У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Король Лев. Начало СW: последнее пристанище
Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! НА РЕГИСТРАЦИИ В СЕКТУ ВОЗМОЖНА ПОДАЧА УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЫ!

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Сезон Падающих Листьев. Холодно; небо скрыто тучами; резкий, порывистый ветер; на море шторм.
Идёт год Бурь. Вечереет. Во всех племенах проходят собрания. Глава Секты собрал своих товарищей в Большой пещере и вещает нечто очень важное.

[22/10] обновлены баннеры ролевой;
— добавлены аватары по умолчанию Игрок/Гость;
— на ролевой появился Магазин Персонажей.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 61 страница 70 из 153

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

61

Всё происходящее покрывалось туманом, смысл слов ускользал и ускользал от Хель, или же она просто не хотела понимать слова окружающих, будто её разум пытался спрятать подальше ужасную правду, что бы это не значило.
Хвост Катарсиса легким касанием прошёлся по позвоночнику юной сектантки, вызвав лёгкие мурашки. Старший хотел её успокоить после то ли шутки (да, вероятнее всего, шутки, правда же?) Банзая, то ли серьёзного предложения. Обычаи сектантов были порой непонятными, но из тех, которые являлись доступными Хель, не было жестоких ритуалов.
— Мы можем дать Грачику шпионское задание!
Усики трёхцветной кошечки встопорщились. Значит, вот как? Шпионское задание? Ему? Почему не ей - истинной дочери Владыки? Капризно распушившись, Хель, всё же, промолчала, продолжив сверлить взрослых сектантов взглядами.
Холодок уличил момент и возбуждённо зашептал на ухо кошечке, его сбивчивое дыхание выдавало волнение, которое передалось и самой Хель.
— Слушай, ты же ничего не знаешь. Они нас похитили, Хель. Они хотят нас всех... - белогривый не успел договорить, зато его чёрный приятель сумел бросить короткое, но потрясшее Хельгу слово:
— Убить.
То, что эти двое сектантов боятся, Хель уже давно поняла, заметив зашуганный взгляд и прижатые в страхе уши всех находившихся в пещере. Путь поначалу юную кошку это и удивляло, ведь она-то не боится ни Банзая, ни Катарсиса, ни кого-либо ещё из живущих в этих горах. Зачем их боятся, они же не причинят ей вреда, Владыка не допустит, чтобы его дети ранили друг друга. Они же... семья?
Но в слова Грачика и Холодка верить было трудно, и Хель, разумеется не поверила. А вы бы поверили в слова едва знакомых вам котят, что знакомые с детства вам коты кровожадные убийцы? Все мы склонны всегда отгонять и отрицать плохие мысли насчёт близких, которые нам хотят внушить. Не сказать, что Банзай или Катарсис были близки Хель, но они были ей знакомы с первых дней появления на свет, и скрывать нечего, юная леди была привязана к ним.
Старшие засобирались, уводя за собой Грачика.
— Не спускай с них глаз. Любой промах и ты знаешь, что тебя будет ждать наказание, - прошипел Банзай у самого уха Хель. Трехцветная кошечка поежилась,однако ни секунды она не могла оставаться в этом затхлом месте.
Отступив на шаг назад, Хель замотала головой и тихо промяукала:
- Пожалуй, мне нужно идти, - она бросила виноватый взгляд на котят. Трёхцветная не была зла на них за наговаривание на взрослых, скорее она была в смятении, и очень хотела бы успокоить ребят, но момент был уже неподходящим.
Шепнув сектанту у входа в пещеру, чтоб следил за...гостями (Или всё же пленниками?),  Хель развернулась и быстро удалилась из пещеры, желая поскорее покинуть это место, повергшее её в недоумение. Шаги юной леди звучали всё тише и тише, Хель покинула пещеру, не подозревая, что сегодняшние события поселили в ней маленькое, но зерно сомнения.
--> Дерево над пропастью

Отредактировано Хель (2018-04-03 12:12:57)

+4

62

Банзай задумался, на морде его медленно появлялось одобрение по мере того, как он оценивал потенциал этого задания. Катарсис молча кивнул, как бы поддакивая мысли рыжего бродяги: да-да, видишь, это классная идея!
— Что ж, друг мой. Быть может это будет интереснее, - в конце концов благосклонно произнёс Банзай и тут же, не теряя времени, направился к выходу.
Грачик, обречённо повесив голову, поплёлся следом.
«Радуйся, пока пребываешь в незнании, счастливец. Навряд ли ты хотел бы понять, что ждёт тебя или... того котёнка».
С одной стороны, пополнение их котячьей коллекции - вещь очень важная, но с другой - проверка потенциального адепта гораздо важнее, более того - это исключительный случай, первый в своём роде! Вероятно, лучший способ убедиться в преданности Грачика, в том, что он готов идти до конца и дальше - это ритуальное жертвоприношение. Поединок? Победитель только один!
«В любом случае, будет интересное зрелище!»
Катарсис прошёл мимо одеревеневшего Холодка и дрожащей Хель, которая вопреки наказу Банзая торопливым шагом направилась к выходу из ущелья. Проходя мимо, Катарсис бросил на неё насмешливый взгляд - он практически слышал, как внутри кошечки что-то с хрустом ломается и рушится - уж не устаревшие ли взгляды на мир? Бедняга.
----------------------Водопад

+2

63

Только прикажите — и Грачик непременно это исполнит, чтобы доказать свою преданность. Заявив сектантам о своём намерении стать с ними наравне, точно также иметь право говорить о их Боге, чёрный оруженосец сам загнал себя на скользкую и опасную дорожку безумного Ордена. Больше путей назад не было — теперь Грачику банально не дадут возможности вернуться в статус обычного пленного. Либо он докажет, что достоин, либо его убьют.

Банзай спустился к ним, сказав что-то Хель, а затем подтолкнув Грачика в сторону выхода. Тот, вздрогнув, торопливо направился в сторону выхода из ущелья, чувствуя на себе взгляд испуганного Холодка. Хель тоже пошла на выход — стражники у входа даже не обратили на неё внимания. Теперь, когда выяснилось, что юная кошка выросла среди сектантов, это уже не так резало глаза, но Грачик по-прежнему ощущал тяжёлый осадок в груди после разговора с ней.

Вместе с двумя сектантами Грачик покинул ущелье, украдкой посмотрев в ту сторону, где в темноте скрывалось бездыханное тельце замученного Катарсисом котёнка. Грачик ещё не знал, какое именно испытание придумали для него старшие коты, но недоброе чувство закралось внутрь, скручивая внутренности, и Грачик тихо сглотнул, на деревянных лапах следуя за Катарсисом и Банзаем.

=> водопад

+1

64

Холодок так долго, как позволяли обстоятельства, смотрел в глаза Хель, наблюдая за тем, как на неё снисходит осознание - медленно, но верно. Присутствие взрослых сектантов не позволяло продолжить разговор, который только-только начал поворачивать в нужное русло. Котёнок был уверен, что если им удастся переманить Хель на свою сторону, она сможет помочь им сбежать.
«Пожалуйста, помоги», - безмолвно молил его взгляд.
Полосатая кошечка осталась безответна, она повернулась и чуть ли не бегом вылетела из ущелья, а альбинос почувствовал укол страха и стыда. Что если теперь её убьют за то, что она знает больше положенного?
«Она бы всё равно когда-нибудь узнала. Да и о ком я беспокоюсь?! Нужно думать, как самому выбраться отсюда. Нужно добраться до дома и всех предупредить!»
Банзай и Катарсис увели Грачика, которого заметно потряхивало. Куда и зачем его увели? Что с ним сделают? Вернут ли живым хотя бы на этот раз?
Оглянувшись, Холодок вдруг понял, что остался один - незнакомые зашуганные комочки, жмущиеся к стенам, не в счёт. Стало очень тихо.
Поднявшись, котёнок подошёл к кошечке в луже крови, что растянулась на полу и не шевелилась. Катарсис с ней жестоко разделался, как много крови! Холодок зажмурился, подавляя дурноту - он, конечно, видел добычу с кровью, которую приносили охотники, и уже ел её, но видеть кровь кота было слишком противоестественно. Переборов себя, альбинос шагнул в холодную липкую лужу и наклонился, вытянув шею, заглянул в чумазую мордочку, опасливо коснулся носом шерсти на шее. На ощупь она была мягкая, как пух, и немного пахла молоком - такая маленькая! Холодок не знал, как определить, что кошечка жива, но её тело всё ещё было тёплым, а вот... а вот и бок едва заметно подымается и опадает!
«Живая, - мысленно выдохнул котёнок с облегчением, которое тут же сменилось леденящим удушающим ужасом, - но надолго ли?»
Холодок тяжело вздохнул и лизнул малышку в лоб, хотя она, похоже, была слишком слаба, чтобы почувствовать это. Если же нет - ей, по крайней мере, станет хоть немного спокойнее.
- Не бойся, ничего не бойся. Мы выберемся отсюда. Обязательно выберемся, я тебе обещаю.

+1

65

>> Начало игры <<

Какая противная погода... Она нравилась Остроуху. Но в отличие от нее, кот был в стократ противнее, и это еще мягко сказано.

Зеленоглазый шел по незаметной тропинке, осторожно и тихо переставляя лапы. Нет, опасности никакой не было, просто Остр так ходил — неслышно и быстро, словно бы на охоте. Он оглядывался по сторонам, словно бы был на какой-то экскурсии. Эти "достопримечательности" Остроуху были уже знакомы, так что особо он не задерживался. Сейчас у пятнисто-полосатого было куда более важное дело. Ему нужно было навестить котят в ущелье, куда он, собственно, почти и пришел.

— Ну, думаю, ты хорошо поработал. Стой тут и дальше, — лукавая ухмылка была кинута в сторону охранника ущелья. Нет, у Остроуха вообще не было в мыслях командовать и прочее, лишь дружеский подкол. Если, конечно, это можно так назвать. Бурый кот неодобрительно посмотрел на него, но ничего не ответил — мало ли, какие там у них установки, у этих сторожей котят. Остроух до сих пор не разобрался в этом, да и, собственно, разбираться не хотел, ему это попросту не надо. Пришел-то он совсем за другим.

А пустили его только потому, что тут, в общем, всем на все почти пофиг. Если Остроух сможет как-то повлиять на котят в положительном для Сектантов ключе, то тогда пускай делает что хочет и как хочет. Главное, чтобы это дало результаты. Да и вроде как просто ради прикола колошматить котят тут не запрещается, так что... Чем черт не шутит?

— Привет, сладенькие! — радостно поприветствовал котят помладше и постарше Остроух, натянув на морду вроде как добрую улыбку, но такую морозящую душу, что невольно могли побежать мурашки. Что, собственно, у некоторых котят и случилось; они сразу решили вжаться кто куда может, кто-то даже пытался слиться с камнем, но, к сожалению, это невозможно. Остроух заметил почти около стены на полу маленькую кошечку в луже крови и некоего белого котенка, который был постарше. Интересно, Остроух тут не был приличное время, любопытно, кто именно так хорошо поработал до него. Что ж, отставим любопытство, пора поиграть.

— Встава-ай, давай, мяса кусок, — Остроух произнес это уже более раздраженным тоном, подходя к кошечке и Холодку, но обращаясь, явно, к первой. Она еле дышала, но все же открыла глаза и подняла на него испуганный и измотанный взгляд. Видимо, этот белый знатно постарался, как то приведя ее в себя, — Давай-давай, поднимайся. И вы все! Слышали?! Живее. Не заставляйте Бога ждать.

Про Бога он, конечно, завернул. Сам-то в него не верил, но надо держать статус сектанта, тем более надо типо-пользу приносить. А то что, пустил, значит, охранник сюда кота, который просто поколошматил котят и все? Ну, так-то да, но и польза все же должна быть какая-то... Основная масса котят колебалась, тряслась, но все же, под взглядом Остроуха, кое-как встала в небольшую и кривую линию. А зеленоглазому что, он просто решил позабавить себя игрой в командира и солдатиков. Та кошечка до сих пор не хотела, — точнее, не могла, — встать, поэтому Остр подошел к ней и пнул ее передней лапой; писк боли вызвал на его морде ухмылку, но после кот нагнулся к ее мордочке.

— Если ты сейчас же не встанешь, можешь распрощаться со своей никчемной жизнью. И поверь, быстрым это прощание не будет, я уж позабочусь, — он прошептал это малышке на ухо, чтобы услышала только она, после посмотрев ей в глаза. После чего снова встал перед котятами, удовлетворенно замечая, что побитая кем-то кошечка все же еле-еле, но подползает к мини-строю. Замечательно.

— Дисциплина — одна из тех вещей, что любит Бог. Ведь дисциплинированные коты сплоченнее и сильнее, чем остальные. Вы ведь хотите быть сильными? — как стелет, как стелет!.. Не очень, но кому это важно? Остроуху? Запуганным котятам? Пфф. Зеленоглазый махнул хвостом, оглядывая своих солдатиков, — А сейчас все сделайте шаг вправо.

И так он поигрался некоторое время, командуя просто ради развлечения. Тем, кто сделал не тот шаг, не то движение, он залеплял лапой с выпущенными когтями по щеке, по лбу. Куда попадет, в общем. Но вскоре это все наскучило, так что Остроух "распустил" котят, сам оставаясь в пещере, "сидеть над душой" котят. А что ему? Сидит и пристально глядит на каждого. Мало ли кто что говорить начнет.

+1

66

Начало игры.

К ней в лапы упала умертвлённая несколько дней назад тушка горной птицы. Ещё державшиеся перья неаппетитно облепили костлявое туловище; те перья, у которых судьба была иной, разлетелись по только начавшей обрастать травой поверхности близ входа в ущелье и затерялись среди камней и кустиков горных растений. Прохлада вздрогнула от неожиданного движения и вскинула бровь, глядя на одного из сотоварищей-сектантов.

Сходи покорми котят, – ответил он на её безмолвный вопрос. – Богу нужны живые последователи.

А самому зад поднять и сходить покормить религия не позволяет? – огрызнулась в ответ Прохлада, но, тем не менее, в более продолжительный спор вступать не стала: в словах сектанта был смысл – их Бог не собирался принимать в свои объятия тех, у кого при жизни не нашлось возможности отслужить ему. Если котята так и умрут от истощения в холодном ущелье, то куда они попадут после смерти? Скорее всего, просто исчезнут. Несчастные создания, не понимавшие, какой ценный дар преподносили им верующие коты.

Прохлада резким движением подняла птицу с земли (сектант обязан был видеть то, как сильно возмущена она была его действиями и словами, и что делала это ради Бога, а не ради того, чтобы ублажить его эго), чем вызвала очередной водопад из опавших перьев, и, вся покрытая ими же, направилась к часовому ущелья. Тот принял её молчанием.

Отворяй ворота, – пробурчала кошка сквозь тушу птицы. Когда охранник совершенно очевидно ничерта не понял из её речи, она нахмурилась и соизволила опустить птицу. И повторила специально для тугослышащих: – Еда приехала.

Прохлада прошла вглубь ущелья, и тут же была встречена потасовкой между Остроухом и котятами. Скептическим взглядом кошка осмотрела его главную жертву, и язвительный голос в голове не смог не напомнить о том, что ей ещё что-то пытались говорить про живых заключённых. Говорили те же, что приняли этого урода в их уютный религиозный уголок.

Когда Остроух соизволил закончить изображать из себя главного мерзавца вселенной, Прохлада кинула перед котятами залежавшуюся птицу.

Жрать подано. Чтобы ни одной косточки не оставили, убирать за вами никто не будет. И эту, – она кивнула в сторону избитого котёнка, – накормите тоже, чтобы не сдохла раньше времени.

Благодаря кое-кому, да, Остроух?

Отредактировано Прохлада (2018-05-01 14:17:34)

0

67

Резкий окрик заставил Холодка инстинктивно вжать голову в плечи.
«Кто на сей раз?»
На сей раз был Остроух. На самом деле, его имени Холодок не помнил - этот кот не появлялся здесь довольно давно, альбинос видел его от силы раза два или три, да и то мельком, но запомнил, что этот кот - стопроцентная мразь, в отличие даже от других сектантов.
Как бы желая подтвердить старое впечатление, полосатый бродяга сходу направился к ним, презрительно взывая к пребывающей в полубессознательном состоянии кошечке. Удивительно, но грубый неприятный голос подействовал на неё отрезвляюще - малышка разлепила глаза и остекленевшим от страха взором уперлась в тощую злобную морду.
Холодок замер, не сводя настороженного взгляда с сектанта. Благие намерения плавно растворились в промозглом воздухе - он готов был бороться за свою шкуру, и только. Ему жаль, очень жаль. Когда Остроух влепил кошечке пощёчину, котёнок невольно зажмурился, но не пошевелился.
«Половина из нас, если не все, здесь умрёт. Нет, это не то место, где стоит корчить из себя героя. Прости, прости, пожалуйста, прости, если можешь».
Похищенные послушно, хотя и не сразу, лапа за лапу, встали в строй, теша самолюбие сектанта, решившего раскомандоваться. Холодок прижал уши, стараясь держаться в тени, но делая то же, что и все, стараясь хоть поведением не выделяться - даром что его шкура буквально светилась в темноте. Хоть в шеренге были и другие белые котята, Холодку казалось, что всё внимание приковывает исключительно его гардероб.
Атмосферу разрядила вошедшая кошка, Прохлада, чей голос звучал столь же грубо, но хотя бы не так издевательски, плюс она принесла еду. Бросив мрачный взгляд на добычу, Холодок сорвался с места одним из первых, игнорируя замешкавшихся товарищей по несчастью. Кто больно робкий, обойдётся без завтрака. Ему же нужны силы, чтобы победить и сбежать. Как? Может, на сытый желудок и мысли здравые в голову придут.
Оторвав на удивление мощным движением - и откуда только силы взялись? - целое крыло птицы, котёнок оттащил его в тень, присев рядом с раненой. Тут мяса хватит им двоим. Холодок постарался отогнать осуждающую мысль, что теперь, когда они рядом, другие котята не решатся отобрать у него кусок - этой страдалицы ещё несколько дней будут избегать, как чумной, раз она привлекла внимание тюремщиков. Поэтому положение очень удобное. Но он делится добычей вовсе не поэтому. Отнюдь. Конечно же нет.
- Жри быстрее, не пялься на них, - едва слышно прошипел альбинос сквозь стиснутые челюсти, так, что кошечка едва услышала, а остальные и подавно нет. - Ешь, или погибнешь. Понимаешь? - и впился зубами в жилистое мясо.
Немного помедлив, девочка присоединилась.

+1

68

Какие же все-таки котята хорошенькие. Просто прелесть! Шажок вправо, шажок влево, махнуть хвостиком... Оступиться, промахнуться. Получить оплеуху... Когда они опускали взгляд, Остроух начинал злобно и негромко рычать, чтобы котята снова подняли на него испуганный взгляд. Как это замечательно, знаете ли. В стенах этого ущелья можно практически слышать, как быстро бьются сердечки этих малышей...

Конечно же Остроух заметил Прохладу, входящую в нору с птицей в зубах. И она тактично подождала, пока Остроух наиграется. "Хорошая девочка, правильно сделала." А после, когда Остроух сел и начал просто следить за котятами, она кинула им еду. И на птицу все хорошенько набросились, кстати говоря. Хотя некоторые котята, по идее, должны еще вообще мамкиным молоком питаться... Но тут всем на это плевать. Зеленоглазый переводил взгляд с одного котенка на другого, любуясь тем, как они все жадно поедают принесенную пищу. Белый котик, которого приметил Остроух до этого, снова сидел рядом с чересчур побитой кошечкой, делясь с ней крылом птицы, принесенной Прохладой.

— Проследи, чтобы малышка хорошо поела, договорились, Снежок? — ухмыльнулся Остроух, обращаясь именно к Холодку. Имени его пятнисто-полосатый не знал, поэтому и обозвал Снежком. Да и, собственно, котенок и не должен возникать, а если возникнет, то будут последствия... Ну, малыш должен себе это представлять. А Остроух обратился к нему вполне дружелюбно. После чего переключился на другого кота. Точнее, кошку.

— Думаю, твоя и моя работа тут закончена, пошли, выйдем, — и, махнув Прохладе хвостом, зеленоглазый вышел из ущелья, вдыхая свежий воздух. Как прекрасно! Остроух обратился к охраннику, говоря тому, мол "Иди отдохни, я тебя сменю". Тот, со скрипом, все-таки покинул свой пост, напоследок обернувшись на пятнисто-полосатого.

— Если хоть кто-то отсюда сбежит, то я самолично надеру тебе зад, — ой, не слишком дружелюбно... Остроух ухмыльнулся. Конечно-конечно, надерет, не сомневаемся...

— Давай-давай, вали уже отсюда, мешок с костями, — скептически, с недоброй улыбкой, негромко произнес зеленоглазый, поведя хвостом. Уходящий кот уже не мог его услышать, на это и был расчет. Но хватит, обратили на ту тушу внимание, пора и на другую, — Как дела, Прохлада? Сама поймала птицу, или же тебе ее позорно подогнали?

0

69

Теперь так больно будет всегда? Больно и холодно. Ей казалось, что да. Казалось, что их пленение вряд ли закончится когда-либо, они так на всю отмеренную (и, видимо, недолгую) жизнь и останутся узниками этой пещеры, боли от побоев, и тех, кто их наносит - этих котов, поклоняющихся кровожадному божеству. Они будут сидеть в этом ущелье, жаться к друг другу от холода и страха, наблюдая, как их уводят одного за другим и больше никогда не возвращают. Пока всех до последнего котенка не принесут в жертву во славу этого бога. Сектанты величали его с заглавной буквы «Б», это было слышно в из голосах, видно в маниакальном блеске восхищенных глаз, но Кремка отказывалась его так называть. Она не выражала свой протест открыто, боясь новых ударов (как оказалось, избежать их не получилось, хотя она так старалась обмануть судьбу), но про себя, в своих мыслях она называла его богом с маленькой буквы. Недостойным уважения.
И, окутанная этими мыслями, она вдруг поняла, почему Катарсис передумал её убивать. Дело в том, что он как-раз-таки не передумывал - он все также желает её смерти, желает увидеть, как жизнь вытекает из нее последними каплями крови. Но не здесь. Не сейчас. А там, где они ему поклоняются. И чуть попозже. Пусть промаринуется в собственном ужасе и страхе от будущего, от завтрашнего дня, пропитается той безысходностью, что парит в воздухе их сырой пещерки - и только тогда её подадут ему, готовую, пытающуюся утолить его неутолимый голод. Тогда почему бы не сдаться? Она продолжала бороться, вцепившись в жизнь зубами и когтями, потому что хотела жить. Но, раз её все равно убьет, почему бы не умереть раньше? Раньше, чем они запланировали её смерть. Потому что все, что они могли сейчас выбирать - время их смерти.
Она почувствовала шершавый язык на своем лбу, один из узников-котят оказался рядом. Кремка бы посмотрела, кто, но у нее пока не было сил открыть глаза. Она не знала, в какой момент вернулась от бессознательного состояния (Или вообще туда не подала? Может, ей просто показалось?), но двигаться пока еще не было желания.
— Не бойся, ничего не бойся, — сложно верить в его слова, когда она чувствовала запах его страха, окутанный металлическим ароматом крови - её собственной крови. Девочка быстро научилась распознавать их, её теперешних спутников, — Мы выберемся отсюда. Обязательно выберемся, я тебе обещаю, — не шевельнулась, уже привыкшая к мерной, пульсирующей боли в шее, но почувствовала благодарность к этому котенку, единственному, который подошел к ней, чужачке. Она не знала запахов других племен, но была совершенно уверена, что незнакомец не из Лесного. Может, вообще одиночка или домашний. В любом случае, она была приятно удивлена, что не все в этой пещерке сражаются только сами за себя.
Новый оклик, котенок рядом вздрогнул, но она не пошевелилась, опасно долго игнорируя вошедшего. Может, он решит, что она уже мертва и нет смысла мучить её дальше?
— Встава-ай, давай, мяса кусок, — нет, не решит. Кремка с трудом приоткрыла слипшиеся от крови глаза. Мельком взглянула на пристроившегося рядом котенка, отмечая его белоснежную шерсть, но не задержалась, чтобы рассмотреть подробнее, переведя несчастный, затуманенный от боли взор на Остроуха. Не могла она подняться. Разве её лимит пыток на сегодня не превышен?
Белый малец послушно отошел, видимо, боясь тоже получить, а Кремка обратно закрыла глаза, молясь предкам, чтобы от нее отстали. Хотя бы на сегодня. Ей пора усвоить, чтобы в таком месте, как это, расслабляться нельзя, нельзя отвлекаться, надеяться на лучшее, поворачиваться к противнику спиной. Впрочем, она все равно бы не успела увернуться от тычка, заставившего её вскрикнуть от вспышки боли, врезавшейся в не мозг стальной колючкой. Из раны на шее снова пошла кровь, в нос опять ударил знакомый тяжелый запах, а на языке появился металлический привкус. Алая пелена перед глазами, ухо опалило неприятное горячее дыхание - Остроух зашептал ей веселыми нотками, обещая медленную, мучительную смерть. Чисто теоретически, она и так могла умереть - если не от кровопотери, то от заражения крови (лечить её, видимо, никто не собирался). Хорошо, что о таких заумных терминах Кремка не знала. Потому, гонимая деланием выжить, со стоном, закусив губу, поднялась на лапы. Мир поплыл, она покачнулась, поскальзываясь на собственной крови, но чудом удержала равновесия. А потом, еле волоча лапы, поплелась в сторону уже построенной кривоватой шеренги, вставая в её ближайший конец. Какое-то время сектант с наслаждением издевался над ними, заставляя выполнять разнообразные команды. Если кто ошибался, того, естественно, хорошенько наказывали за тугодумство. Кремка выполняла приказы Остроуха как в трансе, каждый раз напоминая себе, что если она будет просто стоять, то будет еще хуже. Еще одного нападения она не переживет. Бежевая и сейчас-то чудом жива - держится на одной только силе воли.
К счастью, коту это быстро надоело. Он распустил шеренгу и, развернувшись, куда-то направился. Увидев возможность, синеглазая тяжело уползла обратно, подальше в тень, где её не будет так сильно заметно, там улеглась на холодный пол и, тяжело дыша, растворилась в своей боли, с трудом загоняя слезы обратно. Что-то подсказывало ей, что за слабость последует очередное наказание.
За Остроухом пришла Прохлада. Они сегодня популярны. К счастью, та вроде не собиралась ничего с ними делать - даже наоборот, она принесла еду. Есть Кремке хотелось. А птица, даже такая залежавшаяся, почти без перьев и, скорее всего, неприятно холодная пахла для нее как свежепойманная добыча - умопомрачительно вкусно. Но сил добраться до еды не было, каждый шаг давался ей с трудом, рана, повторно разодранная от тычка Остроуха, продолжала понемногу кровоточить, но, когда она лежала, не двигаясь, постепенно переставала. Поэтому она даже не пошевелилась, лишь проводя усталым, голодным взглядом упавшую птичью тушку.
— И эту накормите тоже, чтобы не сдохла раньше времени, — вновь прикрыла глаза. Никто не подойдет к ней. Она уже успела уяснить, что тут каждый сам за себя. А каждый, кто проявит к ней хоть каплю симпатии, тут же обратит на себя внимание сектантов – особенно Катарсиса. А присоединиться к ней желающих нет. Да и к тому же, какой идиот согласится делиться едой с той, судьба которой и без того решена?
Идиот, как оказалось, нашелся. Перед носом что-то шлепнулось, в носу защипало от запаха еды, синие глаза удивлённо распахнулись - тот самый белоснежный котенок, пытавшийся подбодрить её совсем недавно. На нее сверху смотрели его алые, как её кровь, глаза. Если бы она не была уже так напугана, она бы испугалась опять. Незнакомец отвернулся, наклонился к добыче - Кремка не шевельнулась. И тогда он, стиснув зубы, тихо зашептал:
— Жри быстрее, не пялься на них, — на них? Все её внимание сейчас было обращено на него. На его тонкие уши с просвечивающей шерстью и, что еще страшнее, просвечивающей кожей, под которой Лесная могла видеть линии его капилляров и сосудов, — Ешь, или погибнешь. Понимаешь? — это была правда. Но она не могла отделаться от мысли, что их тюремщики не зря похитили его - из такого как он вышел бы устрашающий сектант. Но, в тоже время, он был добр к ней. Он делился с ней едой, успокаивал ее. Он не такой как они. И Кремка была ему за это безмерно благодарна. Поэтому, вспомнив материнские наставления, что судить о котах надо не по внешности, а по их поступкам, потому что первую они не выбирали, девочка тяжело поднялась, морщась от уже резкой боли, и присоединилась к уже обедавшему, голодно вцепляясь в птичью тушку. Есть было больно. Говорить – тоже. Но она все же, с трудом проглотив первый сухой, холодный кусок крыла, тихо прошептала ему почти в самое ухо, когда наклонялась за новой порцией – так, чтобы не обращать на себя внимания:
— Спасибо. Я не хочу погибать.

+4

70

Холодок вздрогнул и исподлобья глянул на Остроуха, который обратился к нему вроде бы достаточно дружелюбным тоном (котёнка даже не слишком волновало, какую кличку ему приплели, лишь бы не трогали), но взгляд его так и оставался холодным и опасным. В любой момент может передумать и броситься на них, избить, отобрать еду... что угодно сделать.
Холодок вроде бы сообразил, что их кормят и не избивают до смерти - вероятно, у Катарсиса тоже было намерение оставить кошечку в живых, ведь он мог перекусить ей шею одним укусом - не просто так, а ради какой вполне определённой цели. Может, они убьют или съедят их потом... или ещё что-нибудь сделают... Холодок старался не давать волю фантазии, чтобы не довести себя до истерики.
Как бы то ни было, у них есть время... и это время необходимо потратить с пользой.
Кошечка понемногу начала есть и даже хрипло отозвалась, пошевелив слабым дыханием шерстинки в ухе:
— Спасибо. Я не хочу погибать, - Холодок едва слышно хмыкнул.
«А кто ж хочет?»
По крайней мере, его невольная подруга дней суровых пошла на контакт, и котёнок не упустил случая завязать разговор:
- Я Холодок, а ты? - Остроух обратил всё своё внимание на Прохладу, и можно было не беспокоиться, что он заметит их разговор на пониженных тонах.
Если эта кошечка хоть что-то знает и согласится рассказать, может, завеса тайны приоткроется. Тайны, почему их всех собрали здесь. Холодок не был уверен, в каком направлении копать, и вообще - поможет ли ему какое-либо знание, или лучше полагаться исключительно на слепую удачу.
«Или нам даже удача не поможет. Где ты, Облачное племя? Видишь ли своих детей в этой тёмной сырой пещере? Или тебе плевать?»

+2


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье