насекомое.
Чем больше Делирий находился рядом с Полынью, тем явственнее осознавал, что лучше жертвы ему было не найти. Многие предпочитают действовать насильственными методами, возможно, чтобы не привязываться к жертвам. Схватить котёнка, зажать ему рот хвостом, чтобы не кричал, и тащить, тащить, сломя голову, продираясь через ветви, кусты, перепрыгивая ручьи и страшась, что хвостом идёт погоня. Делирий и сам несколько волновался, что пропажу могут заметить, но убеждал себя в том, что Полынь уже зарекомендовала себя в племени как любительница витать в облаках, так что, родители будут считать, что она спит в своей палатке, а соседи по палатке будут думать, что она любуется звёздами снаружи. Никто и не догадается поднять тревогу, ведь так? Наверное, каждый похититель, так или иначе, задумывался над тем, какую реакцию вызовет пропажа котёнка в племени. Хорошие родители истёрли бы лапы в кровь, но нашли своего детеныша. Опыт с похищением других котят показал, что родителям, по большей части, нет дела до своих чад. Ещё ни разу племенные патрули не выходили на след сектантов. То ли сектанты были достаточно осторожны и неуловимы, то ли племенные коты измельчали душой, то ли сам Владыка отвёл их взгляды от своих служителей.
- Может быть, другие котята и способнее, и умнее, - он забавно фыркнул, шевеля усами. - Но почему-то мне совсем не хочется приходить в их сны. А что, если не такие уж они способные и умные? - его ухмылка чуть дрогнула, когда Полынь упомянула Облака. "Похоже, вместо того, чтобы научить дочурку осторожности, они промывали ей голову этими дурными байками про облачных предков".
- Облака... я вовсе не их посланник, Полынь. Ты знаешь, что они вообще не выпускают воителей из своей облачной темницы? Облака ужасающе несправедливы, - Делирий вздохнул, опуская голову. - Они забирают к себе всех подряд и держат там, в плену. Нет, конечно, воители считают, что они отправляют какие-то послания. Но не сами, а через трех определенных котов. А может быть, эти трое сами выдумывают послания? Только задумайся, Полынь. Крошечный котёнок, погибший от Зелёного кашля, вынужден вечно блуждать среди облаков. Котята, оруженосцы, воители. Ни у кого нет и шанса на новую жизнь. И, чтобы их крики не достигли нашего слуха, как раз и нужны эти посланники, которые с удовольствием навешают нам на уши мышиных хвостиков, рассказав, как там всё хорошо у наших павших родственников. Делирий сменил негодование во взгляде на теплоту. - Но вместе мы сможем изменить всё к лучшему и, конечно, это не  последний раз, когда я к тебе прихожу. Звать меня, кстати, Делирий. Непривычное имя, но ты запомнишь со временем. Смотри-ка, мы уже почти на плато!
Делирий подсадил Полынь, помогая ей взобраться на большой камень, и запрыгнул сам. Расправив плечи, он позволил ветерку пригладить его шерсть. Открытое плато простиралось далеко вперёд, спускаясь к бухте. Когда-то серебристый кот любил охотиться здесь, бегать, разминая лапы, карабкаться по склонам и камням. По сей день горы куда любимее ему, чем море.
- Скорее всего, первым делом наставник приведёт тебя сюда, - загадочно улыбнулся Делирий, обводя взглядом открывшиеся просторы. - Здесь, на плато, много холмов, в которых прорыли себе норы кролики. В траве можно найти мышей и полёвок, а порой тут прячутся и куропатки. Чтобы поймать куропатку, нужно осторожно подкрасться к ней и, прыгнув, сразу обхватить когтями крылья. Уверен, у тебя отлично получатся охотничьи стойки. Смотри, сейчас покажу.
Гибкое тело Делирия изогнулось, плечи и корпус опустились вниз. Он сделал несколько осторожных шагов, показывая, как нужно подкрадываться к добыче, а затем выпрямился.
- Вот так, Полынь. У твоего наставника уши отвалятся от удивления, когда он увидит тебя в охотничьей стойке, - довольно сказал Делирий, наблюдая за действиями кошечки. Затем, когда они закончили со стойками, повёл её дальше. - Здесь много дивных мест. Я обязательно покажу тебе хотя бы парочку из них за эту ночь.
Бухта Черепа

+2

3

Лагерь племени.

Маленькая Полынь все еще двигалась неуверенно, постоянно оглядывалась назад, но то и дело напоминала себе – это только сон. Она не нарушает никакие приказы и законы племени, потому что идёт ночью, во сне. Возможно, кто-то из новопосвященных учеников, не спящий из-за волнения, прямо сейчас наблюдает как кремовые лапки спящей Полыни медленно, почти неуловимо, движутся во сне. Это здесь, среди воображаемого окружения Полынь двигалась довольно быстро, ощущая ветерок, трепещущий её шерстку, а там, в сердце племени, она лежит между тельцами таких же котят, что и Полынь. Спящих, видящих свои сны. Возможно, каждый из этих котят сейчас где-то гуляет по территориям, и стоит только темномордой повернуться – как ее сосед по палатке окажется тут как тут, взмахнёт своей крошечной лапкой, поприветствует ученицу, и пойдёт дальше. За тем, кто его ведёт по территориям.
Но Полынь не хотела оглядываться. Очарованная серебристой шерстью прекрасного незнакомца, ученица не отрывала взгляда от него, цепляла каждое движение и счастливо жмурилась. Она могла бы и замурлыкать, но что если прилив особо сильной радости разрушит тонкую оболочку сна и выведет новоиспеченного оруженосца прочь из зоны комфорта, прочь из мечтаний? Полынь не могла этого допустить.
Она остановилась и удивленно проследила за движениями серебряного кота, когда тот склонился к траве, чтобы вытащить небольшого жучка. Поводя усами, Полынь испуганно поджала тоненький хвостик, но, опомнившись, сделала несколько шажков ближе, протянула нос и постаралась разглядеть ту самую цикаду, о которой говорил её спутник. Насекомое, припрятанное в закромах сказочной ночи, казалось таким таинственным и необыкновенным, что глаза ученицы тотчас загорелись – подумать только, эта ночь, пусть и не в реальности, подносила к самым лапкам Полыни то, что всегда скрывалось в травянистых зарослях. И Полынь, словно завороженная, слушая чарующий голос спутника, удивленно рассматривала букашку и пыталась проанализировать – на кого из насекомых, что видела кошечка за свою недолгую жизнь, это существо похоже.
- Она очень необыкновенна, - с трудом оторвавшись от цикады, ученица подняла взгляд вверх и тотчас оказалась пленена глазами проводника. Вглядываясь в зелень, кошка зацепилась за небесные оттенки, которые в ночи казались маленькими звёздочками, плывущими в лазурном море, что при свете солнца меняет свои цвета на более нежные. На те, за которыми Полынь любит наблюдать больше всего.
- Наверное, взрослые и сами не знают о цикадах. Мама мне так и не рассказала о том, почему иногда по ночам с небес опускаются маленькие звездочки. Она лишь посмеялась над моими словами, но я правда видела эти самые звездочки. Ты мне веришь?
Не нашедшая поддержки в морде умиленных родителей, Полынь первым делом решила поискать её у своего спутника. Если это действительно сон, и серебристый кот пришёл только к ней, значит, он должен был поддержать её. Если она его заинтересовала, значит, он знает ответы на многие вопросы. Мистика, кружащая в воздухе, еще больше закаляла интерес Полыни, и юная кошечка, уже не испуганная внезапной сменой обстановки, понимала, как важно ей знать многое. Этот кот не похож на других воителей её племени, а значит он чем-то похож на Полынь. По крайней мере, ученице очень хотелось так считать.
Она с замиранием сердца слушала голос Делирия, чьё имя Полынь узнала чуть позже, изумлённо выдыхала от каждого слова, а про себя отмечала то, что ей нравилось общаться с Делирием – он не вёл себя так, как другие; не видел в ней маленького котёнка. Словно Полынь была совсем не Полынью, а кем-то больше. Кем-то, чьё имя состояло из двух слов.
Однако когда Делирий рассказал правду про облака, Полынь не смогла сдержать разочарованный стон. Её вера в Облака не была укреплена так же, как у других воителей Шторма, именно поэтому кремовая практически сразу поверила серебристому спутнику, слушала каждое его слово и, смешно нахмурившись, кивала.
- Ты прав, Делирий, - она впервые назвала кота по имени и замолчала, пробуя странное, не известное Полыни слово, - Это как-то несправедливо со стороны Облачного племени. Болезнь ведь не может просто так исчезнуть? А что, если эти самые летающие огоньки, маленькие звёздочки, которые я однажды увидела в ночной темноте, следят за тем, чтобы мы никогда не догадались об истине? Или, может быть, эти маленькие звёздочки оберегают нас от облачного племени? И приходят лишь ночью, потому что в свете дня их совсем не видно? Но, если не Облачное племя, то кто?..
Нахмурившись, кошечка перенесла все свои мучения касательно конкретного вопроса в себя, перестала сыпать бесконечным количеством одинаковых вопросов и замолчала совсем. Вера в Облачное племя пошатнулась с первыми словами незнакомца. Кто знает, возможно, встреть его Полынь не в своих снах, она бы и не поверила словам Делирия. Но здесь – в её сне – ученица сама создала мир, и серебристый проводник, являющийся и гостем, и хозяином, не смог бы так лихо перевернуть веру Полыни с лап на голову.
Внезапно, на неё накатил острый страх. Могло ли быть такое, что Полынь изначально сомневалась в общей вере, но отказывалась принять это? А теперь, в её снах, когда мысли и чувства выходят из закромов, открылась правда. Полыни стало совестно, но рассказывать Делирию об этом ученица не стала – она не хотела расстраивать своего нового друга.
Вместе, коты подошли к месту назначения. Она с удовольствием приняла помощь спутника, стыдливо прижала ушки и про себя попросила прощения за то, что еще слишком маленькая. Если бы Полынь могла наколдовать, то она несомненно обернула этот сон в свою сторону, превратилась в ту самую кошку из мечтаний и пробежалась бы с Делирием по территориям племени, которые чуть позже, утром, Полынь встретит снова. И удивится тому, насколько же её сны реалистичны.
Правда была в том, что она не хотела думать про утро. Компания серебристого кота была слишком уютной, и черно-кремовая кошечка попросту не хотела уходить так скоро. Сон не должен был закончиться.
- А ты научишь меня охотиться? – неожиданно спросила Полынь, когда перед её глазами предстало плато, а сладкий голос Делирия рассказал чуть ли не о каждой норке, находящейся здесь. Затем, кошечка снова подняла небесно-голубые глаза на спутника. Она уже успела представить, как было бы весело, если бы её наставником был Делирий. Наверное, они были бы самой способной парой. Ради Делирия кремовая ученица специально бы ложилась пораньше, чтобы вставать раньше наставника, пробираться сквозь спящие тела остальных воителей и будить Делирия мерным дыханием.
Именно поэтому, она с удовольствием постаралась сделать стойку, которую ей показывал кот из серебра. Осторожно склонившись к земле, кошечка то и дело посматривала на своего «наставника из снов», стремилась сделать идентично ему. Первая попытка далась ей тяжело, но, руководствуясь словами и движениями Делирия, ученица худо-бедно, но всё же что-то смогла сделать. Сделать и порадоваться. Её наставник точно будет счастлив!
Настало время уходить, двигаться дальше. Осмотрев плато в последний раз, Полынь задержала взгляд на нескольких местах, тихо пообещала себе, что завтра с утра обязательно найдёт эти места, освещенные теплым солнышком. И обязательно сводит к ним наставника, посмотрит поближе те самые норки, о которых рассказывал Делирий.
- Делирий, - Полынь назвала его уже второй раз по имени, и теперь имя серебристого учителя звучало более уверенно из её уст. Но, все же что-то тревожило душу ученицы: - Вот в племени у каждого взрослого кота имя состоит из двух слов. А почему твоё имя такое короткое?

Бухта Черепа.

+2

4

-----> Песчаный берег
Перо Крачки мышкой выскользнула из лагеря своего племени и направилась вглубь охотничьих угодий, карабкаясь по узкой тропинке среди неприступных скал. Вскоре перед ней раскинулась холмистая равнина, служащая местом обитания для одного из наиболее часто встречающихся видов добычи котов Шторма - кроликов. Благодаря стройному поджарому телосложению, уменьшающему сопротивление ветра, и длинным сильным лапам, быстро-быстро мелькающим, при этом оставляя за собой  приличное расстояние, охотница способна развивать в считанные мгновения достаточную для погони за этим шустрым зверьком скорость. Правда, порой преследовательнице не удаётся попасть туда, куда сбегает от неминуемой гибели добыча, ввиду больших размеров, а также пониженной по отношению к ней манёвренности. Однако на этот раз забег оказался удачным: почти сразу же учуяв ушастого зверька, серебристая кошка бросилась за ним в погоню прочь от лагеря и спустя некоторое время застала того прямо у отлично замаскированного узкого входа в нору, сбив на землю и перекусив горло. После спринта у Пера Крачки всё ещё бешено колотилось сердце, чесались лапы, готовые вновь умчаться вдаль, а также было тяжело дышать. Но это ничего, скоро пройдёт. Не сразу удалось принять охотнице и то, что не нужно более ожидать выкрутасов от добычи, которая уже мертва, потому никуда не убежит, так как в процессе преследования только этим мысли и были заняты. Действительно, ведь кошка не привыкла возвращаться без добычи, а, заранее продумав возможные варианты спасения преследуемого, можно уменьшить вероятность этого события. Итак, немного отдохнув, Перо Крачки подобрала тушку кролика и направилась обратно в лагерь, осознав, что испытывает усталость. Веки неумолимо тянуло друг к другу, а шаги становились всё тяжелее и тяжелее.
                                                                                                                 -----> Песчаный берег

Отредактировано Перо Крачки (2018-03-25 13:41:33)

+1

5

Начало игры
Результаты охоты
"Великое Облачное племя, и где только носит этого пройдоху?" Начилала закипать Зола, поднимаясь по тропинке к плато, откуда она могла бы увидеть большую часть побережья... и его. "Столь необъяснимые вещи творятся в последнее время в округе. Котята и оруженосцы пропадают буквально на глазах, а ты смеешь не появляться с самого утра?!" Уже мысленно отчитывала сына кошка, преодолевая при этом наиболее крутую часть тропы, где ей пришлось как раз в такт мыслям выпустить когти. О, как она волновалась... Сердце колотилось быстрее при одной только нехорошей мысли по этому поводу, и каждый раз хотелось проклинать на свете всех и вся, даже саму себя. Ну разве не рос Когтишка под её, Летящей Золы, чутким надзором? Разве не ругала, не отчитывала она его бесконечное количество раз за подобные выходки? Почему так сложно понять, что всегда необходимо следовать закону и правилам, появляться на глазах хотя бы два раза в день и уж точно не пропадать с утра и почти до ночи?!
Смеркалось. Наконец, достигнув плато, охотница обратила своё внимание на море, за горизонт которого как раз спешило зайти солнце. Оно также спешило уступить место холодной луне, перестать освещать землю и, как казалось Штормовой, лишить её всякой надежды на скорейшее и удачное возвращение одного оруженосца. Правда, была ещё, теплилась надежда на то, что наставник с ним и совсем скоро, даже пусть в глухой ночи приведёт его домой. В противном случае не сдобровать ни тому, ни другому.
Зола бесшумно выдохнула, а вечерний ветер принёс ей весточку о недалёком расположении весьма обольстительной добычи, о кролике. Облизнувшись, кошка дёрнула тёмными ушами и припала к земле, едва ли не касаясь травы шерсткой. Она бросила последний взгляд в сторону моря и начала красться в совершенно от него противоположном направлении. Всё же, что бы не происходило га душе у неё и каков бы не был груз, мысленные терзания не накормят племя, а пойдут лишь им всем в убыток. Так Зола поступить просто не могла. К тому же охота часто успокаивала её, заставляла мыслить здраво.
Поступив как можно ближе к жертве, кошка почувствовала тревогу серого, тот затих и стал оглядываться по сторонам. Заподозрил что-то зверёныш, тут же ринулся бежать со всех лап на утёк. Но и Летящая была не так проста. Она прыгнула в один момент с ним, преграждая дорогу и заставляя сменить траекторию движения. Кролик попался довольно сообразительный и шустрый, он быстро извернулся и принялся снова бежать. Кошка большим рывком сбила го с лап в один момент, но и тут ушастому улыбнулась удача, он снова оказался на лапах. И вот, кошка приметила невдалеке нору. Стоило подпустить к ней жертву слишком близко, и осталась бы охотница с носом. Нет, ну разве можно допустить подобное? Усилием воли Летящая Зола побежала быстрее и у самой норы сбила бедолагу с лап, наткнувшись на него всем весом своего тела, тут же прокусив шею. Она держала его в захвате пока тот не перестал дёргаться. Кролик оказался довольно крупным, так что Штормовая решила боле не пытать удачу и свои силы на сегодня здесь.
С подверженным в зубах она подошла к краю обрыва плато и села, ловя на себе последние лучи солнца. Там внизу она ещё надеялась увидеть знакомую бурую шерсть, но нигде-нигде таковой не оказалось. Зато на глаза попалась другая не менее интересная и даже вызывающая картинка. Наставник Когтишки, Чёрное Крыло, безмятежно развалил свою тушу на галечном пляже чуть поотдаль от двух обворожительных соплеменниц, что ловили рыбу, явно пялясь на обоих. У Золы даже в висках запульсировало от возмущения. Её сына нигде не было, а этот мышеголовый вояка решил, что самое время устраивать свою личную жизнь! Сузив глаза, кошка резко поднялась, чувствуя как напряжены её мышцы. Уже с самого полудня она безрезультатно ищет шкуры обоих котов, а один из них вот так просто, оказывается, наслаждается жизнью... Зола немедленно выпустила когти, спускаясь по крутому склону горы к тропинке вниз.
------------>Общая пещера

Отредактировано Летящая Зола (2018-04-03 00:34:16)

+1

6

Песчаный берег, лагерь Шторма >>

Ночной Кошмар начал принюхиваться чуть ли не у самого выхода из лагеря. Правда, на самом деле, в этом не было никакого смысла — столько различных запахов соплеменников чувствовалось в воздухе, что выцепить один конкретный запах, тем более, если он уже выветрился или перебился другими ну почти нереально. Это надо быть прямо таки ищейкой, коей Ночной Кошмар, к сожалению, не являлся.

Маленький жуткий красавчик шел рядом с Королевской Коброй, иногда отходя чуть в сторону, чтобы снова открыть пасть и втянуть в себя воздух, надеясь поймать запах ушедшей ученицы. Да и наставник Полыни, если Ночной Кошмар не ошибался, находился в лагере. "Ей здорово влетит, если мы ее сейчас найдем и отведем в лагерь. А если найдем без дичи, то влетит вдвойне. Глупые легкомысленные оруженосцы, как вообще таких делают оруженосцами?" Ну, хватит бурчать, а то словно старейшина какой-то. Но раньше времени Кошмар стареть не собирался, уж точно. Столько еще не сделано, стольким он еще не нагрубил!..

Голубоглазый повел своим длинным хвостом, кинув взгляд на Королевскую Кобру, а затем снова принюхиваясь. Как вдруг...

— Стой, — черный охотник снова втянул воздух приоткрытой пастью, отходя в сторону. Он словно собака опустил голову к земле и стал тщательно вынюхивать. И тут его уши дернулись; он повернулся к соплеменнице, воодушевленно взмахнув хвостом, — Кажется, есть. Это ее запах, но довольно старый.

И они стали идти по следу, уже принюхиваясь вместе. Ночной Кошмар уже надеялся на то, что им будет сопутствовать удача, и найдут они ученицу, которая лишь сладко закумарила в какой-нибудь ложбинке. Но, к сожалению, пока такого не было. Черный кот не только нюхал, но и вглядывался в окрестности — что-что, а зрение у него было замечательное. Но это тоже не дало результатов. И спустя время случилось то, чего не очень хотел Ночной Кошмар — запах оборвался. Охотник пытался несколько раз тщательно все обследовать, разнюхать... Нет, запах обрывался. Безнадежно. Ночной Кошмар раздраженно дернул кончиком хвоста, исподлобья посмотрев на Королевскую Кобру.

— Думаю, нам стоит возвращаться. Нечего силы тратить. Лучше доложить все Предвестнику Далекой Бури, — и, услышав ответ, кот снова лишь кивнул. Как все-таки интересно, что морда у черного Штормового всегда кирпичом. Словно не живой какой-то, ей богу... И, поведя хвостом, Ночной Кошмар отправился обратно в лагерь. С не очень-то хорошими новостями.

>> Лагерь Шторма, Песчаный берег

Отредактировано Ночной Кошмар (2018-04-17 22:57:54)

0

7

Песчаный берег →
Когда очаг твоих мыслей воспален и горяч, ты стараешься взять под контроль это пламя. Ты не допускаешь эмоциям взять верх над тобой, ты стараешься оставаться хладнокровной и все такой же неприступной. Сейчас твой очаг полыхал, но ты полностью погрузилась в эту адову топку. Ты не выдавала своей пропажи, лишь изредка подергивала кончиками усов или кончиками ушей.
Ты шла впереди Ночного Кошмара и совсем не видела того, чем он занимался, а он, между прочим, сразу же начал принюхиваться. Заставив себя вернуться в реальность, ты медленно обернулась и провела взглядом следом за черным котом. Когда охотник поднял на тебя глаза, ты увидела в них разочарование, здесь ничего не было. Внутри закралось негодование, досада навалилась на тебя сверху, но ты лишь прищурилась и чуть оскалилась. Ты не могла понять лишь одного: как так быстро выветрился запах ученицы? Неужели недавно сошедший со скал снег смыл все следы Полыни, а сильные порывы ледяного ветра унесли ее запах подальше от лагеря? Все это, конечно, было плохо, но надо идти дальше вдруг, поднявшись на плато, вы сможете обнаружить хоть что-то?
Взмахнув хвостом, ты отвернулась от Ночного Кошмара и стала взбираться по узкой тропинке, что вела на самую вершину скалы, откуда открывался красивый вид на море и лагерь, а в другую сторону — на плато. Потерпев неудачу здесь, ты рассчитывала, что удача повернется к вам, когда вы подниметесь.
Лапы заскользили по мокрой каменной поверхности, мелкие камешки посыпались вниз. Ты поскользнулась, но удержала равновесие и, остановившись, посмотрела на Ночного Кошмара, который дышал тебе в спину. Затем ты снова начала движение, но уже с выпущенным когтями, тебе было бы стыдно упасть прямо перед молодым охотником.
«Если мы найдем Полынь, то я самолично придумаю для нее наказание. Я не позволю кому-либо просто так покидать пределы лагеря. Да и наставник ее получит по самое не хочу». Ты тут же вспомнила, как в лагере ругались Черное Крыло и Летящая Зола по поводу побега Когтишки. «Примерно то же самое я устрою Полыни и ее наставнику, когда мы отыщем эту несносную ученицу!»
На вершине скалы было холодно. Неприятный ветер ерошил твою короткую шерсть.
Ты остановилась и, дожидаясь пока Ночной Кошмар поднимется, чуть приподняла голову и принюхалась. Ветер дул с моря. Запах соли, водорослей, но нет ничего, что могло бы вам помочь.
Недовольно покачав головой, ты посмотрела на голубоглазого, он так же посмотрел на тебя.
Снова подуло, только в этот раз с другой стороны, ветер поздно вечером был крайне переменчив. Вместе с тем Ночной Кошмар заговорил. Ты повела ушами в его сторону. Он просил тебя подождать. Неужели коту удалось различить в этом порыве запах пропавшей ученицы? Будет чудесно, если это так! Охотник прильнул к земле, словно вынюхивал какую-то дичь, отошел немного в сторону, а потом резко выпрямился, торжественно блеснув голубыми глазами. Кошмар учуял запах Полыни, хоть и старый, но все-таки ему это удалось.
- Ты точно в этом уверен? - однако ты решила переспросить, но заметив его оживленность, ты тут же поняла, что здесь без вариантов.
Вы тут же отправились по слабому следу Полыни в надежде, что все обойдется и вы обнаружите загулявшуюся ученицу. В этот раз ты уже следовала за оппонентом, каждый раз принюхивалась и осматривала окрестности. Ты до боли в глазах всматривалась в округу, но фигура кошки так и не попадалась в поле зрения. Но запах все был, а значит в идете в правильном направлении. Однако вскоре Ночной Кошмар затормозил и вовсе остановился, ты поравнялась с ним. Самые страшные подозрения оправдались — след Полыни плавно растворялся в других запах, а значит она не уходила охотиться, ее похитили.
- Твоя правда, - кивнула ты на слова Ночного Кошмара. - Надо срочно вернуться в племя и доложить о похищение.
Ты чувствовала раздражение, которое тучей витало вокруг черного кота. Вскоре оно передалось тебе. Как же ты сейчас понимала его.
Песчаный берег →

0

8

>> Столбы Вечности

Мы молчим большую часть пути...

Ладно. Молчу я.

У меня в голове мысли разносятся бушующим ураганом, и я не могу ухватиться ни за одну из них: слова уходят от меня, едва я начинаю чувствовать их тяжесть у себя на языке, и мы остаёмся ни с чем – я, сопровождающий меня Ночной Кошмар и полная толстая луна, освещающая нам путь в ночной тишине. Я знаю плато – и всю территорию племени Шторма тоже, хорошая память верно служит в процессе обучения – наизусть, как свои пять передних пальцев, и не испытываю трудностей с тем, чтобы пробираться по нему в темноте. Ветер ерошит мою шерсть, и я подставляю морду под его порывы: он гудит в такт жужжанию мыслей в моей тяжёлой голове.

Я не говорю ни слова и успешно испытываю терпение соплеменника, пока мне не удаётся ухватить беглую мысль за хвост. Я вцепляюсь в неё всеми метафорическими конечностями и не позволяю ускользнуть снова, упиваюсь ей и чувствую, как в предвкушении, и волнении, и животном страхе быть отвергнутым и отправленным прочь скручивает живот – и к горлу подкатывает ком тошноты.

Я сглатываю его.

Оборачиваюсь на Ночного Кошмара с лихорадочным блеском в глазах, растрёпанной от ветра и возбуждения короткой шерстью и смотрю на него с тем трепетом, какой ему, должно быть, дарят кошки, признающиеся в глубоких чувствах. Как котёнок, готовящийся рассказать свой самый страшный секрет.

Я открываю рот – и из него не выходит ничего, кроме вздоха. Мысль панически бьётся. Может, не надо?..

Не надо, не надо, не рискуй. Оно того не стоит...

Я кожей чувствую, что ещё секунда – и я замкнусь в себе снова, и невысказанное продолжит гложить меня. И выталкиваю слова из глотки в последней попытке, и со звуком собственного голоса у меня весь мир надрывно трещит по швам, но вместе с тем я ощущаю, как это правильно. И понимаю: надо. Стоит. Абсолютно всего – моей свободы, чести, жизни – стоит.

Ты когда-нибудь думал о том, что то, что мы делаем, – неправильно?

Отредактировано Ящерка (2018-07-08 23:44:51)

0

9

————> Столбы Вечности

Они сразу на выходе отделились от общей процессии, уходя в сторону. Ночь скоро будет уступать место восходящему солнцу, но пока маленький охотник и ученик растворились в ночной тьме, двигаясь на плато.

Ночной Кошмар глубоко вдыхал прохладный воздух, мысленно легко улыбаясь. Он любил ночь, просто обожал. Всегда вызывался в рассветные патрули, да и нередко охотился ночью, предпочитая, если удастся, днем спать. Сейчас было начало Зеленых Листьев, так что сильные холода уже отступили, а на замену им пришла обычная прохлада. Конечно, бывало и прям действительно холодновато, но... сейчас было в самый раз. Кошмар прекрасно видел в темноте, даже, если не сказать, лучше всех остальных Штормовых.

Голубоглазый также прекрасно видел подрагивание ушей Ящерки, а также его порой нервные подергивания хвостом. Немного зная характер этого мальца, Ночной Кошмар думал, что тот начнет говорить спустя пару минут после отделения от процессии... Малой продержался намного дольше. Похвально. Но в какой-то момент Ящерка останавливается, видимо, гложемый своими чувствами и мыслями. Ученик поворачивается к Кошмару; длиннохвостый находится в паре кошачьих хвостов от светлого. Он смотрит на Штормового такими глазами, словно сейчас раскается в своих самых ужасных грехах, признается в любви или же скажет, что неизлечимо болен и не хочет умирать. Кошмар замер, глядя своими, казалось бы, стеклянными глазами в глаза Ящерки, в которых плескалось множество непонятных чувств. Он пытался что-то сказать, но его рот беззвучно открывался-закрывался.

— Ты когда-нибудь думал о том, что то, что мы делаем — неправильно? — Ночной Кошмар глубоко вздохнул, не дернув ни одной частью тела. Ни ушами, ни усами, ни хвостом. Вот и не выдержал малыш.

— Что ты имеешь ввиду? — негромко произнес голубоглазый, все также бесстрастно смотря на ученика, — Что именно «неправильно» в твоем понимании?

Они вышли проветриться? Или языками чесать? Что за откровения? Кошмар сделал шаг, еще один... Он прошел мимо Ящерки, не оглядываясь, но идя предельно медленно, прогулочным шагом, смотря вперед себя, иногда немного поглядывая по сторонам. Коты Шторма хорошо знали свою территорию, но, если быть честным, чуть ли не каждому было лень углубляться в «дебри» плато. Чтобы поймать добычу далеко заходить не надо было, и поэтому стоило ли Штормовым тратить свои силы, чтобы зайти дальше?

И за всем этим разг... Молчанием двое котов зашли предельно далеко на плато. Это не страшно, просто немного непривычно. Не смертельно...

Ночной Кошмар приостановился. Что-то было не так, было непривычно. Он пока не понимал, что именно, но некое гнетущее чувство неизвестности всколыхнулось в черном коте. На всякий пожарный он приподнял хвост в предостерегающем жесте, надеясь, что Ящерка не совсем тупой и немного помолчит, основываясь на том, что Ночной Кошмар не просто ради прикола все это делает.

Голубоглазый неспешно поднялся на очередной холм, глядя по сторонам. Некое преимущество в виде хорошего ночного зрения сейчас было как нельзя кстати. Внимательные глаза выцепили пару камней, которые были какой-то странной формы. Слишком... правильной. Если бы Ночной Кошмар был андроидом, его диод сейчас бы мелькал красным. Он не понимал, как раньше не мог заметить это место. А он еще считал, что прекрасно знает свою территорию.

Пока было странно, но опасностью не веяло. Кошмар принюхался, открыв рот. Втянув в себя запахи, длиннохвостый охотник не учуял ничего необычного. Что ж...

— Если издашь звук, я самолично сверну тебе шею, — звучало серьезно и холодно, но... Кошмар не сомневался, что, пусть и тихо, пусть и осторожно, но Ящерка все же что-то скажет. Про свои переживания или что он там вообще чувствует. Ночной Кошмар же тем временем стал дальше медленно продвигаться вперед. Подушечки лап коснулись какой-то гладкой поверхности. И это оказались камни. Ночной Кошмар чуть нахмурился, не понимая. Лапой он немного отодвинул траву, и его взгляд упал на некую вытоптанную дорожку, выложенную камнями. Очень и очень странно. Но исследовать надо. Незаметно от Ящерки маленький охотник скривился. И вот надо было ему наткнуться на нечто новое и, возможно, опасное с ТАКИМ напарником. Уж лучше бы с каким-нибудь воителем... Что ж, выбирать не приходится.

Но осторожно, шаг за шагом, он направился в сторону неизвестного.

----------> Неизвестная территория

Отредактировано Ночной Кошмар (2018-08-18 21:57:41)

0

10

Я прекрасно знаю, как верно выразить мысль: не просто так с юношества трачу долгие часы, дни и целые луны, обдумывая его и перебирая в голове сотни вариаций самых различных ответов и реакций на них, – и осторожно молчу зачем-то, словно забываю обо всех мысленных клятвах рассказать обо всём своему неслучайному собеседнику. Мой пыл утихает под взглядом Ночного Кошмара, но я не жмусь и не строю перед ним испуганное дитя, замешкавшееся с ответом, а отвечаю спокойным взглядом кота, искренне верящего в свои убеждения. Я не боюсь Ночного Кошмара – мне интересно, сможет ли он понять суть моих слов и принять правду, которую я стремлюсь нести.

С этой мыслью во мне разгорается огонёк любопытства.
И медленно – шаг за шагом – отступает неуверенность, сковывающая меня.

Я не сопротивляюсь новым ощущениям и позволяю им завладеть мной, но держу себя в лапах – изучаю своё нутро: чувствую тяжесть новых слов, грузом повисших на языке, слушаю ускорившийся ритм сердца и скрупулёзно отсчитываю каждый удар, расправляю плечи. Сосредотачиваюсь сам не знаю на чём – просто чувствую, что надо привести мозг в порядок и избавиться от мешанины мыслей и чувств, слишком долго мариновавшихся в нём – и... затихаю. Ночной Кошмар не спешит продолжать диалог (ждёт моего ответа? нарочито не проявляет интереса?), а я пользуюсь возможностью и позволяю себе продумать свои следующие слова – и в этот раз волнение, на моё удивление, покорно отступает.

В процессе пути мы идём дальше, почти выходим за территорию Шторма – дальше наши воины не прокладывают свою дорогу. Ночного Кошмара что-то привлекает на земле, и я отвлекаюсь от размышлений, чтобы посмотреть тоже – охотник может считать, что все вокруг него тупы, как пни, но, к его сожалению, не он единственный во всём лесу имеет глаза и осязательные рецепторы на лапах. Я хмурю лоб и прослеживаю взглядом цепочку идеально ровных камней, несвойственных для горной местности – и для любой кошачьей территории в принципе тоже.

Ночной Кошмар приказывает мне молчать, и я тихо фыркаю на его бандитскую манеру общения.

Не в твоём характере угрожать соплеменникам смертью, – говорю я негромко: мне действительно не хочется привлекать к нам лишнего внимания, но Ночной Кошмар явно преувеличивает, когда воспринимает ситуацию настолько серьёзно. Мы в шаге от территории, карту которой давно выжгло солнце на сетчатке глаза каждого Штормового кота, и я не чувствую опасности только из-за того, что мы натыкаемся на что-то неизвестное...

Я задумываюсь. У Ночного Кошмара есть причина волноваться за его и моё самочувствие – Бушующая Стихия сама свернёт ему шею, если он вернётся домой без меня, она хорошая мать, – но мной завладевает чистой воды спортивный интерес.

Боятся ли племенные коты нового в своей жизни? Изменений в рутине?

Камни не наши, – веду я плечами. – Возможно, выложили Двуногие. Может... строят тут новое гнездо, – или планировали построить в прошлом: наши дозорные не приносят вестей о подозрительной активности в этих краях, а гладкокожие существа имеют неприятную привычку шуметь. – Пойдём, посмотрим. Может быть, мы найдём там заросли трав и обеспечим племена запасами на несколько сезонов вперёд.

0