У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



grey cataclysm

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава I. Паспорт персонажа

Имя
Катаклизм

Пол
Самка

Возраст
30 лун

Племя
Одиночка

Статус в племени
Сектантка

Статус по крови
-


Глава II. Углубляемся в подробности

Внешность
Длинноногая и худощавая, Катаклизм то и дело прижимается к земле, будто бы боится, что ветер ее тут же унесет – последствия долгих путешествий на корабле. Земля еще непривычно твердая, не шатающаяся как пришвартовывающаяся лодка, а дали – не такие бескрайние. Имея привычку разглядывать горизонт, Катаклизм смотрит сквозь собеседника, больше разглядывает то, что находится позади него, отмечает, как контрастно кот смотрится с окружением. А уже потом, будто бы отходя от забытья, вздрагивает и концентрируется на глазах собеседника, смешно скашивает глаза и пожимает плечами – ничего не может с собой поделать.
Говорит громко, четко и повышает голос, пытаясь выделить основную мысль в предложении – так, чтобы слышали все, и никакой сильный ветер не перебил её. Иногда к словам добавляет своеобразную эмоциональную окраску, подкрепляет мимикой: широко раскрывает глаза, прижимает к голове уши или улыбается, показывая клыки. Мимика и эмоции, по мнению Катаклизм, основное в общении, поэтому надо выкладываться на полную, но не «переигрывать». Никому не понравится, если улыбка будет широко-натянутой, а агрессия – театральной.
Шерсть её – короткая, колючая и жесткая. Катаклизм кажется, что только благодаря своей шерсти она не ушла на дно после кораблекрушения. Конечно, тут также сказываются навыки и привычки путешествовать, но, естественно, внешние данные стоят на первом месте. Катаклизм будто бы была рождена для того, чтобы провести всю жизнь в море. Что касается окраса – Катаклизм будто бы искупалась в нескольких банках с краской: на белом холсте то здесь, то там раскиданы черные и рыжие кляксы, наложенные друг на друга и сливающиеся в более темный цвет. Глаза кошки большие, круглые. Их цвет, как думает сама Катаклизм, схож с цветом прибрежного моря.
А еще у Катаклизм крысиная морда и огромные уши-локаторы, которые пестрошкурая всегда держит востро – слушая звук моря или тихие шаги будущей добычи. Из привычек же – любовь задирать нос каждый раз, когда спор заходит в тупик, и пестрая выходит из него победительницей да повторять какие-то людские фразы, которые Катаклизм слышала от моряков.

Характер
Гроза морей, борец за справедливость и любимица всех людей на планете – так считает Катаклизм про себя. Слишком хорошая сказка? Увольте, ведь как же так! Она стольким помогла на своем пути, стольким подсказала и показала истины жизни, а еще останавливала шторм! Так же говорили моряки, верно? Словом, самоуверенности ей не занимать – и мастерица на все лапы, и ловкий хищник, и ведь любимица богов – призвали морскую кошку, навлекая шторм на дружеский корабль! Значит, Катаклизм была нужна.
Но, даже учитывая сложившиеся обстоятельства, пестрая продолжает быть себе на уме и действовать по зову сердца, как самый настоящий дружелюбный пират. Разгромы и разбои? Она с радостью, и даже звать не надо – тут же придет. Искать сокровище в глубине острова? Катаклизм несется навстречу, лишь пускает пыль в глаза замешкавшимся спутникам. Ей хочется быть в каждой бочке затычкой, нравится прижиматься ближе к собеседникам и нависать над ними дабы сгладить обстановку и показать – «Эй! Да я же своя!» Понимает ли она, что не каждому собеседнику нравится подобное? Нет, и даже не стремится понимать – цените и уважайте рвение Катаклизм, пока оно рвется из чертогов сердца и не обуревает все близ расположенное.
Катаклизм довольна собой большую часть времени. Недовольна бывает лишь тогда, когда взгляд спотыкается о бескрайние глади моря – хочется назад, на корабль, бороздить просторы и наслаждаться соленым привкусом воды. И если последнее она может сделать запросто, просто взойдя на пирс деревеньки двуногих, то с первым будет сложней. Но и здесь нет особой трудности – Катаклизм может с легкостью пробраться в ночи в то же поселение, взобраться на лодку, стоящую на воде и засесть там на час-два, а может и больше, да наслаждаться мерными покачиваниями. Она не унывает понапрасну, ведь рано или поздно её друзья вернутся за ней на том самом расписном корабле, обойдут остров и вспорют глотку каждому, но найдут свой талисман и увезут в очередное кругосветное путешествие. А Катаклизм им за это мышку принесет.
Она интересуется всем, на что упадет взгляд, придумывает объяснение неприятным последствиям и пытается подбодрить каждого на своем пути. Однако, даже выглядя слишком веселой и находчивой морской путешественницей, Катаклизм нередко включает внутри себя хитрую авантюристку, щурится и насмешливо улыбается – готовит собеседника к будущей тираде, овладевает его секретами, а затем использует информацию против рассказчика. Такое случается лишь в случаях, когда разговор ну совсем не клеится, и кот, расположенный чуть ранее положительно, начинает обременять Катаклизм своими неудачами, обвиняя пестрошкурую во всем, что придет в голову. А Катаклизм злопамятная – кто бы знал, насколько. Она может с доброй улыбкой отпустить собеседника на все четыре стороны, а затем, подкараулив момент, вцепиться мертвой хваткой в лопатки, прокатиться, да так и не выпустить из тисков. Как учили моряки – бей так, как будто это последний бой. Вот Катаклизм и бьёт.

Биография
Жизнь – забавная штука. Она может засосать в воронку событий ничего не подозревающую личность, впустить в её мир новые краски и играться столько, сколько душе позволит. Хотя, есть ли душа у жизни? Катаклизм считает – да. За свою не столь долгую жизнь она может похвастаться тем, что видела мир воочию, и не была скована рамками, запрещающими ей делать то, что нельзя и разрешающими то, что можно. Катаклизм всегда была себе на уме, начиная с самого рождения и заканчивая нынешним временем, и ни родители, ни грязные двуногие, ни верные друзья – никто не мог остановить её.
Впрочем, жизнь кошки началась не здесь, далеко за пределами реальности островных котов: там, где, как считает Катаклизм, не было и лапы островитян. Она родилась под скрипучими половицами в объятиях дрожащей матери-кошки, судорожно вылизывающей целый выводок котят. Среди пищащих склизких и лысых комков Катаклизм была самой крикливой, самой непослушной. Сколько бы мать ни пыталась угомонить несносное чудовище, Катаклизм продолжала выругиваться на своем котеночьем языке и требовать все внимание к себе – не дело это, когда братья и сестры получают хотя бы толику внимания со стороны матери-кошки. И так было до тех пор, пока хозяин тех самых скрипучих половиц не решил обратить внимание на источник шума и не вскрыл пол. Семь маленьких котят и одна взъерошенная крапчатая кошка смотрели с непониманием на великана, который, казалось, был настроен совсем не радушно. Но, так только казалось.
Хозяин оказался вполне добродушным человеком, поднял животных, обогрел, накормил и втерся в доверие. А затем, когда котята подросли, раздал практически всех. У него осталась лишь Катаклизм. Хотелось бы ей другой жизни? Нет – и это будет вполне честно. Её не сковывали обязательствами и запретами, вроде «Если не поймаешь мышь – не выпущу тебя из дома» или «Хватит орать, ты уже обедала!» Добрый дядя видел в Катаклизм какой-то потенциал, видел её своенравность и не хотел рушить ту тонкую грань отношений, которую смог выстроить с трудом. А Катаклизм и рада: она может исследовать человеческий мир, может ловко уходить от чужих огромных лап и может сражаться с котами за мусорные баки (дома кормили хорошо, но как же без баков, а?).
История одной деревни закончилась для Катаклизм довольно быстро - тогда, когда в порт пришел разукрашенный большой корабль. Веселые матросы на борту пели песни во все горло, как обычно пела песни Катаклизм, а их бочки были полны дурнопахнущей жидкостью, в которой пестрая с удовольствием бы искупалась. Однажды проникнув на корабль и изучив там все, она стала заглядывать туда ежедневно. Даже умудрилась в трюм забраться, откуда, конечно, её вынесли на руках и попросили так не делать. А через несколько дней, когда веселая кошка вернулась и порт, и вовсе уплыли. Без нее.
Сначала Катаклизм не почувствовала ничего – все бывает, и жизнь дает попробовать многое, но также любит и отбирать. А затем, через несколько дней, стала тосковать. Дурнопахнущая жидкость, улыбчивые двуногие и пороховой запах – все это будто бы не собиралось возвращаться в мир разноцветной кошки. Нередко она приходила в порт лишь для того, чтобы сесть на край причала и смотреть вдаль, подергивая ушами и видя очередной корабль. Не тот. Совсем не тот. Мир стал уменьшаться, давить на голову.
Вдохнуть полной грудью она смогла лишь через луны после, когда вновь увидела старых знакомых в порту. Тот же расписной корабль, те же матросы с веселыми лицами, но уже иная жидкость в бочонках. Лишь завидев пришвартовывающийся корабль издалека, Катаклизм рванула к нему с дикими криками, ткнулась в ногу капитана судна и долго терлась о его ноги, приветствуя да возмущаясь, куда же они уплыли. Люди в свою очередь узнали в кошке знакомую морду, подняли на руки, изгладили, обогрели и, как показалось Катаклизм, даже поблагодарили за то, что она их вспомнила. Чуть позже – вечером – разрешили без опаски побродить по судну, дали потрогать штурвал корабля и взобраться по мачте. А еще чуть позже – предложили стать корабельной кошкой. Котом, если быть точней.
Моряки – люди простые. Им неведомо, что у котов редко встречается пестрый окрас, а под хвост заглядывать – что это за неуважение? Считая, что никакая дикая или домашняя кошка не подошла бы к кораблю на такое близкое расстояние, да не встретила с таким зычным мявом старых знакомых, они все остановились на мнении, что Катаклизм – кот. Просто тощий – видимо недокормили бедняжку – балагур. За это и прозвали Катаклизмом, да еще и порадовались, мол, смотрите, будем возить на корабле свой собственный Катаклизм. Суеверные люди эти моряки, верят в то, что это им поможет избежать неприятностей. И Катаклизм тоже верила, пусть и не такая суеверная, как моряки. Поэтому, она довольно согласилась путешествовать с ними, совершенно забыв о том, что где-то там, среди домов и каменных стен, ждал хозяин. Ну, как согласилась – мяукнула и довольно прыгнула на плечо капитана, когда увидела его широкую улыбку. Она не знала на что соглашается, но знала, что этим радует двуногого.
Так и начались приключения Катаклизм. Она рассматривала бесконечные просторы водной глади, взбиралась по мачтам и иногда ловила крыс в трюме. Привязана же, как питомец к хозяину, к морякам кошка не была. Люди – лишь спутники, показывающие Катаклизм мир и катающие на огромном чудище. Впрочем, моряки были и этому довольны. Ушел кот с корабля – невелика потеря. Остается на корабле – уже лучше: иметь кота на борту – хороший знак.
Её приключения закончились тогда, когда моряки не справились со штормом. Сильнейший ветер трепал кораблик точно бумажный, водил из стороны в сторону. Водило и Катаклизм: её вовремя заперли в трюме, но это не помешало кошке прочувствовать своими боками все углы. Сжимая от боли и отчаяния зубы, пестрая стремилась хотя бы силой мысли выровнять корабль – не зря моряки называли её талисманом.
Всё тщетно. Катаклизм это поняла лишь тогда, когда звуки «борьбы» на палубе стихли, а в трюм ворвался поток соленой воды, вымывая кошку наружу и удушая её в своих крепких объятиях. Жизнь дает и отбирает.
Очнулась Катаклизм лежащей на дощечке в море. Близ неё – песчаный берег, а совсем рядом – кот, толкающий доску к суше. Его имени Катаклизм не спросила, да и неважно ей это было, поскольку сознание, еще не очнувшееся до конца, пыталось связать события в одну цепочку. Её только что выбросили с корабля?
Когда голова наконец прояснилась, а нос начал дышать, Катаклизм расспросила обо всем своего спасителя и пришла к выводу, что её моряки справились со штормом, просто не смогли уследить за волной, забравшей с собой их талисман. Но ничего, придет время, и они отыщут её – просто надо потерпеть.
Она сидела на берегу несколько дней, почти не спала и не ела. И если бы кот, спасший её, не был так добр и не приносил ей каждый раз мышку, то, наверное, Катаклизм не выжила и двух дней. После же нескольких почти бессонных дней, она все же ушла с берега, пошла следом за спасшим котом и узнала больше, чем того надо было: тут жили островные коты-дикари, а также жили те, кто был избран морем. И естественно, вспоминая события прошлого, Катаклизм пришла к выводу, что море избрало и её, поэтому начался шторм и поэтому моряки не могут найти её. Морской бог захотел видеть пеструю кошку в своих рядах, чтобы она сделала все то, что он ей скажет. Потому что Катаклизм – не какая-то сухопутная крыса, тысяча мышей!
Так она и присоединилась к сектантам. И, тем не менее, её сердце продолжает требовать моря.

Пробный пост
посты Полыни


Глава III. Данные игрока

Связь с вами
Полынь

Как часто готовы писать посты?
по мере возможности при пинках и если меня не будет отвлекать какая-нибудь игра, в которую ну очень хочется поиграть

Личный статус
cause a pirate is free

Отредактировано Катаклизм (2018-04-28 02:32:14)

+2

2

Добро пожаловать в Игру!
Сюда стоит заглянуть:
Заполнение профиля
Список племен
Занятые цепи имен
Текущий сюжет
Доска объявлений
Поиск связей

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/4/17/2f258f22ac365ce92575aa0535b50ff4-full.jpg

здесь запах моря и шум прибоя

0