У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Объявление

Голосование завершилось, голоса уже подсчитаны, и пришло время объявить результаты конкурса Лучшие из Лучших!

В этот раз звание Почетного игрока присваивается Делирию!
Лучшим котом голосующие выбрали Быстрокрылого Журавля, а лучшей кошкой стала Полынь!
Имя Почетного флудильщика — Лиса Пламенного Заката!
Почетным игроманом объявляется Утренний Ливень!

Лучшая цитата из игрового поста, автор - Когтишка:
— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?

Лучший эпизод, участниками которого являются Шум Дождя и Маховое Перо: ох уж эти сёстры;
Лучший отыгрыш, участниками которого являются Лиса Пламенного Заката, Быстрокрылый Журавль, Штормик и Вьюжка: возвышенность.

Всем спасибо за участие в голосовании!
ВНИМАНИЕ! ВСЕМ СЕКТАНТАМ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬСЯ В БОЛЬШОЙ ПЕЩЕРЕ! Убедительная просьба не тянуть с отписью.

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.

ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Начало сезона Падающих Листьев. Прохладно, небо скрыто облаками, порывистый ветер.
Идёт год Бурь. День. В племенах Шторма и Солнца выдвинулись патрули в поисках следов пропавших котят. В племени Леса готовится собрание. Сектанты же по какой-то причине все стекаются в Большую пещеру.

[14/09] решена проблема с некорректным отображением меню имиджа;
— награды выданы всем победителям в профиль.

— Что касается твоих слов, Лиса Пламенного Заката, если честно, пока еще в эту теорию слабо верится, — это ж надо так всё испоганить!
(с) Кленовый Лист

"Просто расслабься, Блик. Я не кусаюсь..." Она посмотрела в глаза кота, а затем, как бы случайно, задела своим хвостом его лапу, издав при этом невинное "упс". Но мы-то знаем, что в таких делах у Шум Дождя не было случайностей. Все продумано до мельчайших деталей, каждое движение выточено из холодной стали мастерства, отполировано до блеска.
(с) Шум Дождя

Разные глаза коротколапого воителя уставились на воду, где он смог разглядеть свое отражение, пусть и мутноватое. Снизу на него смотрел разноглазый уродец, тот, кому всегда пророчили несчастную жизнь, тот, кого отвергли еще с рождения. Тем не менее, ненависти к себе воитель не чувствовал. Да, он выглядит, словно упырь, но, тем не менее, он внутренне полноценен, как и все другие коты и кошки племени Солнца. И он обязательно докажет это всем.
(с) Беснующийся Львёнок

Пропадающие оруженосцы. Ни она, ни воевода, ни кто бы то ни был еще не знали, почему это происходило. Напряжение, создавшееся этой ситуацией, то и дело сбивало ее и заставляло буквально физически чувствовать недоброе всеми фибрами своей души. Эдакое липкое ощущение зла, витающего в воздухе, с примесью парализующего страха.
(с) Водная Луна

"Бессонница как образ жизни!" — усмехнулась Перо Крачки про себя. Долго она так сидела, ночной страж лагеря с силуэтом из серебряного сияния, и лишь изредка ночной ветерок приносил свежесть и незабываемый аромат моря, шумела шальная волна, разбиваясь вдребезги об остроконечные скалы, да блистали в ночной мгле зоркие зелёные глаза, следящие за всем в округе.
(с) Перо Крачки

Её искали? Её песни могут настолько кому-то понравиться? Белокурая повнимательнее вглядывается в лицо пепельноволосой, в поисках в них каких-то примет лжи или лести. Но не находит ничего. Лишь сияющие и такие яркие глаза, даже как будто светящиеся. Отблески огня так причудливо играли в них, что, засмотревшись, девушка даже пропустила момент, когда дроу положила монеты на стол. Между ними словно бы установилась некая духовная связь, которую словами было сложно описать даже такой красноречивой эльфийке как она.
(с) Эльхана Осенний Рассвет
[Лиса Пламенного Заката]

Ему хотелось увидеть понимание неизбежного в её глазах. Ему хотелось ощутить её страх.

— Видишь ли, — голос Катарсиса стал холоднее, — Тенёк был похищен. Так же, как и многие другие котята. Так же, как...

Он приблизил морду к рыжей мордашке, так что их усы почти соприкоснулись.

— ...ты.
(с) Катарсис

Звонкий смех малышки словно бы прошел мимо — я практически не среагировал. Я уловил, я различил живые, сильные нотки, я отметил, что этот котенок куда младше тех, кто сидел под сводами Ущелья, дрожа от страха и выдумок. Они ведь не знали, зачем и для чего... Совершенно ничего не знали. Лишь были уверены в собственной позиции жертв и невиновных.
(с) Алдрагри

Он, привыкший брать все в свои лапы и выводить просьбы и требования на новый уровень, совершая задуманное идеально, ощущал, будто бы в воздухе царила опасность. Полёту Орла казалось, что сотни горящих глаз смотрят на него со всех сторон да заставляют ёжиться от обилия внимания. Поддаваться подобным чувствам кот не желал, но, тем не менее, каждый раз тянул в голове единственный вопрос.
«Почему я ощущаю, что что-то здесь не так?»
(с) Полёт Орла

Нет и не будет ничего более прекрасного в этом мире грязи и бед, чем охрана своего дома ночью, когда светит полная луна. В такие моменты в мозгу будто отключаются все мысли, давая тишине заполнить свое естество, проникнуть в каждую клетку, струиться по горячей крови и звучать с каждым ударом сердца.
(с) Шум Дождя

Фыркание Лисы Пламенного Заката ничуть не смутило Быстрокрылого Журавля. Скорее, наоборот, он едва сдержался, чтобы не фыркнуть в ответ. Наверное, если бы главы племени Леса были бы хоть чуточку несерьезнее, чем всегда, на глазах у всего племени, они бы могли фыркать друг на друга с каменными мордами хоть часами напролет. В этом деле что предводительница, что глашатай не знали друг другу равных.
(с) Быстрокрылый Журавль

Волнение прокатилось по лагерю волной, не оставив шанса даже одиночке, и ее сердце, до этого только-только вошедшее в мерный ритм, вновь забилось с утроенной силой. В ушах немного зашумело и, поддавшись внутреннему инстинкту, Земляника быстрыми скачками оказалась рядом с лежащим на земле тельцем. Это был котенок, чья смольная шерсть топорщилась во все стороны и свалялась. Он тяжело дышал, выпирающие из-под кожи ребра то и дело резко вздымались и падали.
(с) Зем

Ступая осторожно, шаг за шагом, предводительница приближалась к кучке черного...меха?! До рыжегривой наконец-то долетел запах. Видоизменившийся, но все равно такой знакомый и родной... Запах Лесного племени.

— Неужели?.. — Огромным резким скачком кошка приблизилась к источнику её волнения. Перед ней лежал Тенёк. Уже частично укрытый снежным покрывалом, он выглядел до того маленьким и хрупким, что предводительница быстро ткнулась носом в его шею.

Он был жив.
(с) Лиса Пламенного Заката

Она была нетерпелива. Да и что говорить – когда сон только-только начался, она уже грезила о следующем, упуская самую важную деталь – реальность, день, который ожидает её уже совсем скоро.

— Я готова каждую ночь пускаться с тобой в приключения, — и подтвердила свои слова многозначительным кивком. Делирий был для нее как любой другой соплеменник или, быть может, даже больше этого. Их тесная, неразрывная связь все больше интересовала Полынь – до такой степени, что уже на второй день их взаимного пребывания в царстве Сновидений – там, куда лапы Облаков не смогут дотянуться – кошка стала всматриваться в морду «спасителя», запоминать все мельчайшие детали. А однажды, именно этого и хотела темномордая, она найдет Делирия в реальном мире и, если он ее не вспомнит, расскажет о своих приключениях и направится в далекое будущее, где нет места злым Верховным котам.
(с) Полынь

— Ты чего трясёшься? — тихо поинтересовался воитель, тыкаясь носом в макушку ученицы, — смотри, там про тебя говорят!
(с) Кленовый Лист

— И это ли мирно настроенные Солнечные коты? — прошептал Быстрокрылый Журавль себе под нос.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Я сам, лично видел этого котенка и слышал его слова, — ответил кот. Он не понимал, почему его полосатая собеседница с таким негативом относится к Лисе. — Да и Лиса Пламенного Заката еще ни разу не обманула моего доверия.
(с) Маховое Перо

— Ой, извини!.. Ты оруженосец? А из какого ты племени? — видимо, совсем первый Совет у пацаненка. Первые фразы он сказал радостно, отряхивая лапки, а когда поднял взгляд к глазам Ночного Кошмара, то сразу стушевался.
(с) Ночной Кошмар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Большая пещера


Большая пещера

Сообщений 31 страница 33 из 33

1

http://s7.uploads.ru/5KHov.jpg

Вход в большую пещеру расположен на каменном карнизе, что опоясывает горы. Внизу расположен небольшой пруд с холодной, горной водой. Здесь всегда сумерки из-за нависающих пиков гор и их серого камня. Сектанты используют данную пещеру, как главное место их сборов. Здесь они спят и отдыхают, а так же общаются между собой.

http://s9.uploads.ru/6Uj7e.jpg

Внутри пещеры есть небольшой спуск вниз. Пол порос мхом и приятно пружинит под лапами. Сама по себе пещера довольно больших размеров, с уходящими вглубь небольшими ложбинками и пещерками.

0

31

Посмотрим, – ответил Дурашке Алдрагри, вновь озаряя мордашку добродушной улыбкой. Но заговорил не сразу – всего лишь через три, два…
Ты прям светишься от счастья быть услышанным, Каратель, – и лёгкий смешок. Невыносимым и непонятным образом сочетавшийся с абсолютным спокойствием. Лёгкое чувство опасности повисло в наступившей тишине, нарушавшейся только голоском Дракона. И всё, что накопилось здесь за долгие луны, сезоны – готово было вырваться наружу. В любую минуту.
Если только никто не остановит бомбу за секунду до взрыва.
Но если ты так уверен, что Владыка молчит и подзабил на нас свой хрен, – Дурашка скорчился в чувстве полного отвращения и непонимания. Кто бы мог подумать, что такой миловидный котик умеет ругаться? – наши собственные, какой смысл тогда производить жертву, не будучи уверенным в отдаче? Скинуть в пропасть многолунные и многомесячные труды, просто потому что не хватило терпения, или еще лучше: с нами наигрались, а мы бросим благодарную жертву, окончательно став забытыми и использованными – это самое интересное, что могут тут предложить?
Дурашка вернул себе относительно спокойное выражение морды, но уголки губ всё равно остались внизу. Котик прокрутил всё, что сказал Алдрагри, несколько раз – но не смог сообразить. «Что могут тут предложить». Предложить. Всего лишь предложить – всё равно что подать на блюдечке и посыпать солью для лучшего вкуса. В этом был смысл, но он совершенно не сочетался со смыслом веры. «Что могут тут предложить».
А улыбка Алдрагри тем временем накалялась – становилась страшнее, немного хуже, малость… безумнее. Дурашка, слегка обеспокоенно обернувшись на несколько взволнованную Хель и заинтересованного Муртага, подался вперёд – совсем незаметно и чуть-чуть. Теперь он был не вплотную, но и не далеко – достаточно, чтобы даже со спины чувствовать чужое присутствие.
Если Владыка не общался с тобой, это не значит, что он не общался ни с кем. – Молния. Если речь Алдрагри была эффектной, но не вызвавшей должного резонанса, то слова Делирия были подобны лавине – всех накрыло с головой. – Ты коснёшься котят только через мой труп. Если в наши ряды затесался предатель, который сомневается в величии Владыки, ему не выйти отсюда живым. Предательство не прощается.
«Не прощается», – повторил про себя Дурашка, запоминая. О Боже, как же Делирий был всё-таки зол… В груди серого котика, старавшегося не отстраняться от Алдрагри, поднялось чувство страха, смешанного с неестественным восхищением. Насколько же нужно быть смелым, чтобы так ответить на выпад обычного выскочки!
Предательство не прощается.
И стало темно. В проходе стоял настоящий исполин – массивный кот, имя которого знал всякий в секте.
Гнетущий. Их глава.
Дурашка слегка наклонился и сжался, стараясь показаться меньше. А голос их лидера между тем эхом проносился по пещере:
Среди нас есть те, кто сомневаются в силе и величии Владыки? – Дурашка мотнул головой – вроде как, единственный из всех. – Владыка пристально следит за каждым из вас. Сегодня он вновь разговаривал со мной. – Гнетущий прошёл к уступу и одним сильным прыжком поднялся на самый вверх – и, обернувшись, прошёлся по служителям взглядом. Задержавшись на сыновьях.
Дурашка постарался стать ещё незаметнее, при этом не отходя от Алдрагри и стараясь сливаться не с Хель – по мнению лидера, наверное, ещё одной простой служительницей, – а с камнями. Он втянул голову в плечи и смотрел на Гнетущего снизу вверх едва заметными в полумраке зелёными глазами, стараясь не волноваться. «Всё может разорваться в любой момент».
Близится час расплаты. Через два дня мы оборвем жизни этих котят, их души наполнят Темный Лес, в котором обитает наш Владыка. А мы получим силу нашего Бога. И тогда мы свергнем племена! Один за другим, они падут и склонятся под силой и величием Владыки! Мы вернем себе наши исконные земли, нашу дичь. Мы столько времени прятались, скрывались от племенных, но скоро мы нанесем свой удар.
Пауза. Достаточная, чтобы подумать. Немного вынужденная, кажется. Незапланированная. Интересно, почему?
Каждый из вас знает, что нашего Владыку так же зовут Утонувшим, Павшим. Но почему? Почему он решился помочь нам свергнуть племена? Когда-то он и сам был племенным.
По шерсти Дурашки пробежался неприятный холодок. Их Бог был раньше живым. Как?
Он был достойным власти. Он был умен, решителен и силён. Он хотел взять власть в свои лапы. Под его правлением племенные котишки бы вспомнили, кто здесь истинный хозяин земель. Он вернул бы то, что принадлежит нам по праву. Но племенные свергли его, ослепили и бросили умирать. Так, лишенный зрения, он рухнул со скалы вниз в воду.
Утопленников редко выбрасывало на берега – они попадали на самое дно и хоронились самим океаном под толстым слоем ила и песка. И их Бог был одним из тех несчастных.
Нельзя сказать, что его было жалко, но вся история делала его… человечнее. И это, наверное, было только к лучшему. Если только не детали – жуткие. И в то же время завораживающие.
Он утонул, он умер, но остался жить. Его обиталище – Темный Лес.
Тёмный лес?
Если мы выполним то, что он от нас хочет, мы тоже попадем туда. А что может быть лучше – быть рядом с Богом?
«Ничего», – чувство беспокойства, вызванное мрачным названием, прошло, словно его и не было, и Дурашка расслабился, окунув голову в мягкий пух, – «Абсолютно ничего».
Ничто не пленит нас, никакие Облака, в которые так верят племенные. Величие и могущество Владыки защитит нас от этого в момент смерти. Ведь что бы не произошло – мы не умрем.
Пришло время выбрать главных надзирателей. Пока я общаюсь с Владыкой, вы будете следить за тем, чтобы среди нас не появилось предателей
, – Судя по взгляду – вроде Карателя. – Чтобы никто не трогал котят до часа, назначенного Утонувшим. Чтобы мы были единой силой, когда придет время напасть на племена. Делирий, Глинтвейн, Катарсис. Владыка взывает к вам. Теперь вы – главные надзиратели. Не подведите его и моё доверие.
Финальный аккорд.
Не подведём.
Опасно, но ничего не вспыхнуло. Дурашка шумно выдохнул и обернулся к Муртагу.
Беспокойство. Огромный размеров котик не дрожал, не боялся – но он волновался до этого – и Дурашка плохо понимал, почему. Могло ли быть такое, что… Что? Он не знал, да и дела ему должно было быть.
Незаметно, тихо, почти бесшумно. Он не должен был выделяться, а Муртаг сам о себе как-нибудь позаботиться.
…жалко. Дурашка повернулся обратно к Дракону – несколько встревоженный, с понурой головой и обеспокоенным взглядом.

+2

32

Голос Гнетущего стал для Делирия решающим сигналом к действию. Бедная, бедная Хель. Он даже не думал о том, что его юная дочь видит своего отца с перекошенной от злобы мордой и блистающими в оскаленной пасти клыками. Карателем в тот момент был Делирий, а вовсе не черношкурый сектант по имени Каратель. Какая ирония, с таким именем погибнуть, будучи покаранным за свои неосторожные слова.
Делирий метнулся вперёд, словно сдавленная, а затем отпущенная пружинка. Воспользовавшись замешательством сектанта, он с разгона ударил его лбом в грудь, перебивая дыхание. Затем, разомкнув челюсти, сжал их на горле Карателя. Дальнейшие действия Делирия могли вызвать замешательство даже у самых близких его знакомых. Пользуясь весовым преимуществом, он принялся с силой мотать головой, надрывая рану на горле Карателя. Помогая себе лапами и боком, он пару раз швырнул чёрного кота о камни, пробивая его рёбра. Речь Гнетущего сопровождалась слабым бульканьем и хрипом Карателя: издать нечто большее со сдавленным горлом он просто не смог бы. Когти умирающего вцепились в плечи Делирия. Он без раздумий рванул чёрного кота, не обращая внимания на то, что резко вырванные из шкуры когти нанесли ему раны.
Со стороны рана на горле Карателя могла показаться следствием соприкосновения шеи кота с собачьими зубами, ведь именно слюнявым игрушкам двуногих свойственно трепать пойманных кошек из стороны в сторону. Количество вытекшей крови было колоссальным: обширная лужа растеклась по полу пещеры, становясь для сектантов лучшим предупреждением: нельзя попирать авторитет Владыки. Иначе, всё будет очень, очень плохо.
Глаза Карателя закатились, а сердце остановило свой бой, но Делирий ещё какое-то время трепал его безжизненный труп, разбрызгивая кровь. Он чуть улыбнулся, услышав, как Гнетущий рассказывает про Тёмный Лес.
"Ты тоже заблуждаешься, Гнетущий", - думал Делирий, чувствуя, как горячая кровь, бьющая из разорванных жил на горле Карателя, стекает по его шее и груди. "Владыка просто использует тебя, как всех остальных. Нет никакого Тёмного Леса, эти выдумки не имеют ничего общего с истинными планами Владыки. Владыки, что пришёл из моря, чтобы позволить каждому жить бесчисленное количество раз. Никакая тюрьма, будь это Облачный Плен или Тёмный Лес, никак не вяжутся с тем, что Владыка на самом деле приготовил для своих послушников".
Вслух Делирий говорить не стал: если Владыка обманывает Гнетущего, значит, это для чего-то необходимо. А нарушение планов величественного бога приводит к разорванной глотке, не иначе.
Лидер сектантов провозгласил имена своих заместителей, и Делирий не очень-то обрадовался, услышав своё имя среди других. Он не планировал иметь что-то общее с Гнетущим и его приспешниками. Да, Делирий был по-своему благодарен им за то, что они познакомили его с Владыкой, но с той поры утекло много времени, и Делирий стал гораздо ближе к своему Владыке, чем был раньше. Теперь он хотел служить лично богу, а не смертным. Но рушить стабильность взаимоотношений с Гнетущим было рановато. Поэтому Делирий, по-прежнему держащий Карателя за горло, утвердительно кивнул. Он скользнул взглядом по собравшимся сектантам и увидел Хель. В тот момент его разум был замутнён плёнкой свершившегося убийства, поэтому Делирий не послал дочери ни улыбки, ни тёплого взгляда, как делал обычно. Он любил её. Но убийства любил тоже. Хели придётся немного подождать. Сейчас ему нужен иной товарищ.
Быстро найдя среди знакомых шкур пёструю Катаклизм, Делирий внимательно посмотрел на кошку, а затем кивнул на выход из пещеры, призывая идти за ним. Оставляя тёмно-красную дорожку, он прошёл к выходу из пещеры.
Скидывать труп в пруд с питьевой водой Делирий не стал: слишком много чести для осквернителя Владыки. Вместо этого, он обошел пруд слева и взобрался выше по скалам. Там остановился, разглядывая острые каменные пики, повсюду торчащие внизу. Челюсти Делирия разжались, и мёртвый Каратель, ломая кости, покатился вниз по скалистому склону.
- Катаклизм.
Делирий повернулся к ней. Вся его шерсть, такая опрятная обычно, была заляпана кровью. В его взгляде она могла прочитать довольство и желание поделиться с ней чем-то важным.

+3

33

<--- Водопад
- Ты молодец, Сапия, - похвала сорвалась с немногословных уст, когда Гли заметил красноперку в зубах сына. Он гордился юнцом, но вот незадача, боится признаться в этом даже самому себе.
- Все мы непременно ждем долгожданного знака от нашего Владыки, но почему-то его нет. И я думаю, что он ждет от нас инициативы. Считаю, что мы должны...
Тихий сдавленный рык вырвался из пасти черного. Да как он, простой смертный, смеет говорить хоть что-либо без веления на то их Бога? Как может он запалять сердца других таких же умов, толкать их на преступление? Он оскверняет чистую веру всех сектантов,  льет рекой тьму неверия в их души, сеет зерна раздора. Все начинается с предателей. Все начинается с непослушных. Каратель сам хочет вкусить запретный плод и других пытается подставить. Змей-искуситель завладел им, пробрался по темным лабиринтам гнилой души в самое сердце, червивое, грязное, такое же гнилое, и вонзил в него свои зубы. Должны? Они должны ждать, а затем исполнить волю Его, а не действовать в самоволку.
- Ты коснёшься котят только через мой труп, - заметил, и очень даже правильно, Делирий, а удачно появившийся Гнетущий прекратил все споры и гул затих.
- Среди нас есть те, кто сомневаются в силе и величии Владыки? - Гнетущий, что разговаривал с Великим, вызывал трепет и уважение в глазах Глинтвейна. Разумеется, он был предан только одному коту здесь, только один кот заслуживал поклонений. И этот кот Владыка. Его история завораживала и пугала, племенные поступили ужасно с ним, оставили умирать. Есть ли среди них те, что достойны жить? Нет, все они делали больно их Владыке при жизни, а теперь больно будет им. Их детям. Ключу к Дарам, ключу к лучшей жизни, к лучшей смерти.
- Владыка взывает к вам. Теперь вы — главные надзиратели. Не подведите его и моё доверие.
Глаза черного загорелись огнем. Он не подведет. Никогда. В груди стало тепло: Владыка выбрал его, выбрал его во имя веры, во имя их миссии. Да настанет час Радости для верующих, да настанет час Грусти для тех,  в чьих сердцах поселился змей! Да будут страдать те, что решили ослушаться и задумали испробовать сладость запретного плода.
- Смерть предателям! - тихо прорек Глинтвейн, наблюдая как алая кровь окрашивает шкуру Карателя. Жаль, его убил Делирий. Черный тоже не отказался бы от роли убийцы непослушного.
Все начинается с предателей. Заканчивается же распоротым горлом этих же предателей. В этом мире все просто: предатель должен быть покаран. Если не Владыкой, то лапами надзирателей. И Глинтвейн будет зорко следить за порядком. Он, Катарсис и Делирий. Их трое.

Отредактировано Глинтвейн (2018-10-13 14:07:14)

+2


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Большая пещера