У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Король Лев. Начало СW: последнее пристанище
Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! НА РЕГИСТРАЦИИ В СЕКТУ ВОЗМОЖНА ПОДАЧА УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЫ!

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Сезон Падающих Листьев. Холодно; небо скрыто тучами; резкий, порывистый ветер; на море шторм.
Идёт год Бурь. Вечереет. Во всех племенах проходят собрания. Глава Секты собрал своих товарищей в Большой пещере и вещает нечто очень важное.

[22/10] обновлены баннеры ролевой;
— добавлены аватары по умолчанию Игрок/Гость;
— на ролевой появился Магазин Персонажей.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Скалы


Скалы

Сообщений 11 страница 20 из 23

1

http://s8.uploads.ru/G9Tkg.jpg

Скалы тянущиеся к облакам поросли лесом. Крутые склоны и острые пики, но где-то среди них бежит тропинка, по которой коты вполне могут забраться наверх.

0

11

---> Ущелье

Делирий неторопливо шёл, глядя себе под ноги и следя за котятами, но периодически поднимая взгляд на небеса, усыпанные звёздами. Полная луна отлично освещала путь.
Он знал, что котята, запуганные жестокими сектантами, могут разбежаться, а потому нарочно вёл их на плато, откуда нет лёгкого пути к побегу. Вниз со скал он им спрыгнуть не даст, а догнать котёнка, пытающего спуститься по каменной насыпи, никому не составит труда.
- Если у кого есть вопросы, задавайте, я постараюсь на всё ответить, - бархатисто промурлыкал Делирий, делая последний рывок и помогая отставшим котятам забраться на скалу. Подойдя к самому краю, он устроился поудобнее и поднял взгляд к небу. Его глаза из голубовато-зелёных стали совсем небесными и блестящими. Он любил звёзды, во многом потому, что ничего о них не знал. Эти недосягаемые светлячки, словно множество сверкающих глаз, глядящих на него из темноты бескрайнего неба, завораживали Делирия. Найдя взглядом Полынь, он добродушно улыбнулся маленькой мечтательнице.
- Смотри, как их много, Полынь, - негромко сказал он, зная, что Катаклизм, его бдительная протеже, не позволит никому из котят бежать, пока он беседует с Полынью. - Но они так блестят только потому, что небо полно тьмы. Звёзды не светят без темноты. Так и все котята, наши маленькие герои, должны пройти свои испытания, чтобы спасти племена от Облаков, которые сковывают котов после смерти и не дают им прожить новую жизнь. Порой им будет грустно, им захочется бежать прочь. Но они должны побороть чувство страха. А мы с тобой непременно им в этом поможем.
Делирий повернулся к котятам и указал им на небесные просторы.
- Разве вы, маленькие, хотите, чтобы ваши родители, ваши друзья, соплеменники - все стали пленниками, когда злая судьба заберёт их у вас? Не лучше ли, если они начнут жить заново, вместо того, чтобы страдать от одиночества в облачном плену? Только вы, неиспорченные, нетронутые Облаками, можете помочь им стать свободными. Мы все вместе пройдём этот тяжелый путь, и в конце каждого из нас будет ждать свобода: безграничная свобода, столько свободы, сколько звёзд во всём этом небе. Осталось совсем немного, поверьте. Вы не пожалеете о том, через что прошли, когда увидите, каким прекрасным станет мир благодаря вам.
В очередной раз Делирий вспоминал своих павших друзей. Патруль, который не смог сберечь от собак. Владыка дал Делирию шанс спасти всех, и никакие садисты не помешают ему доказать котятам, что они делают доброе дело, принося себя в жертву. Правда, серый кот предпочитал не акцентировать внимание на жертве как таковой, предпочитая рассказывать котятам про путь, который необходимо пройти. Но он обо всём им расскажет постепенно, тогда, когда они готовы будут понять и принять. Катарсис, Остроух и остальные слишком сильно запугали их. Если котята не заходят добровольно помочь Владыке, всё будет провалено, испорчено. Никто не будет спасён. Делирий этого допустить не мог. Он хотел, чтобы пророчество свершилось, и котята подчинились Владыке по доброй воле.

+2

12

---------------------Ущелье
Холодок так глубоко вдыхал свежий прохладный воздух, что у него закружилась голова. Котёнку хотелось сорваться с места и помчаться вперёд на пределе возможностей, неважно куда - главное, что вокруг не было стен, а над головой не свисали сталактиты. Разумеется, шанса пробежаться у него не было - пока - и оставалось идти след в след за Делирием, бок о бок с остальными пленниками. Невыносимое ощущение.
Сектантов было не так уж и много - всего двое взрослых котов, но один шёл впереди, а вторая - позади, и Холодок пока не мог придумать, как бы улизнуть. Хорошо, что довольно много котят согласилось отправиться на прогулку - может, так внимание тюремщиков рассеется между ними. Альбинос стрелял глазами вправо и влево, засекая узкие дорожки, нависающие склоны, под которыми можно спрятаться.
Делирий заговорил с кошкой по имени Полынь, и Холодок впервые обратил на неё внимание, вдруг вспомнив, что это имя ему знакомо. Он шёл прямо за величавым котом, а потому и Полынь вышагивала перед ним, и котёнок смог рассмотреть её. Точно, она ему знакома! Она из племени Шторма!
«Какого чёрта, Полынь?» - Холодок с негодованием прожигал взглядом спину соплеменницы (бывшей?). Он не очень понимал, почему их общий враг так легко и почти ласково общается с ней.
«Неужели предательница? Как же тебя соблазнили примкнуть к ним?!»
Разумеется, вслух котёнок ничего не произнёс; пока не разобрался в ситуации, лучше помалкивать, а то вдруг он подставит Полынь, если покажет, что знаком с ней? Может, это её хитрый ход, чтобы запудрить мозги сектантам... Если так, он пока понаблюдает со стороны - может, что и выяснится.
Делирий остановился и заговорил. Речи каждого из этих котов были похожи на густой тягучий мёд... или скорее яд гадюки, который затекал в уши и помутнял разум. Холодок не понял ничего, разве что слова про облака вызвали у него ассоциацию с Облачным племенем. Может, он о нём и говорит? Тогда неудивительно, что всё звучит так странно и запутанно. Как ещё может быть с умершими котами, являющимися целителям во снах? Холодка такие возвышенные вещи как-то не особо интересовали, а слова сектантов он неизменно пропускал через призму субъективности, по умолчанию считая всё это полнейшим бредом, призванным, вероятно, свести их с ума. Авось, наслушавшись, они и сами захотят со скалы сигануть?
«Надеюсь, он сейчас не этого добивается».
Холодок краем глаза глянул на ровесников, угадывая их реакцию на то, что сказал Делирий. Вздохнув, запрокинул голову, вглядевшись в холодные далёкие звёзды. Очень приятно видеть над собой широко раскинувшееся небо, сверкающее звёздами, а не низкий потолок ущелья, с которого постоянно капает затхлая вода.
«Задавать вопросы... что бы такое спросить, чтобы отвлечь их?»
Холодок, чувствуя на себе взгляды сектантов - его ни на секунду не упускали из виду, как и остальных котят - осторожно подошёл к краю плато и глянул вниз. Вид открывался такой, что лапы начинали дрожать. С одной стороны, откуда они пришли, спуск был довольно пологий, надо было перепрыгивать с камня на камень, а с другой - довольно крутой, спрыгнешь и покатишься кувырком. Но так его точно догнать не смогут. Но будет больно.
Холодок снова вздохнул, вздох вышел прерывистый, потому что лёгкая дрожь его не отпускала.
- Так В... Владыка, - альбинос помнил, что именно так многие сектанты называют своего Бога, - живёт на звёздах?
Вопрос он задал наобум, но тут же собрался и придал тону больше уверенности.
- И мы должны добраться до него в конце этого тяжёлого пути? - котик поднял взгляд рубиновых глаз на Делирия. - И вы тоже там будете? Разве вы не... испорчены облаками, ведь вы уже взрослый?

+1

13

-------> Скалы
Дрожь. Мои маленькие лапки идут по довольно гладкой тропинке. Взгляд небесных, голубых глаз то и дело дергается в сторону. Я пытаюсь запомнить мельчайшие детали, чтобы в будущем знать, куда улизнуть. Мой последний шанс, шанс на свободу. Однако я, то и дело бросая взгляд на пропасть, ожидая где-то внизу увидеть шкуру соплеменников. Или назад, дабы убедиться, что они следят, и держат все под контролем. Я не нахожу их глазами, не нахожу родной, щекотящий ноздри запах. Втягивая воздух, ощущая лишь холодный воздух, что не помогает согреться. Я невольно дрожу каждый раз, как ветер касается моей черной, короткой шерсти. Наверное, самым пушистым котикам в этот момент тепло и уютно, особенно котам Племени Солнца.
Я то и дело пытаюсь разглядеть лагерь Солнечных с высоты птичьего полета, но тщетно. Видимо, их занесли довольно далеко, за пределы территорий племен. Или они так защищены, что их невозможно увидеть даже здесь? Или просто он где-то там, а она не узнает родной остров? Или это потому-что она еще не знакома со всеми лазейками моего племени?
Однако я быстро начинаю более внимательней смотреть под лапы. Не хотелось бы мне ненароком  поцарапаться. Хотя, конечно получить увечья от сектантов было намного страшнее, но и тут не хотелось пострадать. Чувствовалось, что спасение рядом. Именно поэтому я боялась за себя.
Я также то и дело слежу за сектантами, которых было двое. Делирий и Катаклизм, кошка шла впереди, ведь так велел кот намного старше, что решился заканчивать их небольшой отряд. Их не было так много как в ущелье, но смотря на них, можно было представить их силу. Мимо них будет сложно проскочить, но если выбрать более удобный подход, всякий выбор найдешь.
Кстати говоря, моя голова уже совсем разрывалась от достаточно взрослых мыслей. Будучи котенком я не должна волноваться об этих проблемах, ожидая родителей, держа детскую надежду и наивность. Но желание вернуться домой буквально убивало эти мысли.
Резко ее взгляд тронулся до котенка, что также внимательно следил за их путем. Однако он следил за путем более опасней, крутой склон. Неужели он не боится рискнуть? Там он точно может сломать что нибудь. Но, наверное он также хотел вернуться домой. Стоит ли мне винить того, что чувствует тоже самое?
Втянув воздух, я точно поняла, что котенок не из Племени Солнца. Его запах чем-то напоминал ей Полынь. Пусть она и не принюхивалась к новой соседке, запахи были схожи. Неужели они из одного племени? Но почему кошка ничего не говорит. Она предательница? Кучу вопросов вновь терзали мою маленькую тушку до последнего. Но я отбросила эти мысли. Сейчас не нужно об этом думать. "Пусть и полезно познавать мир, но сейчас мои мысли должны быть поглощены только побегом"

Они пришли. Делирий оповестил их об этом. Я невольно подняла свой взгляд на небо, что усыпано звездами. Они быстро заворожили меня, я никогда не смотрела на такое. А еще и полная луна довольно хорошо освещала их путь. С солнцем не сравниться, но было тоже не плохо.
Разве вы, маленькие, хотите, чтобы ваши родители, ваши друзья, соплеменники — все стали пленниками, когда злая судьба заберёт их у вас? Не лучше ли, если они начнут жить заново, вместо того, чтобы страдать от одиночества в облачном плену? Только вы, неиспорченные, нетронутые Облаками, можете помочь им стать свободными. Мы все вместе пройдём этот тяжелый путь, и в конце каждого из нас будет ждать свобода: безграничная свобода, столько свободы, сколько звёзд во всём этом небе. Осталось совсем немного, поверьте. Вы не пожалеете о том, через что прошли, когда увидите, каким прекрасным станет мир благодаря вам. - Его слова звучали мудро и правильно, но она не хотела умирать. Хотела жить. Он, прожил долгую и счастливую жизнь. Неужели они не могут повторить этого также? А уже потом их будет ждать Облачное Племя, где они смогут отдохнуть с облегчением. Но, не сейчас.
- Нет. Мы все хотим жить. Хотим жить, встречая все возможные горести и печали, после которых следует счастье. Разве ты, хотел бы умереть? Умереть, не распробовав жизнь на вкус, не познав все его тайны? ВЫ нас лишили свободы. Хотите забрать наши жизни ради глупого Бога! Вы видели его хоть раз? - Чуть ли не прорычала я, смело выступив вперед. Я рисковала, так как никогда. Я старалась не подавать виду страха, что был сейчас в моей голове. Вдруг мне удастся уговорить его? Детская наивность заиграла во мне, я с надеждой взглянула на остальных котят, ища в их глазах хоть каплю поддержки. "Боже, и зачем я только решилась? Сейчас меня растерзают на этом месте, они же беспощадны"
Если они сорвутся, я попробую сбежать. Я немного запомнила дорогу назад, ничего не мешало мне рвануть и прямо сейчас, но там стояла Катаклизм.
- Если вы отпустите нас, и отведете домой, мы будем свободными...

Офф

Да, я решил попробовать с первого лица. Так получилось намного удобней, скорее всего, буду продолжать играть именно так.

0

14

ущелье.

Путь был долгим и тернистым. Не сказать, что Полыни нравилось перебирать маленькими лапками по каменистым уступам, но она не отличалась излишней прихотливостью и старалась идти наравне с группой. Более того – здесь был Делирий: тот, чьё имя кошка повторяла про себя снова и снова, боясь, что вот-вот проснётся от долгого, но приятного сна. Игра воображения – штука довольно интересная: стоило котёнку вспомнить о племени, как из неоткуда появился Холодок. И пусть его вид был испуганным, а сам он казался не слишком доверяющим взрослым котам, Полынь не обращала на это особого внимания. Заворожено осматриваясь по сторонам, она то и дело оступалась, непривыкшая к каменным путям, а потом на время останавливалась, наблюдая, как мелкие камушки летят вниз, с пологого спуска – тропы, которую взрослые выбрали, чтобы в безопасности сопроводить котят повыше.
Если честно, сначала Полынь испугалась: ведь, если показаться наверху, то Облака могут увидеть маленькие головы племенных и не очень, могут забрать в свои цепкие лапы и не отпускать. Но потом она успокоила себя тем, что Делирий и Катаклизм, верно, знают свое дело: они не допустят того, чтобы Предки забрали тела котят наверх, не позволят заточить невинные души в темницы на небесах. Этим кошка и успокаивала себя, время от времени следя за тяжелыми шагами серебристого кота, а затем поворачиваясь к худощавой кошке с длинной мордой. Подобных Полынь видела редко, но всегда удивлялась тому, как же небрежно и в это же время грациозно выглядели коты с таким телосложением. Она сразу вспомнила Ящерку, который чем-то был похож на Катаклизм – а вроде Делирий назвал ее имя именно так. Удивительно, что даже сама природа – Катаклизм – выступала против воли Облачных Законов. И Полынь было даже подумала, что расспросит голубоглазую о том, какие мотивы преследует она, обращаясь против навязанной другими веры. Но всё это потом, а сейчас ей не стоило отставать от Делирия.
Конечно, из ее головы не мог выпасть силуэт страшного рыжего кота, который чуть не наступил на нее, лишь примял боком. Вспоминая ужасный взгляд, она непроизвольно вздыбила загривок и округлила испуганно глаза, представляя, как этот самый кот бежит следом, чтобы наступить на нее еще раз. Однако потом она сразу откинула злополучные мысли, догнала лапы Делирия и доверчиво прижалась – всего на секунду – к одной из, чтобы ощутить чужую защиту. И ощущала ее, несмотря на странные взгляды котят, нет-нет, да брошенные в ее сторону. Полынь не могла понять подобное отношение, зная из рассказов Делирия исключительно хорошее.
Когда они остановились, кошка воодушевленно подняла темную мордочку вверх и всмотрелась в величие звездного неба, не укрытого темной пеленой туч. Считая звезды над головой, кошечка поежилась от холодного ветра и очарованно проскользнула взглядом по россыпи звезд, отделенной от остальных темной полосой бескрайнего неба. Ночь всегда манила Полынь, и, возможно, именно поэтому-то она и встретила большого кота с переливающейся шерстью, который был будто туманным клочком, едва-едва прикрывающим звёзды от чужих Облачных глаз. Делирий был для нее чем-то невероятным, сказочным. Он был чем-то, что Полынь никак не могла описать, сколько бы слов не возникало в её голове. А его голос, мягкий и бархатистый, заставлял замолкать текущий поток мыслей и чувств, и вслушиваться в каждое слово. Как, например, в эту секунду.
- Маленькие светлячки перебрались на небо, чтобы освещать путь заблудшим душам, - прошелестела темномордая кошка, не отрывая взгляда на небо. Она слушала несбивчивый голос Делирия, игнорировала резкие и порывистые слова Катаклизм, и всматривалась в звёздные пятна, стараясь разглядеть мордочки каждой из них. До сих пор уверенная в том, что звезды и светлячки – это что-то родственное, схожее между собой, Полынь мысленно просила дать ответы на многие волнующие её вопросы. В частности, она хотела знать, сможет ли ее чистая душа помочь Делирию и спасти каждую душу, упрятанную в свинцовые клетки Облачных предков. Звёзды на стороне котов-из-скал. Они должны знать.
- Мы справимся с испытаниями, какими бы страшными они не были, - прошептала внезапно для себя Полынь, оторвалась от созерцания бездонной тьмы и посмотрела прямо в травянистые глаза Делирия. Она верила ему так сильно, как не верила никому на свете: - Облака не должны забирать чужие души в свои лапы, не должны мучить тех, кто и до смерти страдал. Каждый воитель, погибший в бравой битве; каждый оруженосец, упавший от случайности; каждый котёнок, не увидевший свет – они все страдают, находясь под гнётом Облачного племени. Я не хочу, чтобы они...
Полынь замолчала, слушая голос Сиреньки. Грустно опустив мордочку, кошка переступила с лапки на лапку, понимая, что именно волнует голубоглазую. Но согласиться с ней не могла.
- В племенах рассказывают о величии Облачного племени, - начала Полынь, а затем вновь посмотрела на небосвод: - Говорят, что мы должны верить в Облака. Но разве мы можем доверять тем, кто укрывает такую красоту от наших глаз. Можем ли мы верить в слова наших друзей, родственников и знакомых, если мы не видели основоположников племен, спускающихся с Облаков? Мы тоже не видели истинный лик Облаков, но, тем не менее, каждый раз изо дня в день умирает кто-то из наших соплеменников: в битве или же от старости. «Их забирают Облака» - говорят нам, но мы не видим этого. Так почему мы должны слепо верить в то, что там кто-то есть? И почему мы должны слепо верить в то, что там есть кто-то хороший?
Она ни разу не повысила голос за весь свой небольшой монолог. Голова её, подчистую забитая словами Делирия и его поведением, постепенно вытряхивала любые факты про Облачное племя, извращала их, переводила в негатив. И Полынь видела в этом истину, правильность. Она считала, что поступает правильно, соглашаясь со словами Делирия, размышляла самостоятельно, не схватывая все слова и не веря им до конца. Кошка формировала свое собственное мнение.
- Утром такой красоты ты не увидишь – Звёзды прячутся от солнечного света, уходят за Облака, потому что не смеют противоречить тем, кто забирает жизни наших друзей. Это неправильно. Неестественно. Если бы не Облака – те, кого мы потеряли, возможно, были бы живы.
Закончив свой монолог, Полынь выдохнула и посмотрела вниз, выглядывая из-за камней под лапами. Высоко и больно падать – если камни под ней обрушатся, её спасёт только быстрая реакция серебристого кота, в чьей шерсти путались звёзды. Интересно, а можно ли умирать во снах? Что, если, сорвавшись, Полынь попросту проснётся в родном лагере, разбуженная либо братом, либо Рогатиком? Ей туда не хотелось. Ей там врали.

+2

15

ущелье.

Шумные шажки и расторопные движения маленьких тушек приводили Катаклизм в замешательство. Тем не менее, на воздухе ей стало значительно лучше. Теперь вся агрессия, скопившаяся от разговора с Катарсисом, сошла на нет, и Катаклизм чувствовала себя значительно лучше. Размашисто передвигаясь с камня на камень, кошка то и дело провожала взглядом толпу котят, решивших перебороть свои страхи и выбраться на свежий воздух. Что же, так даже лучше: она не понаслышке знала о буйном нраве остальных сектантов, а потому чувствовала себя наравне с героями из легенд, которые Брайс читал ей перед сном. В какой-то степени Катаклизм спасала маленькие души котят, измученных цепкими лапами её товарищей. И если Делирий относился со всей благосклонностью к собратьям, то Катаклизм в глубине души рвала и метала, если взгляд сектанта не выражал ничего, кроме жажды крови. Не для того их собрал Владыка.
Конечно, о себе она могла сказать что-то схожее – все же, не в царском дворце была рождена, и воспитывалась не в кругу фрейлин, подметающих шерсть за неё во время линьки. Пиратский корабль – дело такое, где либо выживаешь ты, либо выживают тебя. А о выживании Катаклизм знала слишком много, да и повадки, до сих пор прочно прилипшие к ее короткой шерсти, давали о себе знать. Потому она пошатывалась, иногда с грации переходила на рваные шаги, а иногда ловко перескакивала с камня на камень, при этом неустанно следя за котятами взглядом молодого орла, выбравшегося из гнезда на охоту. Так ее научили на корабле. Корабль и морская жизнь в целом помогли Катаклизм определиться в жизни с тем, что ей нужно, научили выживать в условиях, не совместимых с благополучием, навязанным в племенах. Впрочем, Катаклизм была и не против. Ей нравилось пошатываться, стоя на месте, вспоминать о долгих приключениях, вглядываться в морскую даль или же ждать, когда на маяке загорится свет. Только так она могла не забывать о том, кто же именно живет внутри нее.
Котята, во время подъема, вели себя более, чем хорошо. Кошка не знала – то было влияние остальных сектантов, или же коротколапые просто смирились с тем, что их ожидает. Да и её, в принципе, это не особо волновало: главное, что они находились в тепле и, на данный момент, под защитой тех, кто еще не лишился разума окончательно.
Сразу после подъема Катаклизм перевела взгляд на небо – старая привычка. Научившись на корабле ориентироваться по звёздам, она метко определила, где находится Север – Капитан всегда говорил, что это место значимое для них, а затем посмотрела вдаль – туда, где находилась та самая «часть света». Застыв каменной статуей, кошка, словно верный пёс, следила за горизонтом, едва-едва заметным издалека. Все еще верившая в то, что корабль её капитана пришвартуется к ближайшему порту, Катаклизм высматривала знакомую расцветку парусов и Весёлого Роджера сверху, но море оставалось непреклонно. Оно раз за разом отвергало мольбы разноцветной кошки.
И все же, несмотря на задумчивый и выжидающий вид, Катаклизм шевелила ушами, регулируя перебежки котят по уступу. На любой неверный шаг она напрягала лапы и всматривалась в маленький силуэт, стремясь распознать наперед любое действие котёнка. Знала ли Катаклизм о том, что подобная вылазка может стать для котят возможностью сбежать? Знала, а потому, едва все подтянулись и разошлись по уступу, она все же позволила себе двинуться ближе к «входу» да перекрыла его своей тушей.
Когда котята заговорили о несправедливости или же просто стали узнавать о Владыке больше, пестрая не смогла сдержать улыбки. Она не винила маленькие комочки шерсти, зная не по себе, но со слов других, что рассказывают им в их родном доме. Знала и о том, что творится в головах каждого. Но котята – мягкий материал, из которого можно лепить всё то, что вздумается, и именно этим, по мнению Катаклизм, занимались в племенах. Здесь же сектанты лишь рассказывают об иной вере да предоставляют детям выбор. Не каждый в силах согласиться с чем-то новым, неизвестным ещё, и Катаклизм сама была такой.
- Приходит время, и капитан бросает штурвал, чтобы уйти вместе с кораблём под воду, - выдохнула пестрая, села и обвила лапы хвостом: - Но до этой поры он борется за свои идеалы, которые ставит перед собой самостоятельно. И вы боретесь – не знаю, правда, за чьи именно: свои, или ваших родителей. Но будет время, когда придётся выбирать. Владыка подал в своё время знак и мне, призвал сюда, уготовил выбор.
Несмотря на все свои отрицания, Катаклизм прекрасно понимала, что тот самый Латандер, на котором она приплыла, покоился под холодным морским одеялом где-то там, близ рифов. Понимала, но продолжала отрицать, потому что не хотела верить в смерть своих двуногих.
- Жизнь состоит из смерти, юнга. Поэтому, надо крепче держаться за штурвал и проживать каждый день как последний.

+1

16

Почувствовав рядом дыхание Холодка, Делирий опустил взгляд на котёнка. В лунном свете он весь казался слегка розоватым, и на мгновение серому коту привиделось, будто на Холодке нет кожи. Он незримо поёжился и моргнул, рассеивая видение. "Проклятые сектанты. Просто... уроды", - устало подумал Делирий, вспоминая тельце нечаянно убитого сектантами котёнка. Он не хотел этого. И Владыка того не хотел. Но садисты трактовали слова Владыки по-своему. Делирий знал, что кара за зверски убитого малыша будет страшна, и лишь это его утешало. Убийцам не укрыться от всемогущего божества.
Делирий посмотрел на Холодка ласково, когда тот подал голос. Он почувствовал воодушевление, видя, что котёнок проявляет интерес. Это было именно то, чего сектант и хотел.
- Он может жить на звёздах, а может и на во-о-он той далёкой горной верхушке, - спокойно ответил Делирий, мягко обвивая хвостом свои лапы. - Должно быть, кто-то из взрослых рассказывал тебе об Облачном племени? Никто не может объяснить, почему Облачное племя живёт в облаках и как они обрели свою необычную силу - забирать наших сородичей после их смерти и заключать в облачный плен. Ты слышал, Холодок, что говорить с племенами могут лишь несколько котов? Посланники. Они передают нам послания от умерших котов, по крайней мере, сами так говорят. Но почему мы должны им верить, если они не дают нашим умершим друзьям и близким самим сказать хоть слово, безо всяких там посредников?
Делирий сделал многозначительную паузу.
- Владыка был самым обычным котом в начале своего пути. Но он погиб. Утонул. Если ты видишь мышь, то наверняка знаешь, что в лесу водятся и более крупные, откормленные мыши. Если проигрываешь в драке, то понимаешь, что найдётся боец, который победит того, кто победил тебя. Так и Владыка, погибнув, обнаружил в себе силы, которые Облачное племя оказалось неспособно затмить. Владыка слышал плач пленённых Облаками котов, но он был одинок. Тогда-то и понадобились мы, способные поверить в его слова. Но, как ты правильно сказал, мы уже испорчены облаками. Владыке нужны иные помощники - невинные, чистые, чей образ мышления ещё не стал чёрствым, как у взрослых. Пройдя свой путь, безусловно нелёгкий, ты, Холодок, внесёшь лепту в спасение племён. И настанет тот день, когда каждый из нас сможет погибнуть и жить заново, раз за разом. Сколько угодно. Вдыхать настоящий воздух, ходить по настоящей траве. Разве будущая свобода не стоит того, чтобы немного потерпеть?
Но не все котята, подобно Холодку, задавали смиренные вопросы, на которые Делирий всегда готов был дать ответ. Услышав яростный голос Сиреньки, он задумчиво посмотрел на неё. Его взгляд, казалось, становился лишь спокойнее с каждым резким словом. Делирий умел сохранять самообладание, когда ему это было нужно.
- Похоже, ты неправильно поняла мои слова, Сиренька, - ответил сектант, кладя одну лапу на другую. Тёплые слова Полыни, которые кошечка мурчала ему прямо в уши, заставили Делирия немного расслабиться, поэтому он не сразу подобрал именно ту, нужную фразу, чтобы успокоить Сиреньку. Что и говорить, будь на месте Делирия кот жестокий и беспринципный, Сиреньке уже давно влетело бы по первое число. Но Делирий не собирался обижать котят. он был слишком благороден для того, чтобы опуститься до таких поступков.
- Послушай нашу Полынь, она всё говорит правильно, - сказал Делирий, одобрительно кивая голубоглазой кошке и снова переводя взгляд на Сиреньку. - Полынь, точно также, как и ты, была избрана Владыкой. Но она не расстраивается и не говорит, что её ограничивают в свободе. Если бы мы оставили тебя, Сиренька, и всех остальных в ваших лагерях, живые продолжали бы умирать и попадать в плен Облачного племени. Пусть нам приходится действовать жестко, всё это ради благой цели. Не будь эгоистичной, Сиренька, разве тебе не хочется, чтобы твои близкие всегда имели шанс прожить новую жизнь, если погибнут? Ты и сама будешь свободной. В твоей жизни будут и горести, и печали. Просто потом... в общем, говоря языком Катаклизм, чтобы крепко держать штурвал, нужно иметь этот самый штурвал при себе. А Облачное племя его отдавать не собирается категорически.
Он улыбнулся, почувствовав, что нашёлся с ответом благодаря пёстрой кошке. Встав со своего места, он подошёл к Катаклизм и коснулся её бока хвостом.
- Посмотрите, котята. Это Катаклизм. Она, безусловно, достойная кошка. Но не будь с нами Владыки, не стоять ей на этих камнях. Во время ужасающего шторма Катаклизм оказалась в море, совсем одна, без какой-либо помощи. Голос Владыки прозвучал в моей голове и указал мне на неё, нуждающуюся в спасении. Это ли не чудо? Это ли не сила нашего Владыки? Никогда не замечал, чтобы Облачные предки спасали кого-то из котов. Напротив, им куда больше нравится отбирать у нас тех, кто был нам близок.

+2

17

Делирий сел, обернув лапы хвостом, как бы располагая к основательной беседе, и Холодку ничего не оставалось, кроме как тоже усесться на прохладный камень, и, задрав голову, вглядеться в морду кота, чей голос лился подобно мёду. Низкий и мурчащий, будто бы откуда-то из груди, а не из пасти. Холодок дёрнул ухом.
«Даа, если бы он заговорил на Совете перед всеми племенами, наверняка смог бы собрать вокруг себя немало сторонников. Этот кот обладает удивительным даром убеждения».
Рассказ, полный наглядных примеров и ассоциаций невольно увлёк котёнка, и тот замер, вслушиваясь в неторопливое повествование сектанта.
«Значит, этот их бог был когда-то обычным котом? Хмм».
Холодок перевёл взгляд на лапы, поднял одну и повернул, разглядывая бледно-розовую подушечку - ещё более бледную, чем обычно - из-за постоянного недоедания и прозябания в темноте ущелья. Вообще-то он действительно слышал об Облачном племени, но никогда особенно не задумывался о... не то чтобы о нём непосредственно, а о том, верит ли он, Холодок, в существование облачных предков, и что он об этом думает. Раньше всегда находилось о чём ещё подумать. А сейчас котик ощутил, как предательские ростки сомнения ползут из его нутра.
- Раз одни коты говорят об Облачном племени, а другие - о Владыке, что мешает этим двум вещам быть правдивыми с одинаковой вероятностью? - тихо пробормотал Холодок себе в усы, впрочем, сидящий рядом Делирий наверняка расслышал. - Разница разве что только в том, - холодно добавил альбинос, снова запрокинув голову и заглянув в зелёные глаза пленителя, - что чтобы принять волю Облачного племени, не нужно умирать, - в голосе появились рычащие нотки.
Вздрогнув от пронзительного голоса Сиреньки, Холодок отвёл гневный взор от Делирия. Вместо него чёрной кошечке ответила Полынь, и от её слов у Холодка шерсть на хребте дыбом встала. Презрительно фыркнув, котик подался вперёд, приблизив мордочку к тёмной мордашке Полыни.
- Что ты такое несёшь? Как это "Облака" могут быть виноваты в чьей-то смерти? - прошипел он, пытаясь различить в чертах лица соплеменницы игру или истинную веру в её слова. Кому она сейчас пудрит мозги? Сектантам, пленникам или себе самой? - Как насчёт котов, которые ни во что не верят? Они просто умирают и всё, независимо от своей веры.
На самом деле, Холодок отнюдь на был уверен, что есть коты, которые ни во что не верят, он просто предположил это. Ведь с одиночками ему сталкиваться за столь короткую жизнь не приходилось; но что-то подсказывало, что весь мир ну никак не может знать про Облачное племя.
Делирий подошёл к Катаклизм и заговорил о том, что спас её, ведомый Владыкой. Холодок раздражённо потряс головой - от бесконечных монологов мысли смешивались, и точка зрения котёнка плавала, как листик в прибое. Ну и как в такой обстановке отстаивать свои интересы, напрямую завязанные на вероятности выжить?!

+1

18

Они не имеют право вмешиваться в дела земные, пока Облачное племя не укажет им. Пока племена не будут готовы к этому. Вестники Неба должны быть в стороне, смотреть, не говорить. Смотреть, но не вмешиваться. Смотреть и скорбеть вместе с племенами. Знали ли Вестники, что однажды их действия приведут к такому? Нет. Нет-нет. Да они потеснили одиночек, установили границы, стали их оберегать от вторжений. Но ведь тогда и сами одиночки захотели присоединиться к ним. Никто не кричал о том, что племена отняли их земли, забрали их дичь. Никто. "Хотя кто знает, что было тогда у них в головах..."
Луны сменялись лунами, поколения сменялись поколениями, и об этом забыли, пока не появились они - странные, жестокие коты. Верующие в какого-то Владыку. Никто из Вестников Неба или Облачных предков не знал, откуда взялась эта вера, на чем она основана, но всё сильнее они чувствовали зло исходящее от неё. Когда начали пропадать котята, Вестники даже растерялись. Не сразу они поняли, зачем это было нужно. Да и сейчас они не могли сказать с уверенностью, что правильно поняли замыслы этих сектантов, как сами себя называли эти коты.
Облачное племя должно было послать племенам ведение, но правильно ли они истолкуют его? И как быстро смогут принять верное решение? Никто не знал. А Рёв Штормового Ветра чувствовал - времени оставалось всё меньше и меньше.
Сегодня он вновь забрался далеко от территорий племен, в горы, пытаясь воссоздать по крупицам, по отрывкам разговоров сектантов их настоящую цель. Не существует никакого Владыки. Не может существовать богов над ними, это он знал точно. Но кто этот кот? Что ему нужно? И существует ли он вообще или же это бред создателя секты? Никто не мог ответить сейчас на его вопросы.
Вестник Неба забрался повыше, цепляясь когтями за скалы и балансируя крыльями. Нужно было быть предельно осторожным, никто не должен был его заметить. Да даже если бы и заметили, эти вчерашние одиночки наверняка приняли бы его за разыгравшееся воображение, а пока они бы протирали глаза, он бы точно успел бы скрыться. Но не племенные. Племенным с детства матери, старейшины и другие соплеменники рассказывают об Облачном племени и Вестниках Неба, доносящих до земных волю предков. Племенные сразу бы поняли кто там, на этой высокой скале.
Рыжегривый пригнулся к самому камню, лишь вытягивая иногда голову, чтобы посмотреть на собравшихся. Никогда прежде он не видел, чтобы сектанты выводили котят куда-то кроме одинокого дерева на обрыве. Но сегодня все было иначе. Некоторые котята даже не были напуганы. Они всё чаще поглядывали на небо и на скалы, что Вестнику пришлось отползти от края подальше, чтобы его уж точно никто не заметил.
— Разве вы, маленькие, хотите, чтобы ваши родители, ваши друзья, соплеменники — все стали пленниками, когда злая судьба заберёт их у вас? Не лучше ли, если они начнут жить заново, вместо того, чтобы страдать от одиночества в облачном плену? Только вы, неиспорченные, нетронутые Облаками, можете помочь им стать свободными. Мы все вместе пройдём этот тяжелый путь, и в конце каждого из нас будет ждать свобода: безграничная свобода, столько свободы, сколько звёзд во всём этом небе. Осталось совсем немного, поверьте. Вы не пожалеете о том, через что прошли, когда увидите, каким прекрасным станет мир благодаря вам. - Сердце рыжегривого с болью сжималось от слов кота. Он не понимал, как тот может так говорит, а самое главное - верить в такое, ведь когда-то и сам был племенным котом. Был его потомком. Потомком Рёва Штормового Ветра.
"Нет, Скалистый Хребет, нет! О, Облачное племя, что же ты говоришь! Кто тебе сказал, что Облака пленят? Мертвые не могут быть с живыми! Мертвым место на облаках! Они заслужили добрую охоту в небесных угодьях, а не обвинения в том, что они пленят. Нет!"
— Так В... Владыка, живёт на звёздах? - Кот еле сдержал рвущееся из горла рычание. "Никто не живёт на звездах! Звезды холодны, как первый снег! Им то уж точно нет до нас никакого дела! Если бы мы были в старом доме, то звезды были бы самым дорогим что у нас было, они были нашей памятью, нашими предками, но о Облака, сколько прошло лун? Никто и не вспомнит об их существовании, ведь здесь их нет. Здесь только холод." - Но Рёв Штормового Ветра задумался, а мог ли этот Владыка занять место, где должно было быть Звездное племя? Мог бы он там обитать?
— В племенах рассказывают о величии Облачного племени. Говорят, что мы должны верить в Облака. Но разве мы можем доверять тем, кто укрывает такую красоту от наших глаз. Можем ли мы верить в слова наших друзей, родственников и знакомых, если мы не видели основоположников племен, спускающихся с Облаков? - Вестник Неба прижал голову к холодному камню. Мелкие камушки больно впивались, но эта боль была не страшна, по сравнению с болью, которую ощущал кот от слов юной ученицы. Эта боль была в тысячу, нет, в сотню тысяч, раз сильнее, чем любая физическая. Зажмуренные глаза отказывались смотреть туда же, куда смотрела Полынь - в небо. Там нет никого, кому было бы до вас дело. Никого. Только холод."Верь! Полынь, верь! Не позволь им разрушить оплот твоей веры!"
- Мы тоже не видели истинный лик Облаков, но, тем не менее, каждый раз изо дня в день умирает кто-то из наших соплеменников: в битве или же от старости. «Их забирают Облака» — говорят нам, но мы не видим этого. Так почему мы должны слепо верить в то, что там кто-то есть? И почему мы должны слепо верить в то, что там есть кто-то хороший?
"Скалистый Хребет, что же ты наделал..."
— Утром такой красоты ты не увидишь – Звёзды прячутся от солнечного света, уходят за Облака, потому что не смеют противоречить тем, кто забирает жизни наших друзей. Это неправильно. Неестественно. Если бы не Облака – те, кого мы потеряли, возможно, были бы живы. - Рыжегривый распахнул глаза и посмотрел прямо перед собой - на далекие территории племен. Облака не могли всегда наблюдать за племенами. Они слишком зависят от настроения ветра, от бурь и штормов. Поэтому на основоположников племен упала участь день и ночь следить за своими потомками. Из луны в луну.
"В облачных угодьях каждый получает покой. Облачное племя не может сохранить жизни умирающим, но они могут дать им жизнь после этого. Ведь не Облака выбирают, когда пришло время кому-то умирать, а кому-то рождаться. Не Облака..."
Дождавшись, когда все опустят головы и перестанут разглядывать небеса, Рёв Штормового Ветра резко подобрался и оторвался от скалы в длинном прыжке с раскрытыми крыльями. Он не имел права вмешиваться, не имел права ничего говорить. Он пролетел в стороне от них, чтобы даже тень не упала на головы котов. И лишь ярко-рыжее перо, не существующей птицы, медленно опускалось на землю, прямо под лапы Полынь.
"Пожалуйста, верь."

[SGN]

http://sd.uploads.ru/YTwHp.gif

Он венчал свою жизнь и бессмертие,
Но не в храме, а в битвах, где борются зло и добро.
Дал узнать людям вкус милосердия,
Обратил в благородную ненависть злость на врагов.

[/SGN]

[NIC]Рёв Штормового Ветра[/NIC]
[STA]ветер мой голос[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/6kVDe.jpg[/AVA]

Отредактировано Game Master (2018-08-25 19:41:30)

+3

19

Сердце стучалось бешено, я слышала, как оно хочет вырваться из груди. То и дело дрожь проходила по моему телу, я то и дела поднимала свои лапы, стараясь отвлечься от пугающих мыслей. После моих слов, что уже начали казаться мне бессмыслецей, последовало кучу отрицательных диалогов. Сердце уже разрывалось на веры, они говорили так четко и убедительно... Но я не собиралась нарушать закон. Я слишком верила в него, возможно зря.
Но все же, нотки доверия в моих небесных глазах подались на вид.
Я пыталась вглядеться в звезды, надеясь, разглядеть кошачью фигуру Облачного предка, что спускается к котятам дабы защитить нас. А заодно и послушаю их запутанные речи, в которых не понимаю почти ничего.
Вот например, Владыка был раньше обычным котом. А потом утонул и стал всемогущим. Но как?
- Как именно этот Владыка получил свои силы? Он ведь был обычным котом. - Я решила спросить то, что не сильно меня волновало. Хотя, все таки интересно. Вдруг этот «Владыка» имеет связь с Облачным Племенем? Хотя, учитывая что он живет на звездах, вряд ли.
Полынь подала голос. В голове я уже рычала. « Предательница» Я была даже зла. Всегда думала, что Племена едины в небесах, в Воинском Законе... Неужели, почти вся ее жизнь состоит из лжи? Это нечестно...
- Не было бы нас сейчас, если бы не Облачное Племя. Оно дает нам веру, веру в чудо. Другие коты не делят свои веры на Владыку и Облака, фантазируя в своей голове свои мечты, мечтая о осуществлении. Я вот, вижу часто в моих снах то, что хочу. Я вижу дом, я мечтаю туда попасть. Даже если и Облака злы, я доверяю им. А еще... Я не готова бросить своих близких и причинить им боль... - Мои мысли сразу стали тоскливее, когда я представила свой дом и близких. Я громко вздохнула, уже особо не вслушиваясь в голоса взрослых.

+1

20

Ущелье --->

Пепелинка так смешно закружилась на месте, пытаясь сдуть, потушить воображаемый огонь на шубке, что Рябчик получил незабываемое удовольствие от этого зрелища. Хотя котенок и не забывал настороженно поглядывать на сектантов у входа. Никогда не знаешь, чего от них можно ожидать, особенно если в их рядах мелькала разноглазая морда Катарсиса. Расправа с Кремкой была так показательна, быстра и ужасна, что теперь на бедную кремовую кошечку никто не мог смотреть без жалости.
— Уф, думаю, после такого скорого потушения моей шерстки я еще не скоро задымлюсь, - Рябчик усмехнулся, хорошая шутка должна быть в меру, он её повторять не собирается, но вот за Соловушку он ручаться не может! — Ну да, так я тебе и поверила! Просто хотела посмотреть на твою реакцию, - Медовые глаза прищурились, а улыбка растянулась еще шире.
- Да-да. И как же тебе реакция? - Спросил кудряш, наблюдая за тем, как Пепелинка старательно пытается обидеться.
— А если бы я на самом деле задымилась, ты бы мне помог? Вот я бы тебе помогла, если бы ты в беду какую-нибудь попал. Но в следующий раз я тоже пошучу и громко буду смеяться, чтобы ты со стыда сгорел, попа ты пушистая, - Не похоже было, чтобы подруга всерьез обиделась, поэтому Рябчик демонстративно положил лапу на сердце и, пытаясь сохранять максимально серьезный вид, хотя из груди рвался громкий смех, произнес:
- Хорошо, Пе-пе-люш-ка! В следующий раз я брошусь тебе помогать, чтобы затушить, но если вдруг раздавлю где-то в процессе тушения, то я не виноват, - Котик встал на задние лапы и поднял обе передние вверх, словно бы говоря - я не я, и шутка не моя. Но долго удерживать так равновесие он не мог, да и исхудавшие лапы явно были против такого испытания, и всего через пару секунд Рябчик начал заваливаться вбок, вынуждая его таки вернуть передние лапы на их законное место. На пол. Так он и лежал там, пытаясь отдышаться от не сильного удара о землю. Пребывание у сектантов не прошло для него даром. Сейчас кудряш уже не был похож на холеного домашнего кота, которым был раньше. И как-то так резко накатила тоска по дому, по прежней жизни, что он и не заметил, что прошло уже какое-то время, а Пепелинка настойчиво пытается его растормошить.
— Эхэээй, привееет, я тут, а не там! - Быстро-быстро заморгав, котик не сразу понял, где не там. В потом и вовсе растерялся - подруга обняла его передними лапками и прижалась к нему. Она как будто знала, что сейчас ему именно это и нужно было - чья-то поддержка. От такого медоглазый даже не сразу нашел, что сказать. — Ах ты пузатый ощипанный щегол! Я вообще-то все еще здесь, - Рябчик тихо рассмеялся. А когда та еще и замахала лапой перед его носом и вовсе сделал вид, будто бы испугался. Озвучив свою мысль о том, чтобы присоединиться к ушедшим котятам, Рябчик стал ожидать ответа. Но долго ждать и не пришлось. Серогривая тут же упала на спину, поднимая все четыре лапки вверх, выражая этим полное согласие.
— А кого? Я только Делирия люблю, он пускай и странноватый, но зато сказки рассказывает и прибаюкает, и поцелует. Вот бы он был моим папой!  - Болтала Пепелинка. Всё же котик восхищался её задору и тому, что малышка не унывает, хотя и сама уже изрядно отощала. Когти сектантов еще не трогали её нежную шубку, и кудряшу оставалось надеяться, что так оно и будет дальше. В то же время Соловушка придвинулся к брату.
— А ты не боишься, что нас утащит какой-нибудь коршун? - Прошептал он совсем близко к уху близнеца, тут же отскакивая в сторону. — И кто наша жертва на этот раз?
- Знаешь, после того, как нас утащили сектанты, коршун уже не кажется мне таким страшным, - Тихо заметил Рябчик, осматривая фигуру Соловушки. Выбирающие ребра, всклоченная шерсть и посеревшая в тех местах, где когда-то была белой.
— Не робей, Похоже, что сегодня брат не собирался все делать за него. Впрочем у них ещё было серогривое чудо, которое умудрилось ускакать вперед, к самому выходу из пещеры и теперь разговаривала с Углем. Рябчик услышал только что-то про массижик и ошеломленно перевел взгляд на брата. Во дает. Уголь окинул собравшихся ну очень хмурым взглядом, рыкнул что-то себе под нос и подозвав с собой еще кого-то из сектантов, отправился вперед. Второй же сектант пристроился за спинами котят.
— Пха-ха, да я лично готов за этим проследить, - Видимо Соловушка удивился словам Пепелинки не меньше брата, но тут же стал серьезным. Рябчик не зря доверял ему свою жизнь - близнец имел удивительную способность в мгновение ока менять шутливый оскал на серьезную мину.
— Давайте не тормозите, а то я скорее хочу на свежий воздух! - Пепелинка чуть ли не наступала Углю на пятки, вызывая у него явное неудовольствие. Рябчик пошел за ней, а за спиной шел уже серьезный-серьезный Соловушка.
— Они, наверное, ещё не успели уйти далеко! Обещаю, мы будем вести себя хорошо! - Раздался его голос со спины, а кудряш лишь кивнул. Ему вдруг стало страшно, здесь, вдали от всех остальных котят и других сектантов, вдруг их скинут с этой дорожки вниз?

Через какое-то время котёнок услышал голоса других котят и сектантов. Они совершенно не таились и о чем-то жарко спорили. По крайней мере так ему в начале показалось. Поднимаясь все выше и выше, котик стал лучше различать их голоса, а потом и вовсе увидел их. Они стояли на краю пропасти. Их провожающие дошли до Делирия, что-то сказали ему и отправились назад.
- Мы решили присоединиться к вам. - Не зная что сказать, Рябчик выпалил первое, что пришло ему в голову, хотя голос его звучал как то слабо и неуверенно. - Вдруг вы будете не против. А в пещере уже совсем нечем стало дышать.

+4


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Скалы