У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Король Лев. Начало СW: последнее пристанище
Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! НА РЕГИСТРАЦИИ В СЕКТУ ВОЗМОЖНА ПОДАЧА УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЫ!

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Сезон Падающих Листьев. Холодно; небо скрыто тучами; резкий, порывистый ветер; на море шторм.
Идёт год Бурь. Вечереет. Во всех племенах проходят собрания. Глава Секты собрал своих товарищей в Большой пещере и вещает нечто очень важное.

[22/10] обновлены баннеры ролевой;
— добавлены аватары по умолчанию Игрок/Гость;
— на ролевой появился Магазин Персонажей.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 81 страница 90 из 153

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

81

---------------------Скалы
Ночь уже близилась к завершению. Скоро их глупенькое собрание закончится, и глупенькие воители разбредутся по своим строго очерченным территориям. Ах, Катарсис отдал бы свой ужин ради того, чтобы посмотреть, как вытянутся их морды, когда они дотукают, что у них из-под носа украли ученицу! Как жаль, что он не может оказаться там! Но возвращаться слишком опасно: взрослые наверняка все знают друг друга и сразу поймут, что он чужак. Уж тогда-то они сумеют сложить два и два и быстро повяжут его на месте. И что потом? Будут пытать и допрашивать? Ох, Катарсис хотел бы вернуться уже хотя бы для того, чтобы посмотреть, что станут делать с ним. Не то чтобы он не дорожил своей жизнью; просто племенные коты казались сектанту абсолютно безобидными. Они небось даже когда дерутся, когти не выпускают, не то что кого-нибудь убить!
К тому моменту, как он поднялся по узкой горной тропинке к ущелью, Пташка, кажется, потяжелела раза в три. Обычно-то они похищали кого поменьше, но Пташка была вроде бы возрастом с Грачика, а он подавал большие надежды. Вот Катарсис и решил, что она тоже им подойдёт.
Кстати, насчёт Грачика! Интересно, сдал он вступительный экзамен или провалился?
Зайдя в пещеру, бродяга первым делом поискал взглядом щуплого ученика; взгляд несколько раз зацепился за разных чёрных котят, но это каждый раз оказывался не он.
«Неужели не справился?»
Это было бы большим разочарованием; Катарсис подозревал, что после такого провала Грачика нельзя будет даже восстановить в "должности" пленника и вернуть сюда. Наверное, придётся сразу убить. Жаль, если так. Очень даже жаль.
Кот положил Пташку у стеночки и ткнул носом в бок. Скоро уже должна очухаться.
- А вот и твой новый дом, - тихо пропел сектант, не особо заботясь о том, слышит ли она его или ещё пребывает в отключке. - Вот куда приносят всех похищенных котят. Только погляди, какая ты молодец, раскрыла нас!
Он выпрямился, отстранившись.
- Печально, что ты всё равно никому не сможешь рассказать. И тебя не посвятят в воителей раньше срока благодаря твоим заслугам, - кот повёл усами. - Знаешь, тебя бы и так не посвятили. Ты же просто мелочь, собственный хвост поймать не сможешь. И купилась на такую глупую лесть и браваду.
Катарсис фыркнул, повернувшись к пленнице спиной, но затем всё же добавил из-за плеча:
- Но ты всё равно мне нравишься, птичка. Я принесу тебе вкусняшку.
Посреди пещеры Делирий раздавал свежепойманную дичь; запах тёплой крови защекотал ноздри. Ненавязчиво подвинув какого-то заморыша, Катарсис шлёпнулся на холодный пол и придвинул худой лапой к себе его долю. Котёнок не стал протестовать, у него, кажется, отнялся голос от страха, и он молча отполз в тень. Разноглазый с наслаждением проглотил сочный свежий кусок и с любопытством уставился на Делирия, который зазывал маленьких пленников на прогулку.

+2

82

-------->Скалы

Пташка не помнила, сколько прошло времени с того момента, как она потеряла сознание. Возможно, час, а может - и несколько суток. Но в последнем она была не уверена, так как есть ей, пока что, не хотелось. Первое, что она увидела, открыв свои зеленые глаза - была тьма. После, когда зрение немного стало привыкать к темноте, юная ученица все же смогла разглядеть довольно просторную пещеру, в которую ее принес Катарсис. Ну, раз уж она здесь, то следует заняться осмотром: Пташка, затаив дыхание, принялась рассматривать стены пещеры. Единственным источником света здесь была небольшая дыра, что, наверное, служила выходом отсюда. Принюхавшись, Пташка учуяла отчетливый запах страха - а за ним запах множества котят.
"Так вот, значит, куда приносят всех похищенных!" — поняла Пташка. Ну что ж, в одном-то она была молодец - отыскала логово врага и пробралась внутрь. Правда, выбраться обратно она уже не сможет, ибо вход, наверняка, охраняют часовые. Да и попала она сюда не без помощи похитителя. Что ж, "хорошенькая" перспектива.
Первое, что почувствовала Пташка - это дикий ужас от того, что она натворила. Затем - тоска за братом и мамой. Они, наверняка, так будут расстроены, если узнают, что их любимая дочь и сестра исчезла, не оставив за собой даже следов. А после этого - дикая ярость и ненависть на тех, кто творит это с несчастными племенными котятами. Уж по страху, так и сверкавшему в мелькающих глазах запуганных котят, Пташка поняла, что здесь далеко уж не курорт. Как жаль, что она так мала. Как жаль, что не успела за свою жизнь научиться ни одному боевому приему. Как жаль, что поступила так безрассудно, глупо и не правильно. Совесть так и терзала ее изнутри, разрывала на кусочки. Как же теперь будут ее родные?
Впрочем, сидя вот так на месте и сожалея о содеянном, проблему не решишь. Надо действовать, но только как? Как она, Пташка, могла выбраться отсюда, не привлекая к себе чужого внимания? Ее ведь явно накажут, если она будет пытаться разузнать больше об этом месте... Или, не дай Облачное племя, вообще убьют.
"Ничего. Я должна выжить. Обязательно. Я должна, ради своего брата", — с этими мыслями Пташка укрыла нос своим хвостиком и прикрыла глаза, но при этом продолжая наблюдать за всем тем, что происходило в пещере.
Паника несколько раз подкатывала прямо к ее груди, ее морозило и трясло, и ученица пыталась всячески взять себя в лапы, но ничего не помогало. Она сейчас была так беззащитна, так потеряна, хотя всего лишь несколько часов назад считала себя героем леса... Ох, какой же она была глупой, какой глупой...

+1

83

— Ч-чего? В каком это смысле, что нам нужно? - Увидев растерянный взгляд Соловушки, который смотрел то на черную, то на своего брата-близнеца, Сиренька поругала себя. Все-таки, ей нужно чуть осмелеть, начать жизнь также весело как раньше. Но... Как это сделать? Она до жути боялась сектантов, никак не могла чувствовать здесь уют и спокойствие. Да и вряд-ли здесь кому то хорошо... А кому будет хорошо далеко от дома, в голоде и холоде? Разве что наблюдать сектантам за тем, как их тельца ослабевают, им нравится, как они боятся, как умирают с голода. Они не оставляют им никакой надежды на спасение. Все меньше надежды на спасение. Зачем они им нужны? Кто такой этот "Бог"? Как далеко ее дом? Их готовили к чему то. К чему, Сиренька, к сожалению не знала. Если бы и знала, то точно знала, когда это будет, насколько это опасно. Так много вопросов и мало ответов. Но сейчас ей нужно было скрасить свои последние деньки... "Не думай об этом! Ты выживешь, главное лишь верить."
- Вообще-то можно было бы и повежливее быть, нам тут еще срок корота… - Голос "соседа" отвлек ее от раздумий. Она несколько минут просто  таращилась на котенка, не зная, что сказать, а потом покачала головой, словно пытаясь разложить все по полочкам в голове.
- Прости. - Попыталась выдавить из себя кошечка. Он выглядел вполне дружелюбно, именно поэтому она решилась, доверится незнакомцу. Все-таки, вряд-ли он хотел ей что-то плохого, просто познакомится. Он ничего ей не сделает, ведь также слаб, также лишен свободы. - Здесь просто слишком страшно, я не могу почувствовать себя в своей тарелке... - Прошептала Сиренька так тихо, как могла, чтобы только Соловушка смог услышать ее. Или кто это там... Рябчик? Кошечка уже, честно говоря запуталась. Черная вновь встряхнула головой. "Наверное, не стоит вести себя так настороженно... Они ведь просто такие же котята, как и я, обречены на гибель. Их не стоит бояться." - Сиренька слегка улыбнулась, чтобы выйти из неловкого положения.
— А-а, опять не позвали меня, вы, - Сиренька снова от страха и неожиданности отпрянула, но заметив безобидную пепельную кошечку, попыталась, улыбнутся ей.  — Чего без меня знакомитесь? Я тоже хочу, я Пепелинка! Я сильная предводительница племени Огня, и я с удовольствием докажу верность своему племени и своим воинам, нападай, нарушительница! - Черная прижала ушки от такого крика. Ей стало вдруг до жути интересно. Почему у нее такое короткое имя, раз она предводительница? Если она знает о племенах, она наверняка племенная, или нет? Почему она настолько мала для такой высшей должности? Что за Племя Огня? Она всегда думала, что на этих территориях есть только три племени. Племя Солнца, Племя Шторма и Лесное Племя. В детстве, черная любила слушать о том, как коты, попавшие в плен к Двуногим выбрались и основали новые земли. Если верить историям, то все хорошо кончается. "Закончится ли хорошо эта история?" Вдруг Пепелинка прыгнула рядом с Сиренькой и кошечка сжалась в угол. Что-то она слишком веселая. Даже Соловушка, на ее крики и шум не очень хорошо среагировал. С этим котиком она была полностью согласна, она такая...  Слишком веселая? "Какой была раньше я..." - это была правда. Раньше Сиренька была более смелей и активней, а сейчас она боялась даже пошевелиться.
- — Я хочу выбраться отсюда, ты в моей команде? - Черная посмотрела на Пепелинку своими голубыми небесными глазами. Видимо, она пропустила всю остальную речь. Да и ей не сильно было интересно ее слушать.
Ну и очень голубоглазой не хотелось отвечать на этот вопрос. В одно время она хотела выбежать на волю отсюда, а потом задумывалась и понимала, что ее могут поймать и догнать сектанты. А что они с ней сделают Сиренька и думать не хотела. Страшно было даже представить.
— Доброй ночи, маленькие герои, - Ну вот, серая так разоралась, что даже пришел сектант. Она зажмурилась и прикрыла лапкой свои большие ушки.  Она, кажется, пропустила всю речь сектанта, но почувствовав добычуm резко подняла взгляд. Это был один из самых добрых сектантов. Он не наказывал их, не бил. Но был бы он в сто раз лучше, если бы освободил их всех. Тогда любое племя было для него открытым. Но он так не делал, а значит с другими более кровожадными сектантами он заодно. Сиренька подобрала свой кусок и стала есть. От этого ее живот еще больше заурчал, от недостатка еды все это время. — Как насчёт того, чтобы вместе полюбоваться на звёзды? - Черная подняла взгляд. Он сейчас серьезно? Если это так, то это шанс сбежать. Тем более чем больше котят он увлечет, тем больше смогут сбежать. Особенно, если Делирий собирался идти один с котятами. Поглощенная этими мыслями, кошечка прослушала все, что говорил сектант. Кажется, что-то он говорил про сон и про кошку, но сейчас ей было не до этого. Сиренька была поглощена своим планом. - Я пойду!
Вот, еще один сектант пожаловал. Взглянув на разноглазого, черная быстро поняла, он не такой ласковый и нежный. Вроде это был... Катарсис? Он нес что-то большое, что-то очень знакомое для Сиреньки. Родной запах дома защекотал ноздри. Кажется, это была одна из оруженосцев Племени Солнца - Пташка. Черная ее не очень знала, но она была ей хоть как-то знакома, в отличие от некоторых. Дождавшись, что Катарсис отвлечется, Сиренька тихо подошла и коснулась своей черной лапкой.
- Эй, ты в порядке?

Отредактировано Сиренька (2018-07-06 21:16:52)

+1

84

Долго лежать одной не пришлось: не успела Пташка и глаз сомкнуть, как к ней тотчас подбежал какой-то маленький котенок. Пташка замерла, и в тот же момент отругала себя за это: чего она, собственно, боится? Какого-то маленького пленника? Этот малыш вряд ли даже поцарапать способен, не говоря уже о том, что Пташка была достаточно больше этого котенка. Нельзя так... Нельзя относиться теперь к каждому подошедшему как к врагу. Все-таки, виновата во всем была лишь она одна, и никто больше. Эх! Вот сейчас бы отмотать назад время, Пташка бы все исправила... Вместо того, чтобы вестись на сладкоречивые фразочки этого Катарсиса, она бы подняла тревогу, и тогда бы все было совершенно по другому... И ее бы хвалили куда больше за этот поступок. Но все таки, как бы она узнала, кто этот незнакомец на самом деле? Ведь она тогда могла самую малость - отличить запах собственного племени, а запахов других котов она не знала. Да и, к тому же, все так перемешалось... Нет, все же, винить себя бессмысленно. Сделанного уже не вернешь... Пташка считала себя уже взрослой, но на деле она так и осталась маленьким, беззащитным котенком.
Так, о чем мы говорили?
Пташка вспомнила, что к ней подошел котенок, который тут же принялся толкать ее лапкой. Пташка напряглась и принюхалась. Пахло родным... Племенем Солнца. Нет, этот запах ни с чем не перепутаешь, особенно теперь. Пташка подняла голову и посмотрела прямо в голубоглазые глазенки подошедшей. Она определенно знала ее и помнила.
— Сиренька? Это ты? — Пташка даже приподнялась от удивления. О, слава Облачному племени, эта похищенная малышка была жива! Пташка помнила ее еще в детской, они не очень-то и дружили, но все же кошечка вспомнила ее. Да и голос у нее был до боли знакомый: она часто слышала его в детской. Да, это определенно была Сиренька.  — Значит, вот, куда они тебя утащили! — Пташка старалась говорить вполголоса, так, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания со стороны сектантов. Нет уж, сегодня с нее достаточно приключений!

+1

85

Прошло несколько минут с того момента, как Пташка лежала на месте. Сиренька не спешила ее "будить", она могла, еще не очнутся. Пока она могла подумать о том... Как ученица сюда попала? Она не знала, что сейчас происходит, но было явно темно, ведь лучи солнца не просвечивались через заветный выход. Она только видела свет от луны. Обычно такая луна светила во время Совета. Черная не знала точно, но... Если сейчас Совет, то разве Пташка не должна была быть именно там? Ее же не могли похитить прямо с Совета? Или могли?
Сиренька сразу же заметила, как ее соплеменница чуть двинулась с места. Она смирно ждала, то и дело, поглядывая на сектантов, чтобы те не заметили их и не наказали. Но радость перебивала страх. Радость и... Печаль. Ведь если она именно здесь, то она тоже застряла. А это не хорошо явно. Здесь их почти не кормят. Обижают... Да обижают это еще хорошо сказано!
— Сиренька? Это ты? - Пташка приподнялась, а черная лишь печально улыбнулась и кивнула. Она снова взглянула на Катарсиса, а затем на Делирия. Не заметили ли они их? Вроде пока нет...
— Значит, вот, куда они тебя утащили! - Сиренька кивнула и приблизилась к Пташке. Уж не очень хотелось, чтобы их подслушивали!
- Да... Как дела в Племени? Все в порядке? - задала самые важные вопросы голубоглазая. Ее очень волновало то, что родители могли уйти в горе и... Заболеть? Боже как глупо, но все было возможно. Она не хотела, чтобы родители печалились! Сиренька хотела, чтобы все были счастливы, а не... Этого.
- Сегодня Совет? - еще тише спросила черная, снова глядя на сектантов.

+1

86

---Начало Игры---
Холод сдавливал внутри все - легкие, сердце, душу в конце концов. Здесь, в ущелье, всегда было холодно и сыро, а еще было много котят разного возраста. Рдяный терпеть не мог толпу, но тут волей-неволей приходилось терпеть, ибо камеры здешних фанатиков на интровертов вроде него не рассчитаны. Это очень напрягало, но пестрый котенок старался не выдавать этого чувства. Он уже понял - пока сидишь тихо и не высовываешь носа - никто тебя не трогает. Почти. Иногда его и еще пару котят выводили на "прогулку" к краю скалы, откуда, вероятно, их планировали сбросить во имя какого-то Всевышнего, о истинной сущности коего служители умалчивали, словно дохлые рыбы. Довольно часто малышей лупили и издевались над ними, случалось, что кто-то даже умирал от побоев, но похоже, местные настолько привыкли, что уже не обращали внимания, равно как и сам Рдяный. Рдяному хотелось помочь малышам, он не скрывал этого от самого себя, поддержать их хоть как-то, хоть невзначай, ему не чуждо сострадание, несмотря на любовь к одиночеству. Но он знал - стоит ему выделиться, как тут же получит на орехи. Так что лучше просто было притаиться в тени и ждать своего шанса побега или часа смерти, тихо мирно просиживая себе все, что можно. Но умирать так просто лесному не пристало. Он поклялся себе, что когда станет сильным, то найдет того кота, которого язык более не поворачивался называть братом, и сразится с ним в поединке не на жизнь на на смерть, дабы положить конец его злодеяниям. А для этого ему нужно выбраться из этого ада, вернуться к себе в племя. Что пока не является возможным, ибо плана особого у Рдяного не было пока. Он попал сюда лишь не так давно, всех окрестностей и местности он еще не знает.
Пестрый котенок с безразличной ко всему миной огляделся вокруг. Ему были интересны не столько котята и коты, сколько местность, в которой их держали. Конструкция здесь могла бы быть довольно уютной, как в детской племени, если бы не витающий повсюду запах страха и ненависти и сырость, от которой всякий раз тянуло чихать, покуда влажный воздух неприятно забивался в ноздри. Рдяный всякий раз удивлялся, как он еще не успел себе что-нибудь там вычихать на радость сектантам. Желтоглазик тихонько зевнул и удрученным взглядом уставился на вход. Внезапно там появился огромный полосатый кот, держащий в зубах какую-то добычу. Пестрый котенок заметно оживился, когда исполин разделил добычу между всеми, после чего встал и неспешно побрел, затем оттащив свою скудную долю обратно к себе в тень, где его никто не доставал. Желтоглазик ел не спеша, оглядывая новенькую кошечку, если верить сектанту, ее звали Полынь. Короткий сочувственный взгляд в ее сторону, затем обращенный к еще одному сектанту, что привел какую-то рыжеватую ученицу. "Да у нас день новеньких старшеньких, я смотрю," - не без насмешки подумал котенок, наконец, закончив обгладывать какую-то дичь. Их стало как-то резко слишком много, и Рдяному это не нравилось ни капли. Он боялся давки, которая может здесь воцариться вскоре.
Тут полосатый служитель внезапно предложил интересную вещь - прогуляться посмотреть на звезды. Пестрый котенок заметно оживился. Хороший шанс посмотреть окрестности! Вдруг найдется лазейка, при помощи которой можно будет улизнуть незаметно ото всех? Подгоняемый этой идеей, желтоглазик вновь вышел из своего "места шаманской силы", дабы затем проговорить:
- Я пойду, глоток свежего воздуха не навредит, - очи котенка все еще выражали пустоту, но интерес брал свое, хотя Рдяный старался все еще держаться на безопасном расстоянии. Кто знает, что у сектанта на уме?

+2

87

начало пути.
Иногда чувство отстраненности, неправильности, давило на голову и заставляло покачиваться точно кораблик на волнах – влево, вправо, влево, вправо. Впрочем, Катаклизм было не привыкать. За свои недолгие луны пребывания здесь, среди незнакомых и порядком удивительных котов, она успела привыкнуть к суше. Когти теперь были нужны по большей части для того, чтобы сразиться с кем-нибудь, а не чтобы уцепиться за древесную палубу, дабы не вылететь с корабля. Ощущение качки, правда, не сходило и до сих пор, однако пестрошкурая даже не обращала внимания, поскольку считала, что хотя бы так её верные друзья – люди, которые уплыли далеко-далеко и вновь вернутся за ней – оставили след не только в душе, но и в повадках. Признаться, они порой даже снились ей: такие минуты – пусть в сновидениях гремела буря, вызванная тяжелым зычным голосом Владыки – не были причиной для пробуждения. А любой сон, в котором фигурировал корабль, не был кошмаром. Катаклизм смирилась со своей жизнью и даже более того – получила прекрасного союзника и надёжного друга – Делирия. И пусть он был на редкость странным котом, он заметно выделялся на фоне остальных сектантов, агрессивных и пугающих своим безмерным фанатизмом. Зеленоглазый, впрочем, тоже имел свою долю фанатизма, что, соответственно, не укрылось от метких глаз «пирата», но Катаклизм принимала такое. Сама была такой.
Восседая на своем привычном «троне» - камешке, выступающем из стены их обители – пестрая смешно водила ушами и наблюдала за котятами. У неё не было опыта общения с детьми, но, стараясь запоминать мягкие слова Делирия по отношению к «ключам к спасению», всматриваясь в его жесты и поступки, сектантка научилась действовать точно также. До поры до времени, конечно. Возможно, тому виной был взявшийся буквально неоткуда материнский инстинкт, а может быть Катаклизм вспоминала с теплотой на сердце свою семью и грубые руки первого Двуногого, но к котятам она ощущала нечто схожее с семейной любовью. И поэтому лишь хищно щурилась, когда один из её союзников поднимал лапу на невинных крох. Они не заслужили такой судьбы – их ждёт вознесение. Самой пестрой, конечно, особого дела до «вознесения» не было – а может быть и было, но совсем чуть-чуть – да только рассказы дымчатого кота увлекли её в пучину безумных приключений, половина из которых уже была за спиной, а к другой половине Катаклизм и прикасаться не собиралась. Она не сможет выманить котёнка из племени, не зная острова. Её шкура, насквозь провонявшая рыбой, солью и лакированной древесиной, привлечет любого зеваку, а потому прости-прощай, будущий капитан, но ваш кораблик в другом порту.
Шорох близ выхода заставил Катаклизм поежиться, накрениться и удивленно посмотреть на заходящего. А затем расплыться в широкой улыбке да кивнуть со всем своим дружелюбием, на которое только способен любой пират. Вот и Делирий, а с ним маленькое чудо. Привыкшая видеть измученных и грустных котят, Катаклизм сначала удивленно захлопала глазами, пытаясь понять, почему этот котёнок – Полынь – настолько беспечно отнеслась к собственному похищению, но затем морская выдохнула, улыбнулась новоприбывшей, едва взгляд той коснулся её, и соскочила с насеста.
Медленной поступью Катаклизм все же приблизилась к Делирию, села сбоку от него на расстоянии двух хвостов и повела плечами.
- Пожалуй, мне тоже не помешало бы размять лапки, а. К тому же, столько желающих – за всеми нужен глаз да глаз: чего стоит сорваться с камня и пораниться.
Конечно, от неё не смог ускользнуть и еще один силуэт, подошедший через время. Катарсис – боги видят, рано или поздно Катаклизм подарит ему повязку на глаз, чтобы не сверкал своими разноцветными очами так сильно – привел еще одного котёнка. Лишь усмехнувшись, пестрая дернула ухом и мысленно посчитала, сколько же «пленников» отныне содержится в пещере. Ей оставалось лишь догадываться, глупыми были котята, что идут за первым встречным, или их родители, не следящие за детьми. Даже будучи бездетной, она прекрасно понимала, чего стоит упустить родную душу и сколько времени за это придётся платить. Потому что прямо сейчас она тоже платила.
Улыбнувшись одному из многочисленных котят, пестрая сделала резкий выпад в сторону Катарсиса и, точно играя с огнём, щелкнула пастью перед носом.
- Нравится, когда тебя содержат, а? – не то, чтобы Катаклизм была против отбирания дичи у молодого поколения – луны назад она самолично забирала чужие припасы у городских котов да съедала на их глазах – но противника надо подбирать соответствующего: - Или просто не хочется напрягать тощие лапки охоты ради?
Не сводя змеиных глаз с Катарсиса, Катаклизм подобралась поближе к тёмному и махнула хвостом Делирию, как бы предупреждая, что в любое время сорвётся и выведет котят на прогулку - главное, пусть позовёт.

+3

88

Прохлада что-то там ответила Остроуху, а тот особо и не послушал. Так, для галочки кивнул и произнес контрольное "ага". Ночь потихоньку вступала в свои права, становилось холоднее. Но не настолько, чтобы сидеть и стучать зубами, при этом дрожа, как осиновый лист.

Один раз Остроух отослал Прохладу поймать ему что-нибудь поесть, так как сидеть и морозить зад, следя за мелкими ушл... котятками дело не особо из приятных, хоть кот вызвался на это сам. Ждать свою "подругу" пришлось довольно долго, и по ее приходе, — надо же, ей даже удалось что-то словить, — зеленоглазый не преминул возможностью отчитать ее. Но после чуть сжалился и даже ласково потерся своей головой о ее плечо. Не спугнуть бы окончательно, вот что.

Через некоторое время ночь уже вступила в свои права. "Эти тупые животные наверно сейчас сидят где-то там в какой-то пещере и болтают. "Ой, кто же украл наших котяток? Ой что же делать? Ой мамочки!.. Жалкие куски мяса." Да, он помнил, что кто-то из сектантов день назад говорил, мол, скоро у племенных какое-то-там собрание. И вот зачем, спрашивается, собираться на какие-то собрания, чтобы один раз мирно потрещать, а дальше снова махаться своими лапками? Смех и грех, да и только. Остроух фыркнул.

— Ну, уже ночь. Прохлада, иди спать, а мне пришли кого-нибудь на замену. Устал я зад просиживать тут, — недовольно дернул хвостом Остроух, поднимаясь и потягиваясь. Как все затекло, жуть просто! Он сидит тут аж с разгара дня! — Только ты действительно пришли, а не как обычно. Я не хочу слушать то, как мне на тебя жалуются, нянька я, что ли...

Пора бы и делами заняться. Когда Прохлада скрылась с глаз, Остроух улыбнулся и прошел в пещеру. Да, он видел, что Делирий и, ух, Катарсис внесли свой неоценимый вклад в качестве котят. Только если первый вел котенка за собой, второй нес котенка в зубах, явно немного не... бодрствующего. Остроух испытывал уважение к Катарсису. Вот он, кот, который действительно понимает значение силы и верное использование когтей! А Делирий... Длиннохвостый дернул ушами, входя в пещеру и наблюдая (и слыша) все происходящее.

— Делирий, что ты с ними сюсюкаешься, как наседка? Звездного неба они, что ли не видели? Треснуть им по лбу, вот в глазах звездочки и увидят. И ходить никуда не надо, — раздраженно произнес Остроух, чуть потряхивая лапой, избавляясь от приставшего листочка. Прошел мимо котят, все же иногда наблюдая за входом. А что, если...

— Снаружи сейчас из наблюдающих никого нет. Но если попытаетесь сбежать, то я перегрызу горло вам прямо на месте. Так что давайте не будем играть в догонялки, — мило произнес Остроух, обращаясь к котятам. Сказал он это все лишь потому, что в тайне надеялся, что все же найдется кто-нибудь отбитый и попытается улизнуть. А Остроуху тогда только забава и будет... Ладно, нет, перегрызать горло он не будет, иначе ему влетит. А вот что нибудь отгрызть это уже почему нет?.. Так, ладно.

— Хэ-хээй, Катарсис, как поживаешь? Видел, ты сегодня принес нового обитателя. Стащил из лагеря? Приятного аппетита, кстати, — весело поприветствовал кота Остроух, не переставая неспешно двигаться по ущелью рядом с котятами. А буквально через секунду зеленоглазый, обойдя, сел прямо за спиной у какого-то котенка. Прям можно даже сказать навис, ставя лапы по бокам от малыша Рдяного.

— Привет, маленький. Посиди смирно, сейчас я поболтаю с моим другом, а потом и с тобой, — тихо прошептал Остроух, лукаво улыбаясь. При этом кот не сводил взгляда с Катарсиса, все же ожидая его ответа. На Катаклизм же Остроух не обратил ни малейшего внимания. Вот еще, обращать внимание на кошек, ему теперь и Прохлады хватает.

+2

89

Кремка продолжала упорно двигать челюстями, движимая лишь твердым желанием жить, выжить, выбраться на свободу, отзывавшимся в её теле тупыми ментальными толчками, будто она чувствовала, как перегоняет сердце кровь у неё в голове. И она упрямо перетирала жесткое мясо, стараясь все тщательно разжевать, чтобы было проще проглотить – первый раз она заглотила слишком большой кусок, который, проходя по горлу, причинил ей некие... неудобства, повторять этот опыт не очень хотелось. Больше таких ошибок бежевая старалась не делать, хотя жевала тоже медленно – куда-то разом делись все силы, иссякли, вытекли вместе с кровью через разорванное горло, покинули её тело, она работала будто на автомате, выполняя привычную работу, стараясь не думать совсем.
Холодок вскоре дал ей свой ответ. Племя Шторма. Кремке ничего это особо не дало, её знаний о мире не хватало, чтобы сделать какие-то те или иные выводы, но кивнула, принимая к сведению. Просто в обществе племенного она почувствовала себя чуть спокойнее, будто это даровало ей уверенность в том, что он не совершит чего-то... она сама не знала чего – чего-то необдуманного, неправильного, противоречащего... Воинскому закону? Нет, скорее незыбленным нормам морали. От одиночек голубоглазая того ждать не имела права. К тому же, это сообщило ей о том, что проблема похищенных котят затронуло все племена – значит, их должен искать буквально каждый, а уж три клана – такая толпа котов – они их точно найдут. Обязательно. Непременно. Она должна верить, что их ищут. Что её ищут. Иначе все это не имеет смысла – можно прямо сейчас лечь и умереть, все равно ей не выжить.
Испуганной мышкой дернулась, когда язык нового знакомого коснулся свежей раны, замерла на секунду, не понимая происходящее, но довольно быстро расслабилась обратно, понимая, что ничего страшного Холодок с ней делать не собирается, уже перестав есть и лишь иногда морщась от неприятного ощущения шершавого прикосновения.
- Из племени Леса, - такой же тихий ответ, она чуть вытянула голову вперед, позволяя котенку умыть себя, но в тот момент он вдруг резко отвернулся, прерываясь, глядя куда-то вглубь пещеры. Кремка тоже навострила уши, осторожно выглядывая из-за альбиноса, пытаясь понять, на кого он смотрит. Двое близнецов и две кошечки – одна из которых отличалась каким-то поразительным, ненормальным оптимизмом относительно происходящего. На них? Кремку они не интересовали, поэтому она поспешила спрятаться обратно, озадаченно поджав уши, слыша задорные крики слишком активной серой пленницы. А после привычно заныкалась куда подальше, надеясь, что так её не увидят, прикрыла яркие глаза, сосредоточившись на тупой боли в попытках её унять, постаравшись дышать ровно, подумав, что, может, сможет уснуть.
— Доброй ночи, маленькие герои, — носа коснулся запах еды, моментально размахивая веки. Причем еды не такой, какую им обычно швыряли – с самого дна кучи, помятую и едва ли не тухлую – это была хорошая, почти свежая (по сравнению с их обычной трапезой) дичь. Перед ней упал упитанный (опять же, все познается в сравнении) кусок, в животе, несмотря на то, что она только что поела, заурчало, Кремка едва могла поверить своему счастью и неожиданной доброте тюремщиков, голодным волком кинувшись на еду, забыв даже на секунду о ране на шее, так манил её запах пищи. И зря. Стоило ей выползти вперед, схватить зубами кусок мяса, как желудок вдруг сжался до невообразимых размеров, она замерла, будто олень в свете фар, в ужасе распахнув круглые глаза, чувствуя, как от шеи по телу её расползается холодом страх. Она увидела Катарсиса. Тот лежал возле какой-то новенькой кошки (притащил с собой?) и ел дичь, отобранную, видимо, у кого-то из пленников. Но бежевую это сейчас интересовало в последнюю очередь. Само его присутствие заставляло что-то внутри неё превращаться в глыбу льда. Она в ужасе метнулась обратно, вцепившись зубами в свой кусок как в самую последнюю трапезу в своей жизни (а вдруг так и было на самом деле), съежилась, начав поспешно драть зубами еду, боясь, что её отнимут, мечтая расправиться с ней как можно быстрее, чтобы можно было спрятаться ещё глубже, ещё дальше, так, чтобы он больше никогда её не увидел. Синие глаза иногда поднимались посмотреть, что происходит вокруг – не встал ли Катарсис со своего места, не крадется ли по полу ущелья полукругом, хищно скалясь на недоеденную добычу. А что-то шептало Кремке под ухо, что под «добычей» может вполне подразумеваться именно она.
— Как насчёт того, чтобы вместе полюбоваться на звёзды? — недоверчивый взгляд, на мгновение Дилирий очень заинтересовал её. Ведь она бы хотела. Очень хотела. Она любила звезды. Но у неё не был сил двигаться. После хорошей еды голубоглазая почувствовала себя чуть лучше и, если говорить честно, ей бы сейчас лечь спать, чтобы восстановиться хотя бы немного – может, во сне рана затянется быстрее. Или, по крайней мере, во сне не будет больно. Поэтому Кремка промолчала, подумав, что сейчас лучше ей отдохнуть хоть немного. Знакомиться с Полынью она тоже не очень желала.
А вот остальным пленникам идея прогуляться пришлась по душе. Один за другим после первого Холодка они выходили вперед, отвечая согласием. И с каждым выкриком Кремка осознавала, что, если они все сейчас побегут смотреть на звезды, - она останется тут одна. Одна с Катарсисом. Вряд ли бы такое произошло, конечно, потому что котят в пещере было слишком много, чтобы выводить всех разом, но лишь одна такая мысль вселила в неё ужас, заставив чуть выступить перед, прижимая уши к голове, не говоря ни слова, отчаянно сомневаясь в своем решении, не зная, что ей нужно сделать – что правильнее будет сделать. Остаться тут, в пещере, отдохнуть, попытаться набраться сил, чувствуя на себе постоянно зубы сектанта (сможет ли она вообще уснуть?) или пойти со всеми? Идти, тратить попусту такие ценные силы, которые могут ей понадобиться для выживания? Страх подгонял её вперед, но здравый смысл просил оставаться на месте.

+2

90

На вопрос Пташки Сиренька утвердительно кивнула головой, что, собственно, было ожидаемо. Пташка была очень рада, что Сиренька осталась жива и тому, что она теперь тут не одна, что есть еще родная душа из ее племени. Единственное, что омрачало эту встречу - то, в каких условиях они встретились. Да уж, обе, без разговоров, предпочли бы встречу в других обстоятельствах.
— Да... Как дела в Племени? Все в порядке? — Пташка задумалась, оглядевшись. Пещера, в которую ее принесли, была заполнена старшими сектантами. Она быстро разглядела среди толпы серую шкуру Катарсиса и напряглась. Тут, по мимо него, было еще много остальных котов, которых Пташка не знала и знать не желала. Все они жалкие преступники... Бессердечные души, что похищают и издеваются над котятами. Нет, пожалуй, при всех остальных она не будет говорить о делах племени, ее могут подслушать и, чего доброго, выудить какую-нибудь очень важную информацию.
— Сегодня Совет? — прошептала Сиренька. Пташка в ответ утвердительно кивнула и придвинулась поближе к черной кошечке, горячо зашептав той на ушко:
— Я была на Совете, племена подняли тему о пропаже котят, и, кажется, им стало что-то известно... — Пташка сделала паузу, косо поглядывая на сектантов. — Я не успела расслышать, потому что мое внимание привлек Катарсис. Он тайком пробрался на совет и сказал, что нашел следы похитителей. — Глубокий вдох, кошечка попыталась унять дрожь в теле и набралась смелости рассказать о своей глупости: — Он сказал мне, что ему нужна помощь в поисках, и я поверила, и пошла за ним... А потом... Я оказалась здесь, — Пташка зло царапнула пол пещеры, представляя, что вспарывает глотку обманщика Катарсиса. — А я ведь только вчера вечером стала ученицей, я думала, что смогу помочь разгадать загадку похитителей, пока старшие спорили на Совете... — Пташка снова уныла, груз совершенной ошибки вновь навалился на ее маленькие рыжие плечи.

+1


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье