У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Король Лев. Начало СW: последнее пристанище
Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! НА РЕГИСТРАЦИИ В СЕКТУ ВОЗМОЖНА ПОДАЧА УПРОЩЕННОЙ АНКЕТЫ!

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Сезон Падающих Листьев. Холодно; небо скрыто тучами; резкий, порывистый ветер; на море шторм.
Идёт год Бурь. Вечереет. Во всех племенах проходят собрания. Глава Секты собрал своих товарищей в Большой пещере и вещает нечто очень важное.

[22/10] обновлены баннеры ролевой;
— добавлены аватары по умолчанию Игрок/Гость;
— на ролевой появился Магазин Персонажей.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье


Ущелье

Сообщений 1 страница 10 из 153

1

http://sh.uploads.ru/TBEdR.jpg

В этом небольшом ущелье сектанты держат пленных котят. За вход днем и ночью пристально следят, чтобы котята даже не думали сбежать. Внутри ущелья довольно просторно.

+1

2

начало игры

Он отвратительно спал, впрочем, как и каждую ночь. Синяки были по всему телу, и пускай никому не видно за слоем врановой шкуры, но Тенёк чувствовал их настолько отчётливо, что без сомнений знал — они были. И особенно он чувствовал их не выступах: лопатки, бёдра, сгибы лап, рёбра, теперь с лёгкостью прощупывающиеся сквозь едва ли возможную прослойку жира. Всё тело ныло каждую ночь, и только холодный пол ущелья успокаивал, на время охлаждая ушибы, дав возможность забыться. Но стоило котёнку повернуться — новая бессонница, новая боль.

Он не знал, какое сейчас время, он не знал, как давно взошло солнце и скоро ли оно зайдёт за горизонт. Отчасти ему было совершенно всё равно на это: когда всё, что наполняет твою жизнь, ограничивается насилием, то время как-то перестаёт иметь хоть какое-то значение. На первый план встаёт полнейшее отрешение, — у всех, — и лишь потом то, что характерно каждому в отдельности. Кто-то меняется, становиться сильнее, не желают сдаваться, до последнего цепляясь своими лапами за надежду, хоть какую-то веру. Другие ломаются, как сухие прутики на ветру, ломаются и сдают позиции. В их глазах — пустота, в каждом движении — безразличие.

А последние подобны диким зверям, что сидят, загнанные в угол, и скалят свои жёлтые клыки. Они ранены, они истощены, но лишь от этого их ненависть крепчает, а в голове одна единственная мысль: месть. Чистая, как жажда, как глоток из горного холодного родника.

Тенёк относился к последним.

Облачные котишки не существуют, так ведь? — он чувствовал Грачика спиной, чувствовал, что тот смотрит на него.
Вчера их снова избили, за то, что Тенёк забыл в очередной раз придержать язык за зубами. Брат хотел защитить его, по получил оплеуху и кувырок к стене, в то время как Теньку, срывающегося на смех и кашель от происходящего, решили преподать урок.

Ему было стыдно перед Грачиком. Всегда было стыдно, за каждую взбучку, но он не умел сдерживаться, как рыбы не умели летать.

Отредактировано Тенёк (2018-02-08 22:23:59)

+7

3

Грачик спал мало: нервный, он вздрагивал и просыпался от малейшего шума. Ему бы хотелось спать крепче, чтобы дольше убегать от реальности, прятаться в сновидениях. Раньше Грачику снилось племя: родной лагерь, мать, даже непутёвый отец; тренировки с Лисой Пламенного Заката, а иногда — совместно с Теньком и его наставником. Сейчас сны были мутными, окрашенными в серый и красное; не приносили ни отдыха, ни покоя.

Грачик сидел, сгорбившись, едва заметно дрожа от холода. Он постоянно мёрз в этом затхлом и сыром месте, и только тёплый бок Тенька кое-как спасал. Сейчас его с братом разделял лисий хвост.

Он услышал вопрос брата и повернул голову к выходу, навострив надорванные уши, с дикой, первобытной осторожностью вглядываясь и прислушиваясь: меньше всего было нужно, чтобы их услышали и снова к ним придрались. Вчерашняя взбучка еще давала о себе знать болью во всём теле: Грачику сильно заехали по морде и ударили об стену. Теньку, который всё никак не мог замолчать, досталось еще больше.

Убедившись, что никто не собирается к ним заглянуть, Грачик заговорил:

— Ага, — голос его был негромким, ломким, без эмоций. Взгляд перешел на серый камень стен, такой же бесцветный. Подумай он о таком раньше, Грачик бы устыдился самого себя: что за кощунство? Но теперь всё было иначе. Когти слабо оцарапали холодный пол. — Иначе бы они давно нас спасли.

Но никто их не спасал и никто не приходил к ним на помощь. День сменялся другим, а легенды об Облачном племени становились былью, сказками на ночь, чтобы поддерживать свой рассудок и брата. Грачику подумалось, что, будь они на самом деле, они бы помимо прочего помогли Теньку держать пасть на замке. Грачик дёрнул ухом, взглянув на брата.

— Пожалуйста, не пререкайся с ними, — они уже говорили об этом много раз, и Грачик уже не пытался вложить в голос мольбу или попытку обвинить. Звучала лишь усталость, которой не должно быть у семилунного ученика, но Грачик чувствовал, что весь пропитался ею, и с каждым днём ему было хуже. Он словно ступил с берега в реку и шел все дальше, уже пройдя мелководье, готовясь, когда вода накроет его с головой.

Грачик перевел дыхание, будто единственная фраза отняла остаток его сил, моргнул и вновь посмотрел на выход.

Нас не спасут. Значит, мы должны спасти себя сами.

Отредактировано Грачик (2018-02-08 22:44:34)

+5

4

С котячества Грачик был куда более осторожным, нежели Тенёк, и частенько это спасало ему жизнь. Спасало от неприятностей, спасало от наставлений глупого папаши с самомнением чистокровного воителя, — так думал Тенёк, — спасало от взбучки от предводительница-наставницы. Тенёк же был другим, и даже сейчас Грачик на его фоне был куда разумнее.

Но это сложно было назвать разумностью. Он осторожничал не из желания, то была необходимость. Его жизнерадостной поугасла, как и добрый нрав. На первый план выступили инстинкты, дикие, острые, как шипы ежевичного куста. Он оглядывался, напуганный, и в отражении льдисто-голубых глаз Тенёк видел вчерашние образы, видел собственное отражение: котёнок, что корчится на земле от истерического смеха, а потом затихает, будто бы и не было ничего.

И давно ты так думаешь? — Тенёк склонил голову, заглядывая в морду младшему, а потом, осторожно оглядываясь в ответ на его действия, цыкнул тихонько у самого уха, — Дай сюда хвост...

Он коснулся кончиком смольного хвоста чужого, медленно, словно змея просочилась сквозь щель в скале, спустилась к ним в пещеру, и сейчас касалась лап Грачика.
Мы всегда говорили друг другу правду, ты помнишь? — янтарный взгляд Тенька сейчас был затуманен каким-то безумием, толикой того самого, что присутствовало вчера при избиении, он будто бы хотел скорее закончить говорить с братом, но при этом желание обмолвиться словом было таким сильным, что он не мог перестать, — Эй, помнишь, как это было? В палатке, мы переплетали наши хвосты и представляли, что через прикосновения сможем прочитать мысли друг друга. Ты всегда угадывал мои...

Тенёк вздрогнул — слишком ощутимо, — услышав треск снаружи. Кто-то мог быть там, кто-то мог подслушивать их, в любой момент зайти внутрь и избить снова. А, может, поиздеваться, лишив их еды на день, а может на два. От этих бродяг ничего нельзя было добиться, кроме как нескончаемых разговоров о какой-то умершем великом коте. Тенька тянуло блевать от каждого его упоминания, и это чувство так ясно было заметно на его морде, что он всегда получал "по заслугам" своим, за непослушание. Грачик был умнее, и его слова, прозвучавшие после казались сказанными сквозь пелену густого тумана. Усталость была такой явной на его мордочке, и Тенёк ощетинился.

Возьми себя в лапы и хватит вздыхать, — шикнул черношёрстный, прижимая уши к голове, глядя на брата, — А то я преодолею себя и устрою тебе славную встряску.

Он нахмурился, смотря на Грачика.
Исхудавший, совершенно побитый, — морально, не только физически, — и эти душевные раны были куда серьёзнее ноющих телесных ушибов. Его сломанная надежда треснула окончательно, и он только что подтвердил это своими словами. В его голосе не было тех нот, что ещё луну назад он слышал на посвящении, а после — на тренировках, когда он одерживал победу, а если проигрывал, то не сдавался, воспринимал всё честно, правильно.

Тенёк злился не на него, не на его выражение теперешней морд, не на его голос и взгляд. Тенёк злился на себя, что не уберёг их обоих. Злился на себя — копию отца, который совершил ошибку.

Угадай, о чём я сейчас думаю.

Отредактировано Тенёк (2018-02-08 23:53:29)

+5

5

Решительность никогда не была свойственна Грачику. Он был мнительным, робким, предпочитавшим уступить место лидера кому-то другому и послушно идти за этим котом. Грачик всегда боялся проявить инициативу, сомневаясь в себе, своих силах и своих способностях. В плену у него появилось много времени, чтобы обдумать своё поведение.

Давно ли Грачик перестал верить в Облачное племя? Давно ли перестал надеяться на их чудесное спасение? Грачик не знал: всё это не произошло в один момент. Каждое злое слово, каждое вознесение мёртвого бога, каждый удар по морде — все это оставалось мелкими трещинами в фундаменте, что закладывался в Грачике с рождения, и в какой-то момент опора рухнула, не выдержав.

Грачик застыл, но, повинуясь привычке — отголоску времен до плена, до своего надлома, — переплел хвост с хвостом брата. Детская забава, еще одно проявление их крепкой связи — и возможность поделиться сокровенным, ничего не утаивая. Грачик ответил на взгляд янтарных глаз, тихо сглотнул и отвел его. Прикрыл глаза и через силу кивнул.

Тенёк был единственным, кому Грачик мог довериться. На кого мог опереться. В племени, где его окружали родители, наставница и другие соплеменники, это ощущалось не так остро, но здесь, в темном ущелье, с истерзанной шкурой и болью в пустом желудке, брат оставался последним просветом для Грачика. Он не представлял, что бы делал без Тенька здесь, как справлялся бы.

Но Грачик ничего не ответил Теньку на его вопрос. Он замыкался в себе все больше, закостеневший в страхах и переживаниях, будто потерявший способность передать их словами. Оставался лишь по-животному острый, резкий взгляд голубых глаз.

Грачик дернулся, тоже услышав шум, напрягся и вздыбил шерсть на загривке, уставившись на вход, с затаенным ужасом ожидая, что к ним вновь придут мучители. К счастью, кто бы это ни был, он не торопился к ним заглянуть, и Грачик тяжело выдохнул, подавив порыв лечь на холодный пол. Истощенный, с каждым днем ему все меньше хотелось двигаться и говорить.

Тенёк злился из-за этого. Грачик прижал уши к голове, но скорее повинуясь привычке, чем действительно стыдясь своей слабости или опасаясь, что брат поколотит его. То, как Тенёк тягал его за уши, теперь казалось детским ребячеством, а не серьезной угрозой. Брат разглядывал его, хмурый и недовольный, и Грачик заставил себя выпрямиться и пригладить шерстку на груди.

Грачик приоткрыл пасть, но неловко замер и закрыл рот, вспомнив о предупреждении Тенька.

Хватит вздыхать.

— Ты сердишься, — Грачик чуть оживился, разглядывая морду Тенька. Братья были схожи друг с другом, за исключением цвета глаз. — Сердишься, потому что думаешь, что облажался, — Грачик облизал пересохшие губы, сильнее переплетя свой хвост с чужим. Подался вперед, встретившись взглядом с чужими глазами.

Они ведь оба были виноваты в том, что попались. Если бы они тогда не улизнули из лагеря, решив найти себе приключения без надзора наставников, ничего бы из этого не произошло. Попался бы кто-то другой, и все эти мучения достались бы ему, а не им. Грачик хотел бы, чтобы на их месте оказались другие ученики. Чтобы ничего из этого не произошло.

— Ты хочешь крови, — истерический смех и сплюнутая на землю кровь; опрокинутое наземь черное тельце и глухие удары тяжелых лап; великое предназначение во имя мертвого бога и полусгнившая мышь на двоих. Грачик чувствовал, как колотится сердце в груди; как созревает и формируется в голове мысль, примитивная, а потому отрицающая мораль и законы.

Еще ближе, доверительным шепотом на ухо:

— Я тоже хочу.

+6

6

Здесь были и другие оруженосцы, но, как бы Тенёк того не хотел, он не собирался сближаться с ними. Он чётко осознавал, что, когда они выберутся отсюда, то он никогда больше не встретится с этими несчастными чужими взглядами, и не позволит им при взгляде на себя вспомнить это сырое, затхлое ущелье. Он не захочет обсуждать с ними случившееся, не захочет даже на мгновение думать о возможности поговорить по-душам и стать "друзьями по несчастью". Лишь его брат будет хранить эту боль, что они пережили, и лишь взгляд его голубых глаз будет напоминать обо всём этом лисьем помёте.

Его слова пронзили терновой ветвью плечо, оплели душу, заставили прищуриться, то ли от боли, то ли от злости. Эти слова были горькой правдой, и, повторив их в собственной голове, Тенёк буквально почувствовал горечь на языке, как если бы тащил мышиную желчь для очистки шкур старейшин от блох. То, как легко Грачик говорил об этом, каким тоном он произносил, какая интонация — скорее её отсутствие, — заставляли мурашки бежать по спине. Он действительно облажался, и думал об этом постоянно. А брат просто озвучил вслух.

Шёпот у самого уха, тихий, едва уловимый в воздухе: Грачик совсем недавно научился говорить так тихо, чтобы слышно было одному лишь ему, и чтобы никто не смог уловить этот звук в темноте пещеры, даже те, кто стоял снаружи. Грачик многому научился: врать, притворяться послушным, улыбаться при малейшей надобности, чтобы казаться хорошим. Он делал это, будто бы всю свою короткую жизнь только этим и жил, и это не просто пугало Тенька. Он сам верил брату, когда тот того хотел, хоть головой и понимал, что каждая улыбка на этом котяческом лице — враньё. Искусное, непостижимое для обычного оруженосца вранье.

Дыхание Грачика защекотало кончик уха, местами рваное, сбивчивое, казалось бы в короткой фразе. Он нервничал, боялся от того, что их услышат, боялся сам себя, что говорит подобное. Тенёк чувствовал, как чужой хвост сильнее сжимает его собственный, передаёт этот страх.

"Зачем ты говоришь мне это."
Ты забыл, что мы играем? — он покосился на брата, с едва ли укорительном прищуром, янтарным взглядом скользнув по чертам морды, задевая чёрные плечи, — Я должен был угадать это.

+5

7

Начало игры.
Едва слышимые капли воды стекали с ярких сталактитов, которые являлись единственным источником света в тёмной пещере, не считая дневного освещения, что исходил от входа. Просторная, спрятанная от чужих глаз, она стала пристанищем для чужаков, что устраивали здесь сборища вокруг небольшого пещерного озерца, восхваляя своего вымышленного бога. Стены были испещрены глубокими царапинами, оставленные от когтей, как и самих сатанистов, так и животных, обитавших здесь несколько лун назад. С самом тёмном и глубоком уголке сидел рыжий кот, но в темноте и при синеватом свете, его шерсть казалась пепельной, а глаза представляли собой два белых круга, отблескивая во мраке. Тело стояло неподвижно, вслушиваясь в каждый мельчайший шорох вокруг, а после обратил свой взор на двух котят, который они притащили совсем недавно и теперь должны были принести в жертву, во славу благополучия.
— Ты забыл, что мы играем? — разнёсшийся по пещере писклявый голосок, заставил невольно поёжится. — Я должен был угадать это.
Противные комки шерсти действовали на нервы и крысоподобный хвост исполина заёрзал по пещере, а клыки разомкнулись. Вся пасть перекосила своеобразная нервная улыбка, а после тот и вовсе залился безумным смехом, который тут же, словно грохот, пронёсся по пещере. Послышалось шевеление и над потолком загорелись множество маленьких ярких глаз. Они образовывались словно стена за спиной Банзая, отчего обстановка казалась ещё страшнее, словно тот предстал огромным пауком с миллиардом глаз. Они высматривали что-то, пытались уловить движение, поддаваясь для рывка, но после закрылись вновь. Летучие мыши снова провалились в глубокий сон, понимая, что трогать тех не собираются, впрочем, полакомиться ими явно могут, что кот частенько тут и делал. Своеобразная пища безумно нравилась Банзаю.
Поднявшись с места, кот направился по краю, обходя малышей вокруг, слыша, как некоторые скулят от страха, вызывая полное удовлетворение у рыжего. Его тело подрагивало, а уши так и поднимались, чтобы вновь и вновь улавливать подобные звуки. Облизнувшись, он устроился неподалеку, устремляя пустой и холодный взгляд на двоих, стараясь что-то обнаружить, но скорее тем самым заставляет замолчать. Похоже, что те уже совсем забыли, когда последний раз получали хорошего пинка за непослушание. «Почему бы нам просто их не съесть? Они ведь такие толстенькие, аппетитные. Я слышу, как кровь течет по их венам. Прекрасная мелодия. Да, идите ближе к папочке», - в мыслях представлялись растерзанные тушки малышей, бьющиеся в агонии. Их маленьких хрупкие тельца, потрясающие скелетики. Банзай кружится с ними в танце, даря каждому свой смертельный поцелуй.
Мечтания безумца разрушил шорох. Два болтливых комка, что походили уже на подростков казались очень раздражающими. Исполин прижался боком к стене, а послу выпустил устрашающие лезвия когтей и прошелся ими по каменной стене, вызывая мерзкий скрежет, заставивший пещерных обитателей снова проснуться и пронзительно зашипеть. Такой причудой Банзай пользовался часто, оказывая давление.
- Наши друзья очень голодны, вы ведь не хотите вызвать их гнев своими криками? Вы должны быть тихими, ведь скоро маленькие, такие хрупкие и наивкуснейшие тушки отправятся к ВЕЛИКОМУ БОГУ! Он примет наши дары и дарует нам вечную жизнь, - Банзай вознёс лапы в воздух, восклицая, а после опустился и стал ходить вокруг, пожирая тех взглядом. Он был в шаге от лакомства, но, к сожалению, трогать было запрещено. Запретный плод сводил с ума.

Отредактировано Банзай (2018-02-09 10:03:52)

+5

8

Грачик никогда не был жесток — вся агрессия, злость и гнев передались Теньку. Вспыльчивый, драчливый брат всегда был первым желающим подраться и выяснить что-либо на когтях, а Грачик оставался за его спиной, трясясь от страха и лепеча, что Теньку стоит быть осторожнее. Он волновался за брата из-за его злой дурости, на которую сам не был способен.

В ответ на прозвучавшее замечание Грачик, кажется, растерялся: навострив уши, он почти с удивлением взглянул на Тенька, будто вправду забыл условия их игры. А, может, проигнорировал их намеренно, потому что хотел произнести это вслух. Не доверять по старой привычке брату, чтобы он все сделал за него — признаться самим, подтвердить, что он действительно изменился.

Или Грачик попросту знал, что Тенёк уже не сможет угадать его мысли.

Он раскрыл пасть, чтобы что-то сказать, но замер, вздыбив шерсть на загривке, потому что помимо них самих и других плененных котят, в ущелье оказался кто-то еще. Грачик уставился во тьму, и она взглянула на него в ответ десятками пар глаз, сдавленным писком летучих тварей.

Был кто-то еще. Худой рыжий кот обходил их, затем остановился и посмотрел прямо на Грачика с Теньком. Грачик почувствовал, что у него трясутся лапы. Он знал этого похитителя, за проведенное в плену время познакомившись со всеми сектантами и их тяжелыми лапами. Грачик хорошо помнил вчерашнюю взбучку и знал, что появление Банзая не приведет ни к чему хорошему.

От скрежета, что издавали чужие когти, Грачика передернуло от отвращения, и он прижал уши к голове, неотрывно следя за рыжим котом. Зачем ты пугаешь нас ими, если сам ведешь себя громче барсука? Вновь им было сказано про мертвого бога, и Грачик почувствовал мурашки по телу от голоса Банзая — это было чистое, неконтролируемое безумие, которое приводило его в ужас.

Грачик с трудом оторвал взгляд от кота и посмотрел на Тенька, на мгновение прижав кончик хвоста к его губам.

Молчи.

+4

9

Взгляд Грачика был размытым, но только дурак не разглядел бы в нём неприкрытую тревогу. Тенёк не был дураком, он смог зацепиться за неё, словно за спасительную ветку, и продолжал смотреть в льдисто-голубую бездну. Грачику было страшно, но теперь вовсе не оттого, что где-то там, за ветками ежевичного куста скрывается очередная опасность в лице бродяги. Грачику было страшно, что что-то в их отношениях с братом надломилось, причём знатно, оставляя после себя довольно глубокую трещину. Тенёк прочувствовал эту трещину тогда, когда Грачик решил озвучить вслух своё желание. Подумал ли брат, что он не догадается сам о таком, что не думает о том же самом? Ведь Грачик сам произнёс эти слова: "Ты хочешь крови — я тоже хочу". Так если они оба хотят одного и того же, то почему же голубоглазый сейчас так напуган.

Шорох был не случайным, котятам далеко не послышалось, и Тенёк последил за взглядом брата. Сквозь тонкий луч просвета у самого входа показалась фигура, а после: громкий писк, отзывающийся от стен ущелья гулким эхом, противным, впивающимся в самые уши, глубоко, добирающиеся до самого мозга, разъедая, пугая.

Кот, бродячий, тот самый, что не так давно избил их обоих. Он был безумен, это безумие читалось в каждом движении, и Тенёк уже не сомневался, что ему будет всё равно: говори он что-то в ответ, молчи, всё равно один из оруженосцев сегодня пострадает в этой пещере. Если не Тенёк и не Грачик, то кто-то другой.

Самым ужасным во всём этом было то, что Тенёк не молился Облачным котам за то, чтобы новоприбывший сектант оставил всех в покое, —он знал, что никто им не поможет, а бродяга просто так не уйдёт, — Тенёк наоборот просил случай повернуться так, чтобы этот ржаво-рыжий красавец утолил свою жажду на ком угодно, лишь бы не на брате. Оруженосцы позади обменивались испуганными взглядами, а Теньку было всё равно: пускай хватает, пускай точит когти, лишь бы не на врановой шерсти, на которой так до безумия контрастно смотрятся красные пятна.

Он разинул пасть, обращаясь к ним. Очередные бредни, очередной Мёртвый Бог, что дарует им бессмертие, а котятам — покой, такой долгожданный после всех этих мук. Черношёрстный был уверен, что многие здесь боялись смерти, и для кого-то она была единственным выходом из этого ущелья. Смерть, долгожданная, без голода, страха и мучений. В пещере были и совсем маленькие котята, которые вовсе не понимали происходящего в полной мере. Ими одолевали только жуткие видения и страх за собственные маленькие хвостики.

Чужой чёрный кончик хвоста у губ, и Тенёк чувствует запах брата. Он велит ему молчать, велит ему сдерживаться, но вот рыжий уже рядом с ними, кружит вокруг них, словно коршун над добычей, ожидающий, когда наступит нужный момент. И янтароглазый понимает: один повод, одно только его слово, и бродяга получит то, чего так хочет. И Тенёк даст ему это, потому что другого не может. Но даст осторожно, потихоньку, будто бы дразня мышь перед убийством, давая шансы на побег. Так он поиграет с бродягой в кошки-мышки, бросая свои фразы не так вызывающе, но всё равно дерзко, потому что...

Та подгнившая мышь, что обычно перепадает нам, сегодня стала твоим завтраком? Не посчитай, что я завидую, просто даже отсюда чувствую, как разит из твоей пасти.

Ему семь лун, он оруженосец Лесного племени.
И сейчас он разговаривает без страха со своим главным врагом, недостаточно для того, чтобы ему прямо сейчас дали по ушам, — а может, и достаточно, учитывая природу Банзая, — но хватит для того, чтобы взгляд рыжего не останавливался на Грачике. Он уже выбрал их своими жертвами, и просьба брата молчать вряд ли будет исполнена сегодня.

Отредактировано Тенёк (2018-02-09 19:45:12)

+4

10

Банзай ходил кругами, а после резко остановился, видя, как мелкий выступил вперед.
— Та подгнившая мышь, что обычно перепадает нам, сегодня стала твоим завтраком? Не посчитай, что я завидую, просто даже отсюда чувствую, как разит из твоей пасти, - в теле фота медленно, но верно закипала злость. Нет, он вовсе не позволит той завладеть разумом, ведь уже понял, что юный кот специально дразнит, дабы спасти своего братишку. Трясущийся клубок прятался за смельчаком, которого ждало наказание. Да, сегодня исполину хотелось исполнить его по особенному, а сбежать котятам всё равно никуда не удастся. Облизнув клыки, он подошел ближе, вновь царапая когтями камни, смотря в самые глаза выскочки и зрачки Банзая постепенно сужались до невозможности, превращаясь в две узкие полосы, делая глаза на вид совершенно слепыми. Такие моменты казались особенно жуткими, ведь Банзай видел саму смерть, и, казалось, был её приспешником. Широкая лапа с змееподобными венами занеслась, разрывая воздух и с силой ударила по чернышу, тем самым сбивая с ног, ведь сила удара явно была велика. Пещера заполнилась безумным смехом, который отражался от стен, заставляя тысячу глаз загораться вновь.
- Блохастое отродье! Моя пасть с радостью будет разрывать твою плоть, вытаскивая алые кишки, которые я подарю твоему братику на шею, затянув их как можно крепче, так, чтобы эти глазёнки выпали наружу, а фонтан крови окропил эти стены, - Банзай вцепился когтями в камни, стараясь будто проткнуть насквозь, оставляя глубокие шрамы, а после залился смехом чокнутого, смотря на остальных малышей, что тут же вжались в одну кучку. Да, он чувствовал, как их тела наполняет страх и был готов вдыхать его вечно.
- ВЕЛИКОМУ БОГУ достанется лучшая дань! Скоро наступит чудесный день жертвоприношений и тогда, ОН сможет насладиться угощением! Скоро этот день настанет. Даа..я ощущаю это в своих лапах. Все они станут моими рабами, - исполин восклицал с восхищением и чувствовал, как от этих слов приливают силы к лапам и тот даже поднял одну. выпуская когти, сжимая те, словно капкан. Мышцы заметно напряглись, а крысиноподобный хвост поднялся в воздух. В темноте он казался более жутким, походившим даже на некий скелет, словно тот обглодали до костей. Повернувшись, он бросил взгляд выход из ущелье. Малышня порядком ему надоела. Он направился к выходу, дабы побыть немного на воздухе, а также переговорить с Катарсисом о ритуале. Уж больно Банзаю хотелось скорее пополнить свою коллекцию прекрасных глаз, которые уже никогда не будут видеть, но всё еще остаются живыми. Маленькое хобби сумасшедшего.

+5


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Ущелье