У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! ВСЕМ СЕКТАНТАМ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬСЯ В БОЛЬШОЙ ПЕЩЕРЕ! Убедительная просьба не тянуть с отписью.

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Начало сезона Падающих Листьев. Прохладно, небо скрыто облаками, порывистый ветер.
Идёт год Бурь. День. В племенах Шторма и Солнца выдвинулись патрули в поисках следов пропавших котят. В племени Леса готовится собрание. Сектанты же по какой-то причине все стекаются в Большую пещеру.

[14/09] решена проблема с некорректным отображением меню имиджа;
— награды выданы всем победителям в профиль.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 131 страница 140 из 144

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

131

Алдрагри развернулся, направляясь в проходы по туннелям, и я пошел за ним. Все-таки я не мог поверить, что мой брат приведет в ущелье котенка, которому вскоре предстоит умереть... Разве он считает, что это правильно? Я был в недоумении...
— У тебя вопросы, — произнес брат, когда мы оказались достаточно далеко от сектантов, чтобы те не смогли подслушать нас. В голосе Алдрагри я не услышал вопроса, и это значит, что он был совсем не удивлен тому, что я начну его расспрашивать. В принципе, вопросов было не так уж и много.
— Почему ты привел этого котенка в ущелье? Ну, то есть... Ты считаешь правильным, что стоит приводить котят туда, где их ждет неминуемая смерть? — приглушенным голосом спросил я, оглядываясь назад и надеясь, что за нами не подсматривают. Я доверял своему брату и знал, что тот в любом случае не предаст меня, а вот раскрыть свои мысли другим сектантам я боялся. Боялся, что меня не поймут или, чего доброго, сбросят со скалы так же, как всех остальных котят. Сам я не собирался похищать котят из племен и надеялся, что у меня получится обойтись без этого. Ну не мог я представить, что я буду причиной смерти таких несчастных малышей. Даже если не буду их убивать собственнолично, но все равно подтолкну их к этому, уже просто приведя их в ущелье.

Отредактировано Муртаг (2018-09-02 13:56:41)

+2

132

После сна её стало намного лучше, будто её маленький, измученный страхом и болью организм перезагрузился, стер все ненужное, выпустил парочку необходимых обновлений и вернул её из небытия улучшенной версией себя самой, наиболее подходящей для таких жестоких условий. Не то чтобы это было сильно заметно – свежая рана на шее продолжала зиять открытой дырой, её до сих пор потряхивало; она до сих пор не знала, день на улице или ночь и сколько времени уже провела за этими серыми, затхлыми и воняющими плесенью стенами; она до сих пор боялась: боялась своих похитителей, боялась неожиданных шорохов, боялась боли, боялась смерти, боялась Катарсиса.

Этот список все ещё можно было продолжать несколько дней.

Но внутри у неё что-то не то сломалось, не то, наоборот, возросло. Будто она перешла на новый уровень, даже перескочила парочку – и у неё открылись глаза. По крайней мере, именно так она себя и чувствовала, хотя и не понимала, почему. Может, она, наконец, переварила, осознала свое похищение, что не могла сделать все то время, что находилась вдалеке от матери, вдалеке от отца и брата с сестрой – от всего племени. А сейчас Кремка перестала отворачиваться от правды, перестала прятаться от жуткого ужаса, что испытывала последнее время – и, слово как по волшебству, ужас растворился, вытекая вместе с кровью через разодранную шею, испаряясь вместе со слезами на щеках.
Или, может, она настолько устала, что у неё больше не было сил бояться.

И теперь она, впервые после пропажи почувствовала любопытство, теперь она следила за ними, – возможно, слишком пристально, чем ей бы стоило – вперив до сих пор на удивление яркий, насыщенный взор в сектантов, но не слыша их совершенно, как бы ей на тот момент этого не хотелось. Все ещё испуганная подвергнуть себя на этот раз смертельному риску и угрозе, она могла лишь наблюдать, как открываются рты тюремщиков в беззвучных потоках слов.

Сектанты говорили недолго, но Кремка даже заинтересованно сощурилась, глядя, как боголюбы расползаются по своим углам, растворяясь в тени, словно змеи - она будто старалась держать каждого в поле зрения, не давая никому больше подобраться к неё со спины. И, неожиданно для себя, перехватила взгляд одного из них – того заинтересовавшего её бежево-бурого, что, кажется, привел нового котенка – она вздрогнула, мысленно стараясь убедить себя, что он смотрит не на неё, просто в глубину пещеры, не выделяя изумрудные глаза на фоне остальных – но кот кивнул, кивнул так приветливо, что Кремка даже не спряталась за спинами остальных, напуганная до смерти, а просто прижала маленькие уши к голове, чуть приседая, лишь готовая к бегству – но он не дал ей этого шанса, отвернувшись довольно скоро, не напрягая её своим вниманием.

И она облегченно выдохнула, поняв, что на время задержала дыхание.

— Кремка?... — она почти подпрыгнула на месте, так увлеченная внезапной добротой голубоглазого сектанта, что звук извне был для неё громом среди ясного неба – она едва не прикусила язык, чтобы не дать себе вскрикнуть, обращая на себя ненужный интерес. Развернулась, все ещё слегка напуганная, готовая увидеть за спиной кого угодно – даже Облачное племя (что значило бы, что она умерла, но эта мысль уже не произвела на неё тот же жуткий эффект, что могла бы сделать ещё пару дней назад) – но не кого-то такого до боли знакомого, что даже сердце рванулось в сторону дома, разом наполнившись воспоминаниями, сейчас казавшимися такими древними и покрытыми пылью, будто старые книги, давно забытые сказки.

- Медвежонок?.. – она произнесла его имя, будто сломанное эхо, чувствуя, как глупо и наигранно это звучит, но ничего поделать не могла – ей казалось, она все ещё спит. Иначе как бы это объяснить? - Как ты здесь оказался? - бежевая никогда не была особо разговорчивой, но сейчас не могла не спросить, одновременно обрадованная появлением кого-то, так сильно напоминавшего ей, что дом – не её прекрасный сон, одновременно ужаснувшаяся тем, что ещё одному другу придется пережить то же, что пережила она.

Юница кинулась к котенку, с которым никогда не была сильно близка - он скорее всегда смущал её своей активностью – игнорируя собственную боль в шее, и принялась, будто заботливая мать, осматривать его, проводя языком по ранкам, покрывавшим всю его шкуру, чувствуя неприятный металлический привкус и грязный песок на языке, желая хоть как-то облегчить участь бурого весельчака, помочь ему, как ей недавно помог Холодок – совершенно безвозмездно, только потому, что они оказались в одной лодке.

И они тонули.

+3

133

Ночка насупившись посмотрела на собиравшегося уходить Алдрагри, но, выслушав его предложение чуть улыбнулась и кивнула. Она будет собирать информацию! Если Алдрагри нужно, чтоб котята считали его своим, ему нужно знать о них побольше. Проводив взглядом черного котика и бежево-коричневого одиночку, она перевела взгляд на Катарсиса, как раз находящегося на уровне ее глаз.
— Что такая мааааааленькая и беспомощная котишка делает тааак далеко от дома? — возмущённо засопев, Ночка распушилась и Вздернув носик.
— Я не маленькая! Я уже взрослая, и сильная, и... И совсем не беспомощная, да. Я смогла сама выбраться из канавы и вон сколько много прошла! — немного обиженно, но с гордо поднятой головкой пропищала народном дыхании малышка.
— А как тебя зовут? — выбохнув добавила Ночка, склонив голову набок. Теперь-то, она уверена, её никто не посчитает маленькой. Покосившись на сидящую неподалеку светлую голубоглазку и подошедшего к ней коричневого котика,  чёрная приветливо им улыбнулась и махнула хвостом. Первым делом нужно будет с ними познакомиться, ну, когда с этим закончит.

офф

простите за задержку

Отредактировано Ночка (2018-09-02 06:07:26)

+2

134

Я внимательно смотрел в родные глаза, спокойно сел, оплел свои лапки хвостом... До сих пор с морды и тела не сошла до конца глина и запах трав. Я был темнее, чем обычно, но очи горели ярко.
- Неминуемая? - чуть улыбнувшись, приподнял я бровь. - Ты уже подписал им смертный договор? Уже согласился на их участь, хотя она тебе противна?
И, не давая брату вставить слово, взмахнул хвостом предупреждая его попытку ответить.
- Лучше скажи, с чего ты решил, что эта участь неверна? Мы не знаем наверняка и пока терзаемся сомнением, но разве позволит Всевышний случиться беде, если эти коротколапы не заслуживают такой участи? Нет, брат, - я тихо выдохнул, задумчиво качнув головой. Миролюбивый, мягкий взор стал становиться много... серьезнее. Взрослее. Даже тон голоса стал приобретать ледяные, или стальные нотки. - Но если их участь ошибочна, можно ли сидеть и ничего не делать? Скажи мне, если ты уже столь уверен в том, что смерть их - не участь их, что ты намерен сделать для их спасения? - голубо-синий взор сощурился. - Ничего? Или подойти и наивно предложить им свою помощь? Думаешь, нам поверят?
"Нам"... Я всё еще не разделял нас как одно целое, как братьев, как близких. Но в самом деле, чему удивлялся Муртаг? Привести "в логово зверя" маленькое существо и впрямь выглядело... кристально понятно. И именно тем и важно. При том совсем не важно, какой будет итог: он в любом случае будет верный.
"Владыка не даст случиться тому, что неправильно. Всё это - просто испытание для каждого."
Голова склонилась чуть ближе, а голос перешел на такой, что стал похож на шепот. С оттенками, интонациями, стойкий, но тихий.
- Я сомневаюсь, что смерть котят чем-то поможет Владыке, Муртаг. Но я намерен выяснить всю правду и приложить все силы для правильного завершения отданного нам урока. А для этого нужно что-то делать. Как думаешь, зачем я привел её, брат?
"Поддержи меня, Муртаг. Подумай, примени фантазию... Кому меня знать, как не тебе? Будь моим соратником, иначе я пройду этот путь один, как велит мне Владыка..." Я молчал. Но взгляд и впрямь стал похож на тот, с которым ждут надежду. "А я бы не хотел тебя терять в тени всех этих испытаний и уроков. Давай пройдем это вместе."

+2

135

Алдрагри присел напротив меня, выразительно взглянув своим голубым взором в мои янтарные глаза и произнес, улыбнувшись:
— Неминуемая? Ты уже подписал им смертный договор? Уже согласился на их участь, хотя она тебе противна? — Я смутился. Нет, я совсем не хотел, чтобы эти малыши погибали, ведь каждый достоин права жить. Нервно дернув хвостом, я прижал свои черные ушки к голове и скромно отвел взгляд, а брат тем временем продолжал: — Лучше скажи, с чего ты решил, что эта участь неверна? — Словно я сам знал, почему я так решил. Что-то внутри подсказывало мне, но я не знал, можно ли было доверять этому чему-то? Внутренний голос может оказаться верным ровно так же, как и ложным. — Мы не знаем наверняка и пока терзаемся сомнением, но разве позволит Всевышний случиться беде, если эти коротколапы не заслуживают такой участи?  — Это верно, но почему он не рассматривает версию, что всевышнего может и не существовать в помине? Я снова взглянул в голубые, столь родные глаза брата, пытаясь понять его. Алдрагри вздохнул и когда он заговорил вновь, по моей спине невольно пробежались мурашки, так как голос брата стал серьезнее: — Но если их участь ошибочна, можно ли сидеть и ничего не делать? Скажи мне, если ты уже столь уверен в том, что смерть их — не участь их, что ты намерен сделать для их спасения? — Я поморщился. — Ничего? Или подойти и наивно предложить им свою помощь? Думаешь, нам поверят? — Это заставило меня смутиться еще сильнее. Хорошо, что у котов растет шерсть, и невозможно заметить того, как я вспыхнул от нахлынувших чувств. Нет, я не собирался сидеть сложа лапы, но и правда, что я мог сделать для того, чтобы помочь котятам? Они видят в нас врагов... И, в то же время, я понимал, что я слишком много уделял времени тому, что просто сидел и разбирался со своим внутренним противоречием, не в силах решить, правильно ли поступает отец, заставляя сектантов похищать котят, или же его бог - всего лишь выдумка его же воображения? Пора уже было определиться. Пора было принять сторону, но какую же? Я снова взглянул в голубоватый взор своего брата, пытаясь найти в нем хоть что-то, за что можно было уцепиться. Нет, мне не хотелось верить, что мой родной брат станет таким же убийцей, как остальные. Что такое может нам дать этот бог? Сколько невинных душ нам придется погубить, чтобы заслужить нечто хорошего? Не проще ли жить так, как живется? Я стукнул своим пушистым хвостом по полу пещеры. Все это время я молчал, пытаясь сообразить и сложить всю ситуацию у себя в голове.
— Я сомневаюсь, что смерть котят чем-то поможет Владыке, Муртаг. — Прошептал Алдрагри и я с надеждой вскинул на него взор, в очередной раз. — Но я намерен выяснить всю правду и приложить все силы для правильного завершения отданного нам урока. А для этого нужно что-то делать. — Это точно... Нельзя продолжать сидеть со сложенными лапами, как это делал я все утро. Нужно что-то предпринимать, и, возможно, помочь им всем... Если это будет возможным. — Как думаешь, зачем я привел её, брат?
На этот вопрос я уже не мог промолчать. И действительно, с чего это вдруг я решил, что Алдрагри привел сюда эту малышку для того, чтобы погубить ее? Зря он поторопился с такими выводами, ох как зря...
— Я не знаю, для чего именно ты ее сюда привел, брат, так как я не умею читать мысли, — я вздохнул, обвив своим пушистым черным хвостом лапки, — Но, после твоих слов, мне кажется, что у тебя есть хитроумный план, и ты не желаешь этой малышке зла, — я посмотрел в глаза Алдргагри, которые были переполнены надеждой. — Я просто запутался во всем этом. Знаешь, я до сих пор не могу поверить в то, для чего сектанты все это время приводили котят в ущелье и куда эти котята потом пропадали. Я... я не могу причинять им боль, они слабее меня. — Шептал я горячо, приблизив свою морду к морде брата, а мысленно добавил, побоявшись произнести этого вслух:
"Но если вера во всевышнего предполагает под собой именно это, то я готов отказаться от такой веры".

+2

136

Напряжение в голосе Муртага можно было резать когтем, как талый снег. Что не так с этим чёрным котиком? Подумать как следует об этом не удалось, потому что его тут же увлёк за собой Алдрагри. До чего же они непохожи, эти братья; с трудом верится, что у них общий отец. Бежевый подросток выглядел, как ангел во шерсти, но Катарсис не сомневался, что за его голубыми стекляшками невинных глаз прячется демон, который, быть может, ещё не вкусил крови, но очень скоро это сделает - и ему понравится. Темношкурый брат практически постоянно, когда бродяга его встречал, выглядел как не в своей тарелке. Когда он смотрел на пленников, его взгляд становился неподвижным и как будто затравленным; может, он уже представлял себе горы маленьких трупов, которые всё чаще проносятся перед внутренним взором Катарсиса? Стоит задуматься, как скоро гнетущая обстановка может его сломать, и что будет после этого? Юный наследник отречётся от своего полоумного отца? А тот в отместку убьёт его? Это будет жестокий урок.
Катарсиса не покидало чувство, что он всё же не задержится здесь надолго и не застанет - даже если они имеют место быть - все те события, размышления о которых сейчас отвлекают его от маленькой собеседницы. Кто знает, кто знает, кто знает, кто знает. Что если завтра пещеры обвалятся, погребя под собой всю их шайку-лейку вместе с их жестоким Богом? Или сюда заявится боевой отряд, который здесь так или иначе камня на камне не оставит? Там, на Совете, этих котов было так много, а ведь племена наверняка были ещё и не в полном составе! Знали бы они, насколько превышают сектантов по численности! Как велики их шансы на успех! Но - к сожалению для них и к счастью для нас - они не знают. Не догадываются. Не решаются. Безвольные бесхребетные слабаки.
— Я не маленькая! Я уже взрослая, и сильная, и... И совсем не беспомощная, да. Я смогла сама выбраться из канавы и вон сколько много прошла! - пронзительно заверещала кошечка, свирепо сверкая зенками.
Катарсис округлил глаза, мол, ого! Звонкий голосок ещё несколько секунд отдавался эхом в голове, и внезапно ему начали вторить другие голоски - низкие, шипящие.
« - Маленькая визглявая тварь!
- Такая доверчивая, такая омерзительно бесстрашная!
- Совершенно непуганая! Пора бы её припугнуть!
- Как она завизжит, когда ты пустишь ей кровь?»

Впрочем, Катарсис не упустил выразительного взгляда Алдрагри, прежде чем тот ушёл вглубь пещеры вместе с Муртагом. Этот взгляд говорил "не убивай мою добычу, которую я так старательно сюда вёл". Это было бы попросту некультурно!
— А как тебя зовут? - без тени сомнения и страха поинтересовалась кошечка, наклонив головку.
Сектант рывком выпрямился - продолжать смотреть ей прямо в мордашку было невыносимо - взгляд начинал прощупывать под редкой младенческой шёрсткой тонкие косточки, которые так легко и с таким звонким хрустом ломаются...
Подняв подбородок повыше, Катарсис провёл глазами поверх котячьих голов и уцепился за светлое пятно - Кремка, которая тоже оглядывалась. Они встретились взглядами на мгновение, и одиночка расплылся в широкой и крайне недружелюбной зубастой ухмылке.
« - Я помню вкус твоей крови.
- Мягкость твоей шёрстки на языке.
- Как ты слабо трепыхалась в моих челюстях».

- Катарсис, - ответил кот на вопрос Ночки и провёл языком по губам, словно смакуя кусочек сочной дичи. - А почему ты пришла сюда без родителей, милая? - оторвавшись от созерцания кремовой пленницы, которая заговорила с другим котёнком, Катарсис снова уставился на Ночку. Впрочем, он не знал, что она Ночка. Но какая разница? Здесь имена теряют всякий смысл. По крайней мере, имена тех, кому не суждено прожить более пары лун.

+3

137

Испугавшись резко выскочившего кота, Ночка отшатнулась, чуть было не потеряв равновесие и не перекувыркнувшись через голову. Конечно и взрослые воители пару раз пугали ее, так же вскакивая, когда возвращался патруль или появлялся новый подозрительный запах. Только серый, вместо того, чтобы увидеть что-то интересное, уставился на пару котят, Ночка успела повернуть мордочку и проверить, вообще, кот резко перестал нравится чёрной, мало того, что одиночка, так ещё и странный слишком. Ой, а вдруг странность заразная?! Кошечка осторожно чуть отодвинулась назад, на безопасное, по ее мнению, расстояние.
— Катарсис, — Ночка обречённо вздохнула, во-первых, чтоб не зевнуть, а во-вторых, потому что новые имена были через чур труднозапоминаемыми. — А почему ты пришла сюда без родителей, милая? — черная довольно улыбнулась и, оглядевшись по сторонам, чуть наклонилась вперёд. Катарсис, конечно, странный и одиночка, но похвастаться, как удачно она сбежала из лагеря очень хотелось.
— Ну, котятам же нельзя одним выходить из лагеря и со взрослыми тоже нельзя, потому что все взрослые считают котят маленькими и беспомощными. Поэтому я взяла и убежала из лагеря, — закончив говорить, Ночка села, обернув хвостиком лапки и, всё-таки не удержавшись, зевнула.
— А ты что-ли в этой пещере живёшь?

+2

138

Я глубоко вздохнул.
- Сам знаешь, в нашем мире либо ты силен, либо твой противник... Муртаг, нам нельзя быть слабыми, - я перевел глаза в сторону ютящихся и жавшихся друг к другу котятам. Впрочем, некоторые из них вели себя довольно вольно и бесстрашно, а припадающий к земле Катарсис и распушившаяся Ночка и вовсе не вызывали те ужасные, кровавые картинки в голове.
Холод. Даже нет, просто прохлада ютились в моём сердце, стоило мне представить те или иные варианты развитей. Быть может, единственное, что не бросало меня в колею подобную другим сектантам, с упованием на боль и жестокость - это Вера.
Я вновь обернулся к черному. Даже несколько резко и остервенело, словно мысль, вбившаяся мне в голову, сработала как угроза и сигнал.
- Если всем угодно окрестить Владыку бездумным безумцем, что за просто так ждет смерти каких-то котят - это их выбор. Но что заставляет нас верить в разноголосье остальных? - Я на миг сцепил зубы. Мне стало... обидно. За Всевышнего. - Это нечестно, Муртаг. Когда нам тяжело, мы стараемся надеяться на лучшее, просим помощи, просим ответов, поднимаем глаза к небу - мы просим у Него быть милостливым! И он дарует нам успокоение, лечит временем, несет умиротворение в сердце, даже ветерком норовит обласкать и поддержать - Он везде. А тут такие приземистые планы, ничем не подверженные... Знаешь, - я заставил себя выдохнуть еще раз и слабо, иронично улыбнуться, - Или мы чего-то не понимаем, или все просто мнут свои идеи под якобы Его волю. А на деле оставляют Владыку в полном одиночестве с плодами предательства и лицемерия...
Я путался не меньше. Вот только мне было казалось куда честнее разобраться и наказать самозванцев, чем так просто кинуть то немногое, что помогало выжить пусть и не долгие, но довольно сложные десять лун. Не так уж сладка была жизнь котенка-сектанта, даже если он был записан в ряды с самого появления своего. Более того... Глядя на отца, я не был уверен, что он не скажет в один день что-то из серии "а теперь прыгните со скалы, ибо так велит Его воля".
Но так просто предать?.. И так просто верить словам всяк и каждого, отказываясь слушать шепот, легкий шепот, который навевал Он в наши сердца?
- А что до котят... им просто не повезло родиться с корнями эгоистичных предков, что решили наградить себя вседозволенностью и вручить себе право смотреть на всех с высока, - я фыркнул. Конечно, у меня не было причин думать иначе - с самого детства виновником холода и холода, некоторого одиночества и отчужденности ставились племенные коты и кошки. Но случись так, случилось ли оно уже? Что был подан шанс разувериться и поверить в непричастность "злых кланов" подобной жизни? Но слабо мне верилось, что это возможно... Не полностью. Не окрестить "бедных племенных котят" мучениками, что получали пишу и тепло, в то время как многие одиночки умирали в зубах и без того распространяющихся людей и хищников острова. Не разуверить, что племена есть свят-свят всего и вся. Каковы были бы шансы на мирное приветствие и разговоры с любым взрослым представителем это братии? Близкие к "никакие". А вот плевки, шипение, а то и сразу выпущенные когти - это сразу. А вот высокомерные фырканья и задранные носы явно будут.
Но я миролюбиво качнул хвостом. Всё то я обдумывал уже много ранее и не получил еще ни одного опровержения. И попади на тот же Совет племен лишь бы убедился, насколько гнилы души живущих снизу.
- Но их деяния еще пусты. Вот это я знаю наверняка. А вот не испорчен ли их дух, или они такие же потомки некогда эгоистичной шайки "всепозволяющих себе" племемяшей - это мы можем понаблюдать. И помочь, если не всё еще потеряно. И создать нечто новое и более правильное, если нам это суждено.
"А если же нет - я и когтя не отдам за их души. И тогда прекрасно пойму, зачем они такие для Владыки - ради справедливости и назидания. Что за ошибки и высокомерие будут платить все или те, кто будет после. Бытьможет тогда у кого-то придут мысли пересмотреть свои позиции за счет жестокого урока."
Ураган из обиды, злобы и спокойствия с хладнокровием - всё это было сложно удерживать внутри. Но я умудрялся справляться и, как говорится, "не терять головы". Всевышнего стоило слушать и верить, к прочему просто присматриваться и не строить из себя героев. Просто дать справедливости шанс на торжество, когда Бог назначит час. И себе успокоение, и его отблагодарить за ту поддержку в тяжелые времена. Это еще хорошо, что у меня был Муртаг, а я у него.
Но как часто мы остаемся одни в темном угле, терзаемые своими демонами и страхами? Боясь потревожить близких, но медленно погибая изнутри? И благодаря чему мы всё еще не сошли с ума, не бросились в объятья морской пены, не принялись проклинать эту "тяжелую судьбу"?
"Хех..."
Я медленно повел головой, разминая шейку.
- Ты бы тоже поискал пути взаимодействия с этими малыми. Хоть бы понять, что они из себя представляют... А то придет тебе в голову мысль тайком вывести их обратно в племена - а там они еще и обвинят тебя как "злого сектанта" и пустят на корм воронам, - беспощадно, но спокойно заметил я, намекая на общее отношение мелочи ко всем, кто был "не племенным". И понятно, что многие сектанты вредили котятам и малышам.
Но кидать из-за этого всех в одну пучину - "ню-ню". Уже из-аз этого у меня не было особых надежд на это маленькое поколение. Однако я "дарил" им шанс переубедить меня. Да и перевоспитаться. Той же Ночке, которая вела себя крайне самоуверенно и уже норовила задрать нос перед "чужаком", но при этом старалась быть вежливой. Маленькая, не испорченная дурным воспитанием племенных соратников...
И всё же, пока лишь под наблюдением голубо-синего взора, носитель которых был погружен в раздумья и приветливо улыбался общему миру.

+2

139

После моих слов Алдрагри глубоко вздохнул, и я напрягся, поняв, что сказал, возможно, что-то не то.
— Сам знаешь, в нашем мире либо ты силен, либо твой противник... Муртаг, нам нельзя быть слабыми, — начал говорить мой брат, посмотрев в сторону пещеры, где ютились маленькие пленники. Я проследил за его взглядом, вновь столкнувшись взором с котятами, что теперь жили в этом ущелье, что стало для них тюрьмой. Хотя, можно ли это было назвать тюрьмой, если их только сегодня выводили на свежий воздух? Интересно, почему гулять пошли не все... Может, боятся?
— Если всем угодно окрестить Владыку бездумным безумцем, что за просто так ждет смерти каких-то котят — это их выбор. Но что заставляет нас верить в разноголосье остальных? — Я с удивлением посмотрел на брата, почувствовав, что тот говорит чуть ли не сквозь зубы. Но кто говорил, что всевышний - безумец? Если он про меня, то я, скорее, считал безумцем собственного отца, что фанатично поклонялся этому богу. И у меня были все права считать именно так: кому понравится, когда единственный родитель практически не уделяет времени своему отпрыску? Если бы не Алдрагри, то я бы чувствовал себя совсем одиноким...
Я сидел и внимательно слушал все, что говорил мне брат, стараясь впитать каждое слово, что он говорил. Он был прав: сейчас нам нельзя быть слабыми, нельзя быть порознь, иначе мы утонем по одиночке в своих сомнениях. Даже если нам и суждено терзаться вопросами, пытаясь понять и познать этот мир, то мы должны выдержать это вместе, плечом к плечу, как было всегда, с самого появления на свет.
— Или мы чего-то не понимаем, или все просто мнут свои идеи под якобы Его волю. А на деле оставляют Владыку в полном одиночестве с плодами предательства и лицемерия... — Эти слова брата заставили меня навострить ушки и глубоко задуматься над тем, что, возможно, всевышнему и не нужны никакие жертвы, а все это - лишь помутнение рассудка сектантов и их безумные фанатичные идеи и цели. Мне казалось, что моя черная голова скоро взорвется от потока такого обилия информации и всевозможных вариантов решения этого стоявшего в голове вопроса.
— А что до котят... им просто не повезло родиться с корнями эгоистичных предков, что решили наградить себя вседозволенностью и вручить себе право смотреть на всех с высока, — продолжал брат, и я усмехнулся про себя. Маленькие всегда мягкие и бесхарактерные, как глина после дождя - ей можно придать любую форму, пока она еще не засохла. Так и с ними - почему сектанты заставляют их сигать со скал, когда можно просто промыть им мозги и принять в свои ряды? Хотя, нет, глупая идея... Каждый из них будет помнить место, где он родился, особенно те, что постарше. Я еле заметно качнул головой, отгоняя эту глупую мысль.
— Ты бы тоже поискал пути взаимодействия с этими малыми. Хоть бы понять, что они из себя представляют... А то придет тебе в голову мысль тайком вывести их обратно в племена — а там они еще и обвинят тебя как "злого сектанта" и пустят на корм воронам, — обидно. Не сказать, что я собирался делать именно так, но все же в чем-то Алдрагри был прав. Я для них уже враг - оттого, что родился в секте. Оттого, что мой отец - главарь этой секты. Это словно клеймо на всю жизнь, от которого не отмыться. Мне не хотелось, чтобы меня считали жестоким и беспощадным, злым и бесчеловечным... И нужно было сделать хоть что-то, чтобы убедить даже самого себя в том, что я не такой беспощадный и злой, как все остальные.
Голова гудела от множества мыслей. Я глубоко вздохнул и произнес в ответ на всю эту речь моего брата:
— Ты подал мне достаточно пищи для раздумий, хах... Возможно, я был не прав, осуждая всевышнего и нашу веру.. Ладно, пойдем, прогуляемся, что-то мне стало не по себе от всех этих мыслей. Хочется выйти на свежий воздух.
С этими словами я поднялся на свои черные лапки и медленно направился к выходу из ущелья.
----------------> Большая пещера -------->

+1

140

Писклявый голосок кошечки звучал для Катарсиса, глубоко мыслями увязшего в навязчивых идеях убийств как "миумиумимуимуиуимуиуимуим миумиуим умим уиму имиумиуми миу миумиу". Она, кажется, сама от себя устала, потому что под конец речи широко зевнула. Сектант крепко стиснул челюсти, подавив ответное желание зевнуть, и поднялся, пренебрежительно взмахнув хвостом.
- Неа, здесь только пленники живут. Во-он те котята. Обычно, знаешь, пленников приносят насильно, но ты у нас особый случай - сама пришла. Такая молодец! - Катарсис предположил, что Алдрагри запудрил девочке мозги, и она даже не подозревает, куда и зачем попала, поэтому ограничился таким вот полупрозрачным намёком - дал пищу для размышлений, так сказать.
Как забавно рушить чужие воздушные замки! Хель, Пташка, Ночка...  Потрясающая работа! Оставив чёрную наедине со своими догадками, Катарсис пошёл прочь, смеясь собственным мыслям, что со стороны могло бы смотреться довольно странно... будь он в любой другой части острова, а не в горах, где странностью заражён и пропитан даже воздух и камни. Тут никто и усом не поведёт в его сторону. Приятное ощущение вседозволенности - один из факторов, почему Катарсис до сих пор не дал отсюда дёру. А то ведь, может, пора уже?
---------------------Большая пещера

Отредактировано Катарсис (2018-09-13 14:30:50)

+1


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье