У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! ВСЕМ СЕКТАНТАМ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬСЯ В БОЛЬШОЙ ПЕЩЕРЕ! Убедительная просьба не тянуть с отписью.

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Начало сезона Падающих Листьев. Прохладно, небо скрыто облаками, порывистый ветер.
Идёт год Бурь. День. В племенах Шторма и Солнца выдвинулись патрули в поисках следов пропавших котят. В племени Леса готовится собрание. Сектанты же по какой-то причине все стекаются в Большую пещеру.

[14/09] решена проблема с некорректным отображением меню имиджа;
— награды выданы всем победителям в профиль.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 111 страница 120 из 144

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

111

Когда я родился, Остроух был одним из первых, кто начал меня так называть – Рыжий. Моя мать не сопротивлялась, а я воспринимал наличие двух актуальных имён сразу как должное, потому что никто не объяснил мне, что имя, в идеале, должно быть одно и раз и навсегда. Мне всегда нравилась его способность выдумывать клички на ходу. Отличный способ занять ребёнка и навлечь на себя детскую привязанность.
– Эй, Рыжий, иди сюда.
– Меня зовут Риз.
– Да хоть Киргиз...
– Киргиз? Что это?
– Двигай уже.

Я шёл за ним каждый раз. Вот уж точно, истинный броманс. Глубокая связь. Нерушимые узы крепкой и безоговорочной любви, бесконечного доверия и уважения друг к другу. Мастер и ученик. Отцовская фигура и брошенный мальчуган...
Я горячо выдыхаю и клацаю зубами. Ерошу шерсть, сверкаю глазами – к сожалению, только в метафорическом смысле: в тёмном ущелье отсвечивать нечем. Меня не задевают его комментарии в адрес Бледной – я ведь не она, в конце концов, чему мне возмущаться? Но я уже распалён, и мне хочется прочесать кому-нибудь когтями по морде. Я решаю, что Остроух на сегодня станет прекрасной мишенью для избавления от стресса.
Может, мне удастся вывихнуть ему лапу. Хотя бы на пару дней перестанет лупить и без того полумёртвых от страха котят. И ещё лупить его, несчастного калеку, смогу уже я. Идеально.

Дорогой, я знаю, что не в твоём вкусе, – желчно рычу я и скалю рожу. – Тебе нравятся только дамочки, с которыми до тебя успела полюбиться вся секта. Девчули тебе подстать. Да только жалость какая, – я ловлю его на развороте к выходу и заношу лапу для удара, – что застрял ты со мной.
Остроух толкает меня – я даже не уверен, что он делает это с намерением избежать атаки, скорее из чистой вредности; из-за неустойчивой позиции я неуклюже заваливаюсь, и когти просвистывают в мышином усе от его морды. Я разочарованно чертыхаюсь и пытаюсь найти опору...

И натыкаюсь на что-то живое. Что-то живое – я не узнаю в нём Полынь, потому что, честно, мне плевать, но это именно она; Легенды должны знать своих героев – резво ускользает из-под меня, не позволяя перенести на детскую конечность полный вес, и я падаю на кого-то. Ситуация с каждой секундой кажется мне всё более комичной.
Охренеть вы тут свинарник развели, – говорю я вместо того, чтобы заржать в голос, и хмуро смотрю на несчастное дитя, на которое умудрился приземлиться своим немалым весом. Она кажется совсем уж мелкой, хотя я знаю, что многие пленники старше меня самого, и я поднимаюсь на все четыре. Я ведь не повредил ей ничего, да? – Лапе упасть некуда, то и дело натыкаешься на мусор. Приберитесь, а то бог будет вами недоволен.
Или типа того. В любом случае, я отчаливаю, и полосатое недоразумение идёт со мной.
Двигаем, – бросаю я Остроуху, и мы покидаем сцену.
>> Дерево над пропастью

Отредактировано Риз (2018-08-13 16:49:50)

+4

112

Вот ведь как знал, что не стоило все-таки вылезать из своей привычной среды "обитания" в теньке подальше, как знал. И все равно выполз, чтобы пойти погулять на волю. И как назло, над пестрым котенком нависла тень. Большая серая тень. Наверняка это тот самый Остроух, что всем дерзит. Сектант поставил лапы по обе стороны от Рдяного, как только тот осмелился приблизиться к Делирию. Большие глаза кота, словно две салатовые луны, уставились на него в упор, отчего малыш поежился и сощурился.
— Привет, маленький. Посиди смирно, сейчас я поболтаю с моим другом, а потом и с тобой, - прошептал кот, улыбаясь во всю морду, отведя глаза в сторону темно-серого разноглазого кота, оба из которых смотрелись донельзя жутко, как и сам он. Пестрый еще живо помнил, как тот на глазах у всех серьезно ранил его раннюю соседку по палатке, Кремку. Стать еще одной игрушкой для избиения - так себе участь, которой Рдяный старался избежать, как только мог. Остроух тем временем переключил свое внимание на разговор с тем самым котом, потому невольно выпустил пестрого котенка из своего поля зрения, чем последний поспешил воспользоваться.
- Нам не о чем говорить, изверг, - сердито сплюнул котенок, притом так, чтобы его не услышали. Затем, ловко извернувшись, Рдяный выскользнул из лап серого кота, дабы вновь скрыться в тени пещеры. Глаза и уши желтоглазика старались улавливать все, что происходит вокруг, надеясь, что хоть какая-то информация окажется действительно приятной и нужной им всем. Хотя бы новость о том, что в родном племени знают, где их держат, могла бы сильно приободрить. Но от мыслей о доме пестрый котенок быстро стушевался и помрачнел. Ему ведь не к кому было возвращаться, его родители умерли от лап чудовища, ранее именуемого братом Рдяного, а сам кот, скорее всего, сбежал. По крайней мере, котенок на это надеялся, потому как в племени у него нашелся бы хотя бы один недоброжелатель, объявивший его своим злейшим врагом. В памяти желтоглазика начали всплывать мордочки его друзей, уже несколько размытые, но при этом такие родные, как и племя. Пестрый котенок вздохнул. "Интересно, как там Цветочек?" - подумал Рдяный, стремительно скиснув, - "стала уже ученицей? Ей ведь недавно должно было минуть полгода..." - при мысли о старой подруге, той, что старше его на полжизни, но приятной и милой кошечке, уголки губ котенка едва заметно приподнялись. Нет, все же ему было, к кому возвращаться, его ждали друзья, действительно верные и по-своему чудесные.
Зрелище в пещере интереса не вызывало. Припасенная разноглазым сектантом палево-рыжая ученица нашла в гуще котят свою соплеменницу, они о чем-то тихо переговаривались. Другое дело - группка домашних, состоящая из братьев Рябчика и Соловушки, а также Пепелинки. Серая кошечка не переставая кричала что-то кудрявцам, а те смотрели на нее с осуждением. Равно как и большая часть детей. Равно как и Рдяный, который опустил голову на лапы, испытывая чистой воды испанский стыд. Когда-нибудь ее разговорчивость приведет к жутким последствиям. И если с ней что-нибудь не сделают сектанты, то точно сделают котята. Ну очень хотелось просто подойти и треснуть по голове, лишь ради того, чтобы она, наконец, замолчала.
Большой серый сектант процедил что-то про то, что всем стоило бы раздать пинков, и никаких прогулок не надо. И тут Пепелинка решила повыпендриваться, давая словесный отпор коту. Рдяный поморщился, словно съел кусок падали.
- Маленькая мышеголовая дурочка, нет бы держать язык за зубами, когда надо, чтобы он был там, а не где-то снаружи, - проворчал пестрый котенок, всегда бывший неравнодушным ко всему, что касалось осторожности, коей серая домашняя киска никак не проявляла. И тогда заговорил большой сектант, что созывал всех гулять. Желтоглазик ожидал подвоха до последнего, но его не последовало.
— Конечно, ты героиня, Пепелинка. И ты герой, Соловушка. И вы, Холодок и Сиренька, и все остальные. Я буду рад прогуляться с вами, - на этих словах Рдяный едва не поперхнулся слюной. Герой? Он? Он ведь ничего не сделал, чтобы его могли так называть. Что-то в этом коте все-таки настораживала пестрого малыша, нутро кричало, что с ним надо быть аккуратнее, как и с его ученицей, коей старший кот обозвал внезапно пришедшую Катаклизм. Желтоглазик приметил, что в ущелье скопилось неприлично много сектантов, включая особенно младших, один из которых, едва ли старше самого пестрого, начал донимать Остроуха. Старший пепельно-полосатый кот тем временем зазвал всех откликнувшихся гулять. Пожав плечами, Рдяный устремился к колонии малышей, пристроившись аккурат рядом с Холодком. Глядя на двух сектантов - старшего и младшего, котенок несколько усмехнулся.
- Подумать только. Вроде и старшие, а бесятся не хуже моих ясельных друзей, - ни к кому особенно не обращаясь прошептал малыш, затем двинувшись вслед за старшим сектантом к выходу.

Скалы ------>

+1

113

<-----разрыв
- Далеко ещё? - догоняя Алдрагри после очередной своей короткой остановки пискнула кошечка, уже ни раз пожалевшая о своей затее с поиском котят. Однако, не малая для ее юного возраста гордость требовала добавит к фразе продолжение.
- Я не устраивает почти, просто меня же долго нет, вдруг искать начнут. Тогда мама ругаться будет, да и котят быстрей нужно найти, да? - подавляя очередной зевок, Ночка повернула голову к Алдрагри, будто спрашивая, правильно ли она говорит. Не смотря на то, что голубоглазая успешно, на ее взгляд, скрывала усталость, лапы были готовы вот-вот отвалиться. И царапина, полученная ещё в лесу неприятно щудела, особенно после того, как они некоторое время шли по скалам, поэтому черная быстро лизнула ее пару раз. Но хуже всего котеночьи организм, привыкший к частым и плотным перекусам, переносил вынужденное полуголодание. Из-за этого всего чувствовала себя Ночка не очень, хотя и продолжала упорно и почти без жалоб идти, но уже не забегая постоянно вперёд, а плетясь сбоку или даже чуть отставая.
Отвернув мордашку от одиночки, она покрутила ей по сторонам, шумно втягивая воздух и морща носик. Пахло котами, но какими-то неправильными, а к их запаху примешивалось ещё много других так, что получалась непонятная мешанина.
- А это что так пахнет? Похоже на… на… на мышь несвежую! -

Отредактировано Ночка (2018-08-15 23:18:41)

+1

114

Не сказать, что она была удовлетворена ответом Катарсиса. Напротив, оскалившись, она сухо смерила его взглядом, а потом посмотрела на котёнка, оставшегося без еды. В отличие от сектантов, имеющих доступ к любой части мира, котята не имели возможности выходить из каменной тюрьмы без присутствия кого-то взрослого, и, соответственно, не могли добыть себе еды. А этот темношкурый, пришедший сравнительно недавно с еще одной маленькой прелестью, посмел, вместо того, чтобы набить желудок по пути домой, отбирать пищу страждущих?
Отведя уши назад, Катаклизм сжала зубы, не смея сказать ни слова гадости – по крайней мере, пока. На ум приходили лишь морские термины, которые вряд ли бы понял тот, кто провел большую часть жизни на суше, скитаясь в поисках собственного смысла жизни. Поднявшись с месте, пестрая обошла Катарсиса, недовольно сверкнула глазами и представила – но лишь мимолетно – как она с удовольствием вытаскивает из него поглощенный кусок.
- Очевидно, ты не понимаешь смысла всего во-от этого, - и обвела взглядом пещеру, не забывая при этом провести взглядом и по котятам, прячущихся по углам или любопытно выглядывающих из укрытий: - Это тебе не мясо. Если в пещере и присутствует свежее мясо, то я смотрю на него прямо сейчас. Каждый котёнок – особенный, со своей историей жизни, и у каждого есть свое предназначение. Единственное, что я могу сказать наверняка: среди предназначений точно не указано - помереть от лап согрешившего Катарсиса.
Агрессия, легкой волной заволакивающая Катаклизм с головой, вынуждала длинномордую поднимать шерсть и напрягать лапы, готовую ястребом вцепиться в полосатую шерсть, но её озорство во взгляде, равно как пусть и недолгое пребывание среди сектантов, говорило о том, что нападать намеренно кошка не будет. По крайней мере до тех пор, пока не почувствует, что опасность и правда является опасностью. Все же, её мятежный дух непроизвольно заставляет подчиняться кодексу пиратов, в котором четко сказано, что своих трогать нельзя до поры до времени. А в Катарсисе проблему, как таковую, Катаклизм не видела.
- Если Морской Владыка очищает затуманенные головы племенных, какой смысл предлагать ему души, опороченные твоими клыками и словами?
Она отвернулась от разноглазого, всем своим видом говоря, что разговор закончен. Вместо того, чтобы продолжать вести диалог, Катаклизм отвлеклась на двух одинаковых, будто две капли воды, кудрявых котят, а затем и вовсе перевела взгляд на других: у Делирия прекрасно получалось вдохновлять малышей на своеобразные подвиги, и Катаклизм видела, как загорелись глаза некоторых из похищенных, едва они услышали приятные слова от пепельного кота. А что уж говорить про Полынь, которая, казалось бы, души не чаяла в том, кто её привел к убежище. Возможно, если бы все заботы по сбору котят перешли в лапы Делирию, то запуганных и одичавших детей было бы намного меньше, и они в действительности познали истину, зачем же их сюда привели.
Она прищурилась, когда заметила неловкие движения Рябчика в сторону добычи, а затем дружелюбно замурлыкала, как бы говоря о том, что он вполне может подкрепиться, в особенности, если захочет идти вместе с ними на скалы. Путь предстоял пусть и недолгий, но тернистый и полный опасностей. И хотя лапы взрослых уже приспособились взбираться по горной местности в точности, как её лапы приспособились к неустойчивой почве, племенные котята были совсем иными.
Впрочем, торопиться Катаклизм не стала, и потому, едва Делирий сказал Остроуху действительно важные слова, кошка неопределенно повела ушами и хлестнула хвостом землю под лапами, а затем подняла голову да расплылась в очередной широкой улыбке. Её учитель – тот, кто привел Катаклизм к остальным поклоняющимся Владыке – был для пирата чем-то, вроде отца, которого пестрошкурая никогда не видела. Делирий мягкими словами убеждал её каждый раз в правильности своего решения, и пусть на языке до сил пор ощущалась соленая вода, Катаклизм была не против провести некоторое время на суше, чтобы помочь Морскому Богу одержать верх над небесами. Ведь, если Бог относится к Морю, это значит, что он находится в родной стихии морской кошки, так?
Она вышла из-под пещерного полога, прищурилась да взглянула на небо, оставляя позади все переживания и мысленные метания. Огромное бесконечное небо всегда освещало путь Катаклизм по-своему, как освещало каждому моряку. Оно было проводником пестрой, и прямо сейчас каждой своей горящей точкой в россыпи звездных скоплений подбадривало тощую сектантку, позволяя отпускать переживания. Все изменится. Точно.
Чуть позже Делирий все же вытолкнул Катаклизм из пещеры да сказал ей, что она пойдет первой. Счастливо подмигнув ясными, словно спокойное море, глазами, Катаклизм быстро-быстро закивала, а после рванула вперед, то и дело притормаживая после пары-тройки шагов. Одно дело  гулять с привыкшим Делирием. Другое – вести за собой котят, и при этом не упустить ни единого живого хвоста. Поэтому, стараясь не выбиваться вперед, Катаклизм продолжала свой путь к скалам и поглядывала через плечо, готовая в любой момент рвануться следом за сорвавшимся котёнком и прихватить его за загривок.
Скалы.

+4

115

Судя по всему, его ответ вывел из себя Катаклизм. Катарсису даже показалось, что он слышит скрип зубов.
«И чего она так разошлась? Обидно, что не догадалась урвать кусок мяса, пока была возможность?»
Сектант был практически не знаком с пёстрой кошкой и не представлял, что творится у неё в голове. Впрочем, она тут же постаралась это донести, поднявшись и начав обходить лежащего по кругу. Катарсис крутил головой, следя за ней, но когда кошка прошла совсем за спиной, где её было не ухватить взглядом, перевёл его на кусок мяса, ставший к тому моменту смехотворно маленьким.
— Очевидно, ты не понимаешь смысла всего во-от этого, — Катарсис удивлённо проследил за её жестом, пытаясь уловить мысль. — Это тебе не мясо. Если в пещере и присутствует свежее мясо, то я смотрю на него прямо сейчас.
Кот сощурился, недоумённо скривив морду, мол, «orly?».
- Каждый котёнок – особенный, со своей историей жизни, и у каждого есть свое предназначение. Единственное, что я могу сказать наверняка: среди предназначений точно не указано — помереть от лап согрешившего Катарсиса.
От такой выволочки стало почти стыдно, хотя Катарсис продолжал не понимать, чего ему стыдиться.
— То, что вы украли этих котят, ещё не означает, что вы должны обращаться с ними, как с лисьим дерьмом, — неожиданно произнёс Делирий, и, глянув на него, разоглазый убедился, что понукание адресовано расшалившемуся Остроуху. — Владыка избрал тебя, Остроух, Катарсиса и других не только для того, чтобы вы делали грязную работу. Но и для того, чтобы вы изгнали грязь из своих душ, - кот дёрнул ухом, всё же услышав в пламенной речи собственное имя. - Только когда вы начнёте относиться к этим котятам также, как хотели бы, чтобы окружающие относились к вам, вы поймёте суть замыслов Владыки. И только тогда Владыка наградит вас. Если же этого не случится... кара будет страшна.
— Если Морской Владыка очищает затуманенные головы племенных, какой смысл предлагать ему души, опороченные твоими клыками и словами? - закончила совместную тираду кошка и отошла - явно с чувством выполненного долга.
Катарсис проводил её до крайности недоумённым взглядом и воскликнул вслед:
- Что за проповедники здесь собрались? - он переглянулся с Остроухом, стремясь найти в нём поддержку, но бандит уже переключил всё внимание на мелкого рыжего сектантишку и, вполне вероятно, пропустил все слова мимо ушей.
«Пометали бисер перед свиньёй?»
Катарсис хмыкнул и положил голову на лапы, наблюдая, как часть котят медленно стекается к выходу. Никакой вины он так и не почувствовал, совесть его дремала, как котёнок. В конце концов, все эти религиозные бредни никогда не достигали сердца кота. Жив этот Бог или мёртв, исполнена его воля или нет - себя он не считал ею подвластным. Помнится, он прибыл в секту под предлогом передохнуть и набраться сил после очередного долгого перехода из ниоткуда в никуда, и решил, что здесь неплохо кормят. Но явно не подписывался на разносы на почве морали и переоценки ценностей. В этом ущелье сидело как минимум двое котят, у которых были все причины его ненавидеть. Он отнюдь не ненавидел их в ответ. Всё, что радовало его в этой работе, можно охарактеризовать одним словом - безнаказанность. Как только нечто тёмное и страшное, скрывающееся под грудной клеткой Катарсиса в том месте, где у нормальных котов находится сердце, возжелает крови - он даст ему крови. В любой момент, при любых обстоятельствах.
Да и какое кому дело, если все эти котята всё равно умрут, не дожив до года? Что за лицемерные ублюдки! Рассуждают о благородстве, осуждают их, осуждают его, хотя скоро заставят несчастных детей нырять ласточкой с обрыва в пропасть. Перед внутренним взором Катарсиса предстало подножие горы, усеянное изломленными тельцами, над которыми вовсю кружат стервятники, гладят своими блестящими, дурно пахнущими крыльями, впиваются в нежную кошачью плоть…
Катарсиса передёрнуло. Что ни говори, а приятного в этом мало. Неожиданно возникшее яростное желание догнать Катаклизм и приложить её длинным носом об скалу подбросило его на ноги, но, конечно, кот никуда не пошёл. В отличие от неё, двуличной, он не станет осуждать её! Он-то, по крайней мере, знает, что не без греха, и не скрывает это ни от окружающих, ни от самого себя. Выходит, по меркам их Бога, он чище и честнее, а значит, заслуживает лучшей участи?
«Классная вещь религия. Крути как хочешь и подстраивай под себя - всегда будешь в выигрыше».
Раз уж поднялся, стоит хоть немного пройтись. Катарсис медленно побрёл мимо жующих и тихо общающихся котят, стараясь ни на ком подолгу не останавливать взгляд и не сильно цокать когтями - в конце концов, он вовсе не хотел их смущать… сейчас. Невольно уцепился взором за светленькую кремовую кошечку, которой едва не перегрыз горло совсем недавно. Хорошо, что Катаклизм не видела этого, а? Малышка выглядела крайне затравленной, но хотя бы живой.
«Ну и ладушки».
Он был достаточно далеко от неё и не стал подходить - может, как-нибудь в другой раз. А вот Пташка болтает с новой подругой. Как легко котята находят друзей! Похоже, быстро освоилась. Катарсис невольно улыбнулся, сощурившись. С ней он был осторожен, не оставил ни единой царапинки. Чистая работа! Вот сидела бы сейчас на этом дурацком Совете, а так друзей завела! Вон, едой сидят делятся. Ну, разве не прелесть?
Отвернувшись, Катарсис прошёл ещё немного, задумавшись, и чуть не врезался в чёрного Муртага, притаившегося в темноте.
- Ты чего здесь ныкаешься? - рявкнул сектант, отдёрнувшись, потому что они едва не столкнулись носами. Переведя дух, добавил уже спокойнее. - Не пугай меня больше так.
Сомнительная просьба, учитывая то, что чёрный котик, вероятно, и не собирался никого пугать. Катарсис сел рядом, похлопал кончиком хвоста по полу и ещё раз обвёл взглядом котят.
- Смотри, как наша коллекция быстро пополняется, - вспомнив, что Муртаг является прямой роднёй главарю, разноглазый с напускной незаинтересованностью промурлыкал: Твой папуля ничего не говорил про то, сколько нам ещё за малышнёй охотиться?

+1

116

офф: Ночь, на "подземной реке" был пост про то, что оба обменялись именем, так что считаем обращение узаконенным, ладно?

<< Подземная река << разрыв
Долог и непрост был путь с маленьким хвостом позади себя, или то и дело рядом. Мне не очень хотелось, чтобы кроха ощущала себя... непригодной, слабой, отстающей - если Владыке нужны были эти котята, то самые лучшие.
Но то если нужны, а если нет... Нет. Видимо всё же нужны, вот только форма подачи, смысл ускользал от общего потока и нес меня отдельно по тайному ручью истины. И я не боролся. Пока просто дрейфовал, лениво подгребая лапами.
- Разве переживания за короткое исчезновение не окупится твоим триумфом, Ночка? - мягко улыбаясь и не спеша идя, проговорил я, скосив глаза на догнавшую. Не спешил, но и не давал ей повода думать, что над ней будут трястись, как над драгоценной пушинкой. То, что ценно... стремятся защитить. Но защитить можно и так, что загубишь. Напрочь. Особенно чрезмерной опекой и лаской.
Отчасти я понимал отношение своим ратников по истории. Не полностью, не всех, не до конца, но позволял понимания поглощать и утягивать следом за собой. Казалось, порою, что я совсем не умею сопротивляться.
Очень мило и наивно. Красиво.
Меж тем, мы были почти на месте. Обходная тропа вывела на знакомые места, а краем глаза я даже заметил шевеление и вновь улыбнулся чуть более явно. Служители уже были неподалеку, они уже видели. Значит и парочка из них уже отправится заметать следы и путать очертания отпечатков: грязь на шерстке Ночки тоже по пути могла сойти и вновь привлечь внимание к своей хозяйке. Всем этим стоило заняться даже несмотря на мои предостережения.
- М, а ты привыкла только к свежим мышкам? - мурлыкнул я, останавливаясь и глядя на котёнка. Небольшая передышка, по моей инициативе. До Ущелья оставалось пара шагов. - Далеко не всем котам, кошкам и котятам повезло жить на местах, где вдоволь пищи. Как думаешь, чем приходится питаться тем, кого вытеснили племена?
Мягкий тембр урчал и убаюкивал, вот только острые осколки льда в глазах могли свести черную со всякого толка. Злоба. Там горела ледяная и колкая, как грань льда, злоба за навязанный путь. Не личная, ни мимолетная, на вспышке эмоций, а выращенная умелыми речами и жизнью впроголодь. Изящество тела - даже это было скорее следствием такой жизни и как знать, насколько большим и грозным  мог бы выглядеть, имей достаток. У нас же была защита и Владыка, что не бросил брошенных и изгнанных.
Но о Вере предстояла интересная речь чуть позже. А сейчас я тепло улыбался малышке, "сковывая" её лапы взглядом.
- Кстати, мы почти добрались, - повернул я голову ко входу в Ущелье, задумчиво поведя хвостом. - Но твои слова правдивы, хм... Может, кому-то нужна помощь...
"Глотай. Иди же, проверь. Какова твоя душа на цвет и вкус?"
Интерес. Если благородного порыва "пойти спасти" у малышки убавилось - ценность её... удручающе, грустно, но падала. Не критично, не смертельно, но мне нравилась её бойкость и упрямство. Авантюризм и Вера.
А еще я ведь ей не лгал. Котята там действительно были, небольшое исчезновение ради поисков - тоже. И даже домой я не обещал ей её отвести. "Нет... её дом отныне будет где-то рядышком."
Улыбка, сходящая на нет маской тревоги. Как же, беда... котята...
Улыбка в душе, воодушевление, мягкий подъем, мы расправляли наши силы и возможности, нас Вели и направляли, стоит лишь Верить и Слушать.
"Пока всё останется в силе."
- Сейчас из тебя может стать чудесная героиня... - прошептал я, глядя вперед, на один из ходов внутрь, повинуясь мыслям и слову, идущими из Вне.

+3

117

Вздохнув, кошечка чуть махнула хвостом. Не говорить же Алдрагри, что она боится того, что мама будет ругаться. Нет, взрослые ничего не боятся, а если я скажу, что боюсь меня будут опять считать маленькой. А я-то уже взрослая, я уже почти оруженосец! Да, я вернусь и сразу стану оруженосцем! Вздернув мордочку, Ночка довольно сщурила глазки, представляя, как будут завидовать остальные котята.
- Ну, у нас в куче иногда бывают несвежие мышки, но оруженосцы уносят их, - пробормотал Ночка, обернув лапы хвостиком и почти радуясь короткой передышке. Вот только под пристальным взглядом Алдрагри было немного неуютно, даже как будто немного стыдно и она чуть отвела взглд в сторону, но не надолго. - Вытеснили? - глядя на одиночку круглыми глазами непонимающе пискнула Ночка. Племена ведь всегда были, а если кто-то не хотел житъ в племени он сам уходил. Зачем нам кого-то вытеснять? Немного даже возмущённо подумала кошечка, столкнувшаяся с чем-то новым, идущим в разрез с тем, что ей  рассказывали.
Однако, Алдрагри сам быстро вернул ее мысли в нужное русло и вместе с ним Ночка повернула голову ко входу. Обычный такой вход, не о́свещенный, но и не совсем темный, пугающий только самых последних трусов или наслушавшихся страшилок котят, но не Ночку. Не то что бы голубоглазая была образцом храбрости, просто маленькие и не очень котята ещё не встречались со многими опасностями и не склонны проявлять осторожность. Поэтому она с блестящими от возбуждения глазками повернулась назад после пару секунд всматривается в полумрак.
- Я первая? - и не дожидаясь ответа шмыгнула внутрь. Сделав пару шагов, Ночка на пару мгновений остановилась, привыкая к полумраку, и, часто перебирая лапками, с энтузиазмом двинулась дальше, то и дело принюхиваясь. Вместе с запахом множества котов чувствовался тот, похожий на несвежую мышь, странный запашок, от которого Ночка старалась держаться ближе к стене и казаться меньше. Проход оказался недлинным и вскоре Ночка высунулась в пещеру, в которой стоял полумрак и там были котята! От радости черная чуть не завопила, но тут же очнулась, котята то были не те, которых она искала. Но и замешательство было недолгим, в конце-концов, какая разница, можно и этих котят тоже спасти. Вот только…
- А Полынь-то где? А что им всем говорить? А если они не захотят спасаться? - негромко, но и не шепотом, спросила кошечка, надеясь, что Алдрагри тоже с ней шел, а то на кого ей полагаться в спасении котят?

+2

118

Сиренька ничего не ответила юной ученице, лишь молча, посмотрев в сторону уходящих цепочкой котят, стала мелкими шажками пробираться наружу. Интересно, если они действительно пойдут гулять, то, может, хоть кому-то удастся улизнуть из этой тюрьмы? Кто знает... Но Пташка была бы этому очень рада. Все-таки, если хоть кому-то удастся сбежать, то этот кто-то донесет до своего племени рассказ о страшной пещере и сектантах, которые похищают котят и держат их в плену? Пташке сейчас очень хотелось вернуться домой, к своему брату и маме, и она даже думала о том, что вполне может сбежать во время прогулки, но, пожалуй, рисковать снова не стоило - в прошлый раз Катарсис догнал ее, но не убил, а в этот... В этот она даже представить боялась, что с ней могут сделать сектанты. Наверное, хватит героизма на сегодня.
Пташка поднялась на свои мягкие лапки и уже было собралась направиться к выходу следом за своей новой подружкой, но вдруг ее придавило к земле что-то очень тяжелое и пушистое. Пташка невольно пискнула от страха, но вовремя прикусила губу, боясь, как бы ее за это не отругали. Что-то тяжелое, что придавило ее, оказалось ни чем иным, как сектантским котом. Размером он был почти вдвое больше Пташки, но по возрасту, скорее, был ее ровесник. Когда рыжий кот поднялся, Пташка успела рассмотреть его. Он вел себя как-то очень уверенно среди кучки этих мерзких сектантов, и поэтому юная ученица сделала вывод, что он не пленник. Да и он не был похож на пленника. Нда, если бы не этот рыжий здоровяк, Пташка бы уже давно была снаружи вместе с Сиренькой, но теперь она боялась даже шелохнуться в сторону выхода, тем более, что со стороны входа показалось еще двое котов: беленький с черненькими подпалинами и полностью черный. Да и Катарсис неотрывно смотрел на всех собравшихся тут котят. Но, все же, побывать снаружи Пташке хотелось очень, и поэтому она, оправившись от страха, по стеночке засеменила к выходу, стараясь ни на кого смотреть, надеясь, что ее не заметят.

-------->Скалы------>

+1

119

Я сидел неподвижно все это время, наблюдая за происходящим в пещере. Особо к разговорам я не прислушивался, да и просто ушел в свои мысли, в свою внутреннюю борьбу по-поводу услышанного прошлым днем от брата. Все-таки я никак не мог принять верного решения, и эти мысли меня порядком утомили, от них болела голова и накатывала жуткая тоска. Из задумчивости меня вывела вереница котят, направляющихся к выходу вслед за Делирием. Это хорошо, что хотя бы кто-то относился к этим несчастным малышам с гуманностью. Интересно, и зачем только богу понадобились маленькие, несмышленые котятки? Ответа на этот вопрос не знал никто... Хотя, может, кто-то из взрослых и знал, но мне об этом никто не говорил. Наверное, они считали меня еще совсем юным, думают, я не пойму? Да я был бы рад любой возможности понять, только вот, наверное, все эти причины по-любому бы показались мне глупыми. Кто знает Неожиданно на меня наткнулся какой-то кот. От неожиданности я даже вздрогнул. Подняв глаза я вновь увидел перед собой Катарсиса, что, видимо, жутко испугался, не заметив меня в темноте пещеры. Я усмехнулся в усы.
— Ты чего здесь ныкаешься? — Катарсис как-то резко отдернулся от меня, хотя наши носы были всего в нескольких миллиметрах до столкновения. Интересно, что бы было, коснись он моего носа? Наверное, шипел бы от раздражения... А может, я бы даже получил несколько шрамов на своих ушах. — Не пугай меня больше так.
— Даже в мыслях не было, — добродушно промурлыкал я.
Катарсис же решил присесть рядом со мной и он отчего-то постукивал кончиком хвоста по полу пещеры. От раздражения, наверное. Или от испуга. Хах.
— Смотри, как наша коллекция быстро пополняется. Твой папуля ничего не говорил про то, сколько нам ещё за малышнёй охотиться? — От меня не укрылось то, что Катарсиса действительно интересовал ответ на этот вопрос.
Я помедлил. Отец не был со мной слишком уж разговорчив, скорее, он больше времени проводил в разговорах со своим богом, и практически не уделял мне времени. Что уж говорить, он даже цель похищения котят очень долгое время скрывал от нас с братом, а такими важными вещами делиться тем более не собирался. Ну и пускай, больно надо.
— Надоело слоняться по территориям племенных и собирать непослушные пищащие комочки? — спросил я у Катарсиса, после чего последовал ответ: — Мой отец, к сожалению, редко уделяет время мне и брату, из чего следует, что он ни словом не обмолвился со мной насчет похищения котят.

+2

120

Она заинтересовалась. Хорошо, эту историю определенно стоило поведать и раскрыть многим котятам, не только Ночке, о истинной сущности племенных котов. Были ли там достойные? Я не мог в это бездумно верить, пока не убедился бы сам лично, за счет исправления их ошибок. Втиснутая ненависть за сложное детство была велика и взращена умело, чтобы так просто однажды сказать "я ошибался".
Только вряд ли племенные и правда были все поголовными паиньками, чтобы убедить меня в собственной безгрешности.
Ну кроме пока еще не успевших наворотить дел котят.
"Спасти..." Я задумчиво наблюдал за телодвижениями черной крепышки. Вспоминались слова брата. Потому что тоже черный? Хехе. "Надо с ним будет потолковать."
И не зря, идя по тропе Владыки Всевышнего, натыкаешься на то, что тебе требуется.
Брат был внутри.
Но то позднее. Я же, заглушив смешок, последовал следом за Ночкой. В Ущелье, как и всегда, было оживленно, но всё же я успели приметить, что ряды котят были значительно... меньше. В голубых омутах мелькнуло любопытство, но я понимал, что смогу утолить его попозже.
"Где, где..." Я на миг поднял глаза к потолку, внимательно рассматривая тот. Словно незнакомка должна была быть тут.
- Видимо неподалеку гуляет, - беспечно предположил я - котят в самом деле не было видно в... приличном количестве. Я не знал все-все их мордашки (хотя и собирался исправить это недоразумение), но зрительно помнил количество, примерное.
"Если бы хотели уже приступить... не было бы никого."
Вроде это было разумным объяснением, чтобы не... кхм, не "паниковать".
- А ты попробуй, - одобрительно улыбнулся я ей. - Правда, тут столько котов... - я не двусмысленно обвел взглядом здешних старших жителей. Их было... прилично. И некоторые взгляды были устремлены на нас. Я приветственно взмахнул хвостом и склонился к Ночке, предупреждая её попытку бездумно рвануть к кучке недоплеменных.
- Слушай меня внимательно, маленькая. Я живу среди этих монстров очень давно, но не могу справиться сам, понимаешь? Котята меня бояться, для них я чужак, такой же как эти... - хвостом я несколько указал на охранников и просто отдыхающих. Пока никто не успел нас прервать, я продолжал доверительно шептать. - Они не все плохие, но ты права, котятам нужна помощь. Ты станешь их помощью, согласна? И мы поможем спасти как можно больше... А теперь тс... Подыграй мне, - и я вдруг резко толкнул девочку вперед, на встречу к прочим.
- Кто-нибудь видел Главу? - спокойно, улыбчиво вопросил я присутствующих, поворачивая голову к брату. Около него располагался и Катарсис, которому я тоже миролюбиво и доброжелательно улыбнулся, одаривая его мягким взглядом.
"Котятам надо стать более покладистыми? Неет... но если что, нам надо быть в курсе, верно?"
Сейчас было сложно достоверно понять, что именно творилось в моей голове.

+2


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье