У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 21 страница 30 из 99

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

21

Грачик не сомневался в способностях Тенька. Не сомневался, что он не изменит своему яростному, свирепому характеру. Не уступит никому. Выгрызет свое место под солнцем. Тенёк станет настоящим сильным воителем, которого ни один сектант выкрасть не сможет. Не сможет пленить, избивать и мучить, пользуясь физическим превосходством.

А Грачик будет рядом: ступать безмолвной тенью, повторяя чужой шаг, но все равно позади. Наблюдать, поддерживать и заботиться. Однажды Грачик научится делать это так, чтобы Тенёк не замечал всех мелких жестов, дрожи голоса и блеска глаз. Тогда Тенёк перестанет фырчать и хмуриться, говорить брату заткнуться. Грачик задумался об этом далеком будущем, сейчас недоступном, и лишь дернул ухом на привычно грубый ответ.

Мышь была сочной, свежей, и, кажется, у Грачика с непривычки от такой хорошей еды заболел живот. Он чувствовал себя необыкновенно сытым, за время, проведенное в плену, приспособившись к жалкому пропитанию. Сытый, он сел на землю и начал умываться, пока Тенёк в несколько укусов прикончил остатки мыши.

Грачик покосился на Тенька, услышав негромкие слова, и едва заметно, украдкой улыбнулся.

Закончив умываться, он потянулся, вытягивая костлявые черные лапы, довольно жмурясь, и прилег рядом с братом. Пережив столько стресса за этот день, Грачик наконец успокоился и ненадолго расслабился. Взгляды других котят он уже не замечал. Грачик прижался к боку Тенька и зевнул. Если закрыть глаза и не вслушиваться в окружающие голоса, надломленные и испуганные, можно было представить, что они снова дома: отдыхают после тренировки в палатке оруженосцев.

— Они все чаще говорят о великом дне, — спустя паузу заметил Грачик, приблизив морду к черному уху брата. — Разве это не значит, что он уже скоро состоится? А, значит, и нам пора действовать? — последние слова он произнес едва слышно. С потолка изредка доносился писк летучих мышей.

+3

22

Эта была, — удивительно, — не его идея. Точнее, её можно было бы назвать совместной, потому что Тенёк, в очередной раз после взбучки обласкав надзирателей всеми возможными оскорблениями, озвучил что-то вроде "вот когда я сбегу отсюда, они все у меня попляшут". Грачик же, немного помолчав, продолжил развивать эту ненароком оброненную фразу.

Только вот от идеи этой Тенёк не был в присловутом восторге, хотя, казалось бы, должно быть совершенно иначе. А дело было всё в том, что по плану Грачика всё складывалось совершенно не так, как хотелось Теньку. И именно по этой причине Тенёк не поддерживал идею побега.
Ты снова за своё? — он лежал рядом с братом, чувствовал его тёплый бок, и лишь это ограничивало его закипающую жёлтым полупрозрачным ядом нервозность, — "Нам"? По-моему, когда один всё решил за двоих, это не называется "мы".

Он фырчал. недовольно, пускай и тих. Фырчал, потому что был зол. Зол на то, что Грачик говорил дельные вещи, но жертвовал собой. А Тенёк, герой из героев, должен был бежать и звать кого-то на помощь. Конечно же... Черношёрстный был готов спланировать всё: их совместный побег, побег Грачика и его дальнейшее пребывание в этой сырой пещере. Тенёк даже думал о том, что они оба покинут этот дурацкий мир: полетят пташками из дурацкого мира в дурацкую расщелину.
Но то, что они будут стоять напротив этой расщелины, и Грачик останется один, — Грачик, один! — а Тенёк драпанёт со всех лап куда глаза глядят, лишь бы найти кого-то и позвать на помощь...

Это всё полный бред, я не собираюсь на это соглашаться, —зашипел янтароглазый, насупившись, отводя глаза в сторону, недовольно сощурившись.

В глубине души он понимал, что всё и вправду уже решено, и времени осталось совсем немного. Но, может быть, если он, как всегда, будет недоволен, Грачик прогнётся и они вместе придумают что-то другое.
Хоть что-то...

+3

23

Мысль о побеге не оставляла ни Грачика, ни Тенька с первого дня в плену у безумцев, но цельной и озвученной вслух идеей она стала относительно недавно. Да и, к тому же, у них был план: рискованный, потому что следовало полагаться на свои быстрые лапы и удачный случай, но единственный, потому что ничего другого им не оставалось.

Поставить на карту все. Если их поймают, если Тенька поймают, все пойдет прахом. Их убьют еще до великого дня, как бы сектанты его не ждали — просто потому, что Банзай впадет в такую ярость, что ему станет все равно. Или Катарсис свернет им шеи с такой же легкостью, как прикончил принесенную им сегодня мышь.

Мы умрем так или иначе, если не будем действовать. Никто нас не спасет.

— Ты согласился, а, значит, решили вдвоем, — это был редкий момент, когда Грачик действительно возражал Теньку — и продолжал стоять на своем. Грачик понимал, что брат имеет право сердиться и быть недовольным, но по-другому быть не могло. — Ты сильнее. Ты побежишь быстрее. И без меня тебя здесь убьют, потому что ты не умеешь держать язык за зубами.

Грачик даже не укорял — просто устало констатировал факт. Порой Грачик умел смягчить меры наказания, что применялись к Теньку, отвлекая внимание сектантов от брата — и привлекая к себе. Грачик был уверен, что без него брат окончательно потеряет голову, и кто-нибудь точно швырнет его в пропасть — просто потому что достал, а не во имя своего идола: бессмертие бессмертием, а ученика с таким дурным нравом хочется убить даже запросто так.

Тенек шипел, недовольный и злой, и Грачик провел хвостом по его боку, пытаясь успокоить незатейливым жестом.

— Все будет в порядке. Я буду в порядке, — на последнем он сделал особый акцент. С этой маленькой лжи Грачик начинал в плену — и сейчас она, въевшись в память, словно отработанный десятки разов прием, звучала безукоризненно искренне. — Ты приведешь сюда племя и спасешь меня. Будешь героем, и Лиса посвятит тебя сразу в воители, — Грачик попробовал улыбнуться и слабо пихнул Тенька в плечо.

+4

24

— Сколько еще нам нянчится с этими выродками? Как долго ждать великого дня? - встретил выходящего из ущелья Катарсиса вопрос, полный нетерпения и алчности.
Катарсис беззаботно пожал плечами, бросая прищуренный взгляд на собрата, которого всего аж трясло. Несложно было догадаться, что с минуту назад мелкий чёрный проныра снова вывел Банзая из себя, за что и поплатился - из двоих братьев одному явно было очень плохо на тот момент, когда Катарсис принёс им мышку. Кот сел рядом с Банзаем, туго обернул лапы хвостом и закрыл глаза, задрав нос к пасмурному небу и мечтая, чтобы его обласкали тёплые солнечные лучи, чтобы светили сквозь плотно прикрытые веки так, что перед глазами всё становится красным из-за множества капилляров, пронизывающих тонкую кожу.
Он не думал о котятках как о выродках, скорее уж кот был ровно противоположного мнения, но разумно держал его при себе. Если Банзай относился к ним лишь как к необходимой жертве - жертве именно со стороны себя, ведь взвалить на себя груз заботы о нескольких дюжинах пищащих комочков нелёгкий шаг, как ни крути, - как к средству достижения великой цели, то Катарсис как-то интуитивно понимал, что проблема несколько глубже. Котята в сущности своей и есть сама цель. Стратегически важная цель, ведь молодняк - плоть и кровь любой группировки, любого племени; лиши их этой опоры - и они сами вскорости передохнут как один. Поддержка в виде молодых, неокрепших, но рвущихся к новым знаниям и новой вере умов - страшная сила, которой они уже практически обладают.
Но сейчас не подходящее время, чтобы взращивать, сейчас важнейшая задача - прополоть.
Впрочем, если кто-то из учеников проявит небывалое рвение и верность своему новому делу, кто знает? - может, ему удастся избежать феерической смерти во благо высшей цели, и он окажется по одну сторону баррикад с ними, с Катарсисом и Банзаем? Эта мысль грела.
— Видел двоих отпрысков там? Кажется, они братья, - как ни в чём не бывало продолжил рыжий кот, не дождавшись ответа на свой первый вопрос. - Один из них слишком языкастый, я бы им полакомился.
Катарсис открыл глаза и обратил взор на собрата. Тот очень правдоподобно пускал слюни, как бы намекая, что сказанное им - не просто красивый оборот речи. Живое воображение бродяги тут же нарисовало картину: Банзай мечется под обрывом и отрывает куски плоты от бездыханных изломанных телец, преодолевших путь в несколько сотен метров вниз до своей смерти. Картина вызвала лёгкий спазм желудка, и Катарсис её отмёл, после чего радужно улыбнулся.
- О, не беспокойся! Ты не хуже меня знаешь, как важно дождаться нужного момента, и он уже близок! За наше терпение мы будем вознаграждены сполна. Мы получим всё, чего так страстно желали долгие и долгие луны упорной подготовки и стоического ожидания!

+5

25

— О, не беспокойся! Ты не хуже меня знаешь, как важно дождаться нужного момента, и он уже близок! За наше терпение мы будем вознаграждены сполна. Мы получим всё, чего так страстно желали долгие и долгие луны упорной подготовки и стоического ожидания! - от этих слов действительно стало легче. Банзай посмотрел на Катарсиса, а после переместился в тому чуть ближе, чувствуя своей шкурой хвост сектанта. Оба кота ждали великого дня, который должен был определить дальнейшую цель. Впрочем, цели у них были разные, и кто знал, как в дальнейшем может сложиться ситуация.
В ущелье снова послышался мышиный писк, а после парочка вылетела оттуда, скрываясь в стороне леса внизу. Кажется, они проголодались. Банзай и сам не отказался бы сейчас от жирной крольчатины, но спускаться вниз было сейчас не резонно, ведь нужно охранять вход. Смелые черные котята доверия явно не внушали, и рыжий догадывался, что у тех есть план.
- Думаю, что стоит сводить котят к обрыву. Мне кажется, что они совсем забыли своё предназначение, - растянув пасть в довольной ухмылке, кот поднялся, поднимая каждую из лап, проводя шершавым языком по венам. Он порядком взбодрился от мысли, что можно будет попугать несмышленых комков шерсти, поиздеваться над теми, заставить бояться. Банзай думал, что рано или поздно малыши придут к отчаянию и иного выхода, как прыгнуть туда самим, уже не будет. 
Сектант возвел глаза к небу, а после засмеялся, будто ему сейчас рассказали какую-то шутку, но смех у того уже вошел в привычку и был явно психическим отклонением. Развернувшись, тот вошел в ущелье. Глаза не сразу привыкли к темноте, но быстро сфокусировались около груды костей, рядом с которой находились пленники. Сегодня он выберет лишь самых достойных, которые отличились больше всех, проявив смелость. Когти невольно заскрежетали по каменному полу, вызывая неприятный, раздражающий звук.
- Пора на прогулку. Если надумаете бежать, то ваша кончина наступит раньше Великого дня, я вам это обещаю, - рыжий протянул лапу вперед, а после облизнул клыки и вытащил двух черный котят за шкирку. Все же пока большими группками их вытаскивать было нельзя, Банзай понимал, что те еще не растеряли все силы и не пришли к добровольному повиновению.
- Пошевеливайтесь… - небрежно подтолкнув тех к выходу, направился позади, чтобы следить за обоими. Банзай знал свои силы и в любом случае они не скроются, если кто-то не отвлечет рыжего. Вытащив пленников на свет, кот посмотрел на Катарсиса и приказал юнцам остановится.
- Ну, что, пора развлечься… - противный смех вновь разлетелся эхом, растворяясь в ветре.

Атмосферности

http://s5.uploads.ru/t/e8xio.jpg

Отредактировано Банзай (2018-02-12 20:18:56)

+4

26

Слова, произнесённые младшим, засели в голове, не хотели оттуда выметаться. А Тенёк бы всё отдал, чтобы они тут же испарились оттуда: как туман ранним утром, просто рассеялись в предрассветной дымке, уступив место свету. Только в этом месте не было света, не было никакого будущего, а главное — надежды, которая до сих пор треплеться где-то в их маленьких котячьих душонках.

Ты уверен, что думаешь обо мне, когда всё это говоришь? — Тенёк зло зашипел, но не обратил на Грачика взгляд; злость его была адресована каменному дну ущелья, и поднимать глаз котёнку на брата не хотелось.
Ни черта он о нём не подумал, иначе сказал бы такую ересь? Предложил бы всю эту затею, предложил бы его бросить?

Сила, бег, посвящение в воители?.. Это всё отговорки, понял меня? И не делай вид, что ты действительно так считаешь, — он всё-таки взглянул на Грачика, бросил на него укорительный взгляд янтарных глаз, — Ты — мышеголовый болван, если считаешь, что я поверю в это. Я тебе — не они!

На последней фразе он указал хвостом на выход из ущелья, откуда тут же послышался знакомый духу скрежет. Тенёк тут же затих, молниеносно прикусив язык. Впрочем, прикусил он его исключительно на тему будущих обсуждений о побеге в присутствии посторонних. Да и вообще любых личных разговоров.

На пороге пещеры показался Банзай, вновь угрожающе царапающий камень своими длинными, не сточенными когтями. Тенёк рефлекторно повёл плечами, чувствуя, как эти звуки пробирают до мурашек под шерстью, холодят сознание и душу.
Что, уже соскучился? — глухо отозвался Тенёк, наигранно склонив голову на бок, только вот у Банзая на них с братом были совершенно другие планы, и это явно не очередная взбучка.

Слова о прогулке защекотали нервы, и Тенёк, навострив уши, подталкиваемый волей Банзая, оглянулся на Грачика, вспоминая всё то, о чём они только что говорили.

В очередной раз за его короткую жизнь Тенёк почувствовал холодящий душу ужас.

→ Дерево над пропастью

Отредактировано Тенёк (2018-02-18 13:09:12)

+4

27

На вид Банзай успокоился: похоже, такой ответ пришёлся ему по вкусу, и рыжий кот замолчал, обдумывая произнесённые слова; Катарсис тем временем наклонил голову и прислушался. Он несомненно различал какие-то звуки, тихие шелестящие голоса, робкий, но настойчивый шёпоток, и никак не мог понять, доносится он из ущелья за спиной или откуда-то ещё, или он вообще ниоткуда не доносится, а просто существует, как это нередко бывает?
«Сожрать котяток... Разве они не понадобятся тебе живыми?..
Ты ведь знаешь, что в этих омерзительных племенах большие коты обучают маленьких?
»

Катарсис задумался. Он вспомнил, что видел, причём даже несколько раз - значит, не совпадение, - воителя и ученика, прогуливающихся вместе, причём племенной действительно рассказывал что-то мелкому. А однажды двое дрались, но как бы понарошку.
- Да, похоже на то, - тихо ответил серый себе в усы.
«Должно быть, этим они и сильны. Подумай об этом».
— Думаю, что стоит сводить котят к обрыву. Мне кажется, что они совсем забыли своё предназначение, - Катарсис вздрогнул, когда резкий голос Банзая разрезал тишину и заглушил голоса.
Не дожидаясь ответа, рыжий бандит скрылся в расселине. Катарсис рывком поднялся и несколько раз подпрыгнул на месте, разгоняя застывшую кровь.
«Кровь, кровь.
Убей, убей!
Нет, не нужно...»

- Заткнитесь! - рявкнул кот как раз в тот момент, когда Банзай вытолкал из ущелья двух братьев, которые вполне могли бы счесть, что этот приказ адресован им.
Катарсис быстро облизнул губы и передёрнул плечами, отгоняя наваждение. Внимательно уставился на братьев, переводя взгляд с одного на другого - то ли заметил, что они как-то подозрительно переглядываются, то ли... то ли просто пялился на них без особой цели, но уже через несколько секунд прекратил это занятие и, ещё раз бодро подскочив на месте, воскликнул:
- Отличная намечается прогулочка!
---------------------Дерево над пропастью

Отредактировано Катарсис (2018-02-16 19:33:25)

+4

28

Злой укор Тенька неприятно кольнул, осел невидимой тяжестью в груди. Грачик приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но замолк и отвел взгляд. Спорить было бесполезно — Тенёк все равно будет стоять на своем, — но точно так же и их план останется неизменным. Все было решено еще тогда, когда Грачик только предложил брату провернуть это рискованное дело. Попытаться сбежать.

Грачик вдруг подумал, что ему жаль, что Тенёк не верит ему. Ведь так все было бы намного проще. Тогда бы не было ненужных вопросов и ненужного гнева — всю свою энергию брат бы направил на реализацию их плана, а не на бессмысленные выяснения. Грачик чуть повел плечами, прикрыл глаза и бессильно вздохнул, признавая маленькое поражение.

Услышав скрежет когтей со стороны выхода, Грачик поднял морду и навострил уши. Свет, лившийся из проема, осветил костлявую фигуру Банзая, что спускался прямо к ним. Шерсть на загривке приподнялась, стоило Грачику подумать, что этот безумец мог еще вытворить, если вновь обратит на них внимание. Как назло, Банзай именно это и сделал, приблизившись к двум братьям.

Не сдержавшись, Грачик слабо пихнул Тенька в плечо, и во взгляде голубых глаз читалось безмолвное предупреждение вести себя сдержаннее. Банзай не собирался вновь избивать их, и когда Грачик услышал, что их выводят на «прогулку», все внутри опустилось. Грачик встретился со взглядом Тенька и сразу понял, о чем думает брат — для этого не нужно было переплетать хвосты.

Грачик едва заметно, слабо кивнул ему в подтверждение и поспешил на выход, быстро перебирая худыми, длинными лапами. Он уже не помнил, когда в последний раз был снаружи, и, выйдя из ущелья, невольно зажмурился, когда солнечный свет резанул его по глазам. Неприятный смех Банзая звенел в ушах, и Грачик, погодя, осторожно открыл глаза, судорожно вдыхая чистый горный воздух, инстинктивно подставляя морду пронизывающему ветру, затаенно наслаждаясь забытыми ощущениями.

Грачик вздрогнул, стоило Катарсису рявкнуть, и уставился на него в ответ, испуганный и нервный. Сектант смотрел так пристально, будто что-то подозревая, и Грачик почти запаниковал: вдруг они все-таки слышали, о чем братья разговаривали внизу? Однако все обошлось, и черный оруженосец подавил облегченный вздох.

Скоро все решится.

=> дерево над пропастью

Отредактировано Грачик (2018-02-14 11:53:44)

+3

29

- Отличная намечается прогулочка! – кажется Катарсис был вполне воодушевлен тем, что они смогут пройтись. Быть в карауле целыми днями, осматривая котят и подбрасывая тем куски мяса, кажется очень утомительным, поэтому любое другое занятие навивало радость. Банзай испустил смешок, а после толкнул чернышей вперед, почти что, бросая тех под лапы сектанта, а после указал вперед.
- Пошевеливайтесь! – рыкнув почти над ухом каждого из юных оруженосцев, он встряхнул головой, осматривая местность, а после пошел сзади, иногда пиная тех, не упуская даже возможности сбивать лапой с ног, чтобы те ощутили всю сложность пути к великой цели. Издавая ехидные смешки, рыжий взглянул на Катарсиса, что шел впереди и чуть сбоку, дабы оруженосцы не задумали удрать.
- Надеюсь, что всё пройдет гладко, - проговорив себе это уже под нос, крысохвостый ускорил шаг, чувствуя, что они вскоре достигнут своей цели. «Скоро мы сможем полакомиться. Сочные, нежные тушки, хрустящие косточки, прекрасные глазки в моей коллекции. Да, один из них такой симпатичный, я сохраню его полностью для себя. Мы будем кружить в танце на фоне луны. Прекрасно.» - мечтательно прикрыв глаза, он даже расслабился, чувствуя прилив сил.
:::> Дерево над пропастью

+3

30

------------------------Начало
Холодок дрожал. Он не мог понять, то ли ему холодно, то ли страшно, то ли просто нервяк замучил. Он дрожал и всё тут. И никак не мог остановиться, это поначалу нервировало, а теперь стало раздражать. Но остановиться не получалось.
Котёнок лежал, не шевелясь, пока двое бандитов разбирались с чёрными братьями - сейчас они все ушли, и стало тихо. Котёнку отчаянно хотелось слиться со стеной и стать невидимым, а лучше вообще пройти сквозь эту стену: раз - и ты уже снаружи, потихоньку прокрадываешься мимо охраны и бежишь прочь, домой, в племя Шторма, где тебя ожидает звание оруженосца и новая насыщенная жизнь! Жизнь... Холодок в последнее время начал сильно сомневаться, что когда-нибудь вернётся. Эта жизнь была словно бы не с ним. Теперь тычки и насмешки соплеменников казались лаской по сравнению с тем, что делали с ним сектанты.
Да и не может он стать невидимым - не тот окрас, это уж точно. Даже если закроет глаза, и они не будут отсвечивать. Он словно сам светится - белое пятно в темноте. Если этих двух забрали, а их с первого раза-то и не разглядишь - то шансов никаких. Вот вообще.
Холодок тихонько вздохнул и перевернулся на другой бок, который вроде бы не так сильно болел. Приподнялся и осмотрел свою изрядно поредевшую шерсть, сквозь которую достаточно хорошо просматривались лиловые синяки, рельефно огибающие выступающие рёбра. Да, он и в лучшие времена был не то чтобы красавец, а сейчас так и вовсе похож на обтянутый короткошёрстной белой шкурой скелет с запавшими алыми глазами, в которых ещё не потухло неистовство. Что ж, разве не он два дня назад прокусил одному из бродяг лапу чуть ли не до кости? Теперь этот кретин хромает и клянёт его на чём свет стоит, а тогда ещё и врезал по голове так, что Холодок весь вечер оклематься не мог - так всё плыло перед глазами. И поесть ему не дали.
Закрыв глаза, Холодок начал представлять, как впивается в горло каждому из своих обидчиков, и их горячая кровь впитывается в его белую шерсть, и он насыщается их жизненными силами. Как сдирает с них шкуры и оборачивается ими, чтобы наконец согреться. Как же он устал мёрзнуть. Как устал голодать. Как опостылела ему эта пещера!
«Они меня не получат. Нет, только не меня. Я справлюсь. Я вырвусь. Я их всех утащу в самые глубины ада!»

+2


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье