Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты, и жизнь лишь началась.
правила список племен гостевая шаблон анкеты текущий сюжет занятые цепи имён
новые земли, новые традиции, новая жизнь каноничных кв
АкцииМагазин персонажейСвободные цепи
Рейтинг форумов Forum-top.ru
◊ +25, ветер умеренный, переменная облачность

Беда пришла в дом Солнца, разразившись над племенем морской пеной и рушащими все на своем пути волнами. Уцелевшие покидают свой дом и отправляются на поиски временного убежища.

Не менее печальная судьба постигла и племя Шторма, унеся за бушующими волнами многочисленные жизни и затопив скалистый лагерь, вынудив разбитых стихией выживших искать себе новый дом.

Тем временем в племени Леса все, на удивление, достаточно спокойно. Объявлено имя нового глашатая, проведено посвящение в оруженосцы юного поколения и, кажется, всё наконец-то идет на лад.

Вместе с тем луна подходит к концу, а значит, что близится время совета. Похоже, что племенам есть что рассказать друг другу и, главное, наконец-то решить, как справится с угрозой в лице секты.

А служители не дремлют, завершая последние приготовления к скорой битве и готовясь ударить по племенам, когда те меньше всего к этому готовы.

Как обычно, моя палатка с краю! Ничего не начнут делать, пока их собственных сыновей и дочерей не похитят неизвестно куда! А что, если их там убивают? Или калечат? Может там вообще каннибалы какие-нибудь, дикари! Поняв, что Совет окончен, Буря упала духом, так же видя, как предводительница ее племени, по совместительству её дочь, ничего не смогла сделать. Она опустила голову, и ее глаза пылали жаждой набить кому-нибудь морду. Она озлобленно потащилась в лагерь, раскидывая ветки и листья на своём пути!
(с) Огненная Буря

Что это за помутнение?
Нет, это точно была не давящая атмосфера.
И точно не рыжий комок меха, что называл себя его предводительницей.
А, может?..
В этот момент Лиса Пламенного Заката, словно заслышав мысли пестрого исполина, мгновенно развернулась на месте и оказалась нос к носу с Быстрокрылым Журавлем, который едва выдохнуть успел.
Слишком близко.
Этот запах, который каждый раз появляется и исчезает настолько молниеносно, насколько вообще возможно.
Слишком близко.
Держаться было невозможно сложно.
Какой сезон сейчас? А время суток? Совет же был только что? А время... Должно быть ночь! Да, точно, ночь.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Может, пока никого нет, чаек половим? — один другого лучше, хромой и глухой, но точно будет весело!
(с) Морозный Склон

— Серый кот? Предвестник...эээ... Как его там? Предвестник Волчьей Песни? Ой, опять не так... Предвестник Далёкой Волчьей Песни? Опять не так... — Стрекоза не переставала говорить. Что за болтушка?
(с) Ураганчик

Эмоции прекрасны, да и давно бы уже разорвали пятнистую изнутри, если бы она попыталась спрятать их от окружающих. Шум Дождя — огонь, свободная от чьих-либо указаний стихия, разрушительная и величественная. Пламя нельзя пытаться приручить, но можно попробовать стать его другом, наставником, тем, к кому он может прийти и высказаться.
(с) Шум Дождя

— Здесь, на земле, нет любви. Что такое любовь? Любовь — пустой звук. И я не умею любить, но я умею желать. Так, как желают иметь добрую еду, чистую воду, сухую подстилку и место, где можно переночевать. Знаешь, чего еще желаю я? Я желаю видеть свою семью целой и невредимой. Ты моя семья, сестра моя семья. И связь между нами хрупкая, но она держится до тех пор, пока Владыка считает нужным.
(с) Глинтвейн

— КОГТИШКА! ДАВНО НЕ ВИДЕЛИСЬ! КАК ЖЕ Я ТЕБЕ РАД! — в том же тоне проорал Рогатик, надрывая связки и тяжело дыша. С дерева упало ещё несколько листьев. — ДА Я ТУТ УЖЕ ПОЧТИ ДО ВОЕВОДЫ ДОЗРЕЛ!
(с) Бычок

— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?
(с) Когтишка

— Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, — племенные имена давались ему плохо. — Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
(с) Штормик

— Малыш, ты отцом ошибся, — ровный, но чуточку грубый голос. Был ли он холодным и отчуждённым? Ты не знал, да и обращать внимание на интонацию не хотел: в тебе кипела злость; и видят предки, что крайне сложно контролировать себя. — Метнись кабанчиком назад в лагерь и поищи свободные уши там.
(с) Жалящий Шершень

— Засунь свои племена знаешь куда? — не отступил кот, приметив, как кошка глянула на выпотрошенного зайчишку.
(c) Глухой Тупик
— Нет, куда? — спросила кошечка, склонив голову на бок и смотря прямо на воителя.
(с) Пёстрая Шубка

Первая мысль Рогатика была — "кролик!" — и он сразу навострил ушки, а хвост его поднялся трубой. Но, так как ловить кроликов Рогатик не умел, он воспользовался точно такой же тактикой, какой всегда пользовался в играх с котятами: просто побежал вперёд, раззявив пасть.
(с) Бычок

Жадно впившись зубами в тёплое благоухающее тельце, воитель скосил глаза на Лису Пламенного Заката и Быстрокрылого Журавля, которые привели с собой двоих незнакомых котят-подростков.
«Интерееесно. Исчезли куда-то после Совета вдвоём, а вернулись уже с котятами. Быстро они».
(с) Кленовый Лист

— Не стесняйся, братишка, — хмыкнул охотник, — Я тебе покушать принес, угощайся.
(с) Глухой Тупик

Глядеть на сломленную Лису было больнее всего. Клёну мучительно захотелось подойти к ней, сказать какие-нибудь утешающие слова — уж он бы придумал, какие, — но от предводительницы не отходили глашатай и целительница племени.
Может быть, потом, в лагере...
— Ничего ещё не кончено, Лиса Пламенного Заката, — тихо проронил Лист, глядя сквозь толпу на сломленную фигуру рыжей кошки; но вот прошло мгновение слабости, и та вновь расправила плечи, вернув свой привычный властный облик. — У тебя потрясающая сестра, Лепесток. Тебе есть на кого ровняться.
(с) Кленовый Лист

"Я готова встретить тебя, бушующее море. И всегда была готова..."
(с) Жало Скорпиона

Позволив Тупику подойти ближе, Могильщик с улыбкой оглядел его разодранного, окровавленного зайца. Учитывая то, как неаккуратно охотник убил свою жертву, съесть этого зайца стоило как можно быстрее. Выглядела распотрошенная дичь впечатляюще. — Ты умница, Глухой Тупик, — похвалил он брата, сгребая дичь в лапу и одним броском закидывая на верхушку общей кучи. — Я поем... возможно, попозже. Сначала отнесу этого зайца королевам. Будь уверен, они сразу же пожалеют, что растят котят не от тебя.
(с) Жук Могильщик

— Прошу вас ещё внимания, помимо скорбных вестей есть и радостные. Мы всегда были сильны духом и едины, нас закалил суровый ветер и солёные брызги, наше племя должно жить дальше даже после потери достойных и молодых. Только наша непоколебимость и общность помогает нам оставаться племенем Шторма, только наша суровая сила даёт нам победу в бою.
(с) Предвестник Далёкой Бури

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Большая пещера


Большая пещера

Сообщений 11 страница 20 из 46

1

http://s7.uploads.ru/5KHov.jpg

Вход в большую пещеру расположен на каменном карнизе, что опоясывает горы. Внизу расположен небольшой пруд с холодной, горной водой. Здесь всегда сумерки из-за нависающих пиков гор и их серого камня. Сектанты используют данную пещеру, как главное место их сборов. Здесь они спят и отдыхают, а так же общаются между собой.

http://s9.uploads.ru/6Uj7e.jpg

Внутри пещеры есть небольшой спуск вниз. Пол порос мхом и приятно пружинит под лапами. Сама по себе пещера довольно больших размеров, с уходящими вглубь небольшими ложбинками и пещерками.

0

11

Я шел в сторону логова сектантов, практически не оглядываясь назад. Лишь изредка водил ушами, чтобы улавливать тонкие колебания звуков и шорохов в воздухе. Я чувствовал, что малец идет следом за мной. Ступая своими лапами по земле, я прислушивался к его шагам и к шагам каждого другого живого существа в радиусе нескольких лисьих прыжков от меня. Кто бы мог представить, что переключаться с боевого режима будет так трудно. Я даже запамятовал каково это, когда не приходится держать вечную оборону или все время быть готовым к нападению. Никакого спокойствия, но вместе с тем и полное оцепенение. И каждый раз только и ждешь заветного слова, когда его произнесет Дартес и когда ты наконец-то сможешь выполнить то, что у тебя лучше всего получается, благодаря его стараниям.
И молчать я тоже не прекращал. А порой вообще говорить мне приходилось в тягость. Словно бы тратишь силы не на то, что следует. Да и хорошего солдата болтливость совершенно не красит. Но когда-то я мог вести долгие диалоги и затронуть каким-нибудь точным словом. Сейчас же я могу тронуть лишь точным ударом в спину, а затем завершить сие действие коронным и заключительным, временами смертельным, приемом. Однако иногда противники попадаются достойные и так просто до их уязвимых мест добраться сразу не выйдет. Но что тут говорить, когда перед тобой десятилунный котенок? Не ребенок, но и не взрослый кот. Всего лишь неотесанный подросток.
Как только мы приблизились к нужному месту на достаточное расстояние, чтобы увидеть и вход в пещеру, и небольшой горный прудик у подножия спуска, я остановился и развернулся, чтобы заглянуть молодому котику в глаза. Заодно и убедиться, что юнец еще не решился что-либо эдакое сотворить.
- Мы пришли, - сухо и глухо произнес я.

+2

12

[валуны над ручьем]
Вопреки ожиданиям, путь им предстоял довольно продолжительный. На самом деле рыжий сиам был уверен, стоит им подняться в горы чуть выше и вот новоприобретенный знакомый лишь махнет ему хвостом на прощанье. Звук урчания ручья вскоре стих, а кот все не останавливался. Неужели у него такие большие территории? С завистью хмыкнув, котик посмотрел на раскачивающийся туда-сюда хвост неподалеку от своего носа. Держался Камиль все еще на расстоянии, не слишком-то доверяя коту. Шли они, естественно, молча. Почему естественно? Ну, просто красноречие собеседника определенно располагало к содержательной беседе. Так и хотелось чесать языками, пока они не рухнут без сил от усталости. Или пока эти же самые органы не сотрут в пыль. Что ж, по крайней мере, у сиама не было необходимости отвечать на вопросы, вроде: откуда ты, зачем пришел, что заставило идти именно сюда. Так что молчание было маленьким спасением для немного болтливого подростка. Дыхание там не сбивалось. Информация лишняя к чужаку не перетекало.
Воспользовавшись образовавшейся «передышкой», Камиль задумался. Шли они уже довольно долго и явно не собирались прямо сейчас останавливаться. Ну а задумался котик над тем, что ему теперь делать. Вскоре он окажется вдалеке от уже хоть немного, но знакомых территорий. А значит, придется вновь начинать сначала. Искать новое убежище. Ну, учитывая, что он в горах – здесь полно кустарника. Источник для питья. Ну, всегда можно вновь придти к ручью. Все же начинался он глубоко в горах. Главное – позаботиться о полной уверенности, что ему не придется делиться своей территорией с чужаками. Хотя странное сосущее ощущение где-то подмышкой напрягало сиама. Он даже не заметил, как шагнул в полутьму. И теперь незаметно оглядывался вокруг. Едва не врезавшись в своего провожатого.
- Мы пришли, – повторил еще раз котик, а затем несколько возмущенно вскинул голову, зацепившись взглядом за два кусочка янтаря на грязно-белой мордочке, - Куда мы вообще пришли? Я думал вы сопроводите меня со своих территорий, а теперь мы… где мы?
Вообще-то он видел пещеру рядом с озерцом, но был не уверен, зачем они здесь.

+2

13

Начало игры
Взгляд безразлично скользнул по знакомым мордочкам сектантов. Сейчас Глинтвейн не желал тратить на них свое время. Ему нужен был тот, кто сможет помочь. Его тьма звала сына.
Вчерашняя ночь была, словно в тумане. Сначала Ласка, поцелуи, а затем... "Проваливай". Его собственные слова звучали ужасно, подобно скрежету старых качель, и в них проглядывалось что-то звериное, дикое, непокорное. Боль. Дальше он ничего не помнил. Вот он хочет поцеловать Ласку, а вот он в лесу один. Весь в царапинах и ссадинах. Его самые страшные кошмары гонялись за ним, пока тело творило что-то непоправимое. Он не знал, но надеялся, что ничего серьезного не случилось. Что она не стала с любопытством разглядывать Гли, а просто побежала. Куда? Куда-то далеко, подальше от пробудившегося чудовища.
Сейчас любовницы не было видно. И хорошо. Он не хотел больше иметь дела с этой сучкой. Не желал видеть блеск её глаз, отражающий мягкое свечение блеклой луны. Не хотел слышать её сладкого похотливого голосочка. Тем более, сейчас.
Глаза блеснули янтарем в полумраке пещеры, когда вцепились в родной серый силуэт. В этой искре, промелькнувшей всего на миг, можно было заметь жестокость, таящуюся в обломке металла, расположившегося вместо сердца, и в чернилах, текущих по жилам вместо крови. Жестокость, с примесью чего-то холодного, заставляющего бросаться в мелкую дрожь. На морде появилась загадочная полуулыбка, а затем, буквально через удар сердца, подобно бабочке, упорхнула и растворилась в воздухе, оставляя лишь приятное воспоминание о себе.
- Сапия, - полное ненависти шипение дотронулось до серых ушей приемного сына, извещая о приближении Глинтвейна. Он - его спасение и его гибель, он - его свет и его тьма.
Черный холодно посмотрел на свое единственное дитя. Гли ловил каждую его эмоцию, следил за тем, как линии меняются на его мордочке. Как же сектант ненавидел Сапию! Внутри разливался приятный жар, пробуждающий черную кровь, заставляющий металл стучать о клетку ребер.
- Ты отдохнул? - его ни капли не интересовал этот вопрос. Никогда. И сейчас, когда Глинтвейн нуждался в этой серой гнилой душе, его тем более не волновало самочувствие сына. - Мы идем на охоту. СЕЙЧАС ЖЕ!
Первое предложение Гли проговорил спокойно, под конец же в его голосе можно было услышать потрескивание костра и более резкие нотки нетерпения.
Чтобы показать серьезность своих намерений, сектант замахнулся черной лапой, предусмотрительно спрятав когти, и прошелся по ушам своего сына. Сапия понял бы и без этого, но такое поведение отца было в порядке вещей, настолько привычным, что не ударить означало предать семейные традиции. А к традициям Глинтвейн относился с глубоким уважением.
Глинтвейн относится именно к тем котам, что имеют свое мнение по поводу правильного воспитания детей. Нельзя их жалеть, нужно бить по поводу и без него. Дети должны быть послушными, должны прислуживать своим отцам. Дети должны чувствовать боль. Стоит хоть на немного ослабить хватку, как сразу потеряешь уважение в глазах своих отпрысков.
Водопад-->

Отредактировано Глинтвейн (2018-08-07 17:28:19)

0

14

Начало игры.

Очередной омерзительный день.
Лапы ныли, но боль была настолько приятной, что от нее не хотелось избавляться, чуть пульсирующая и покалывающая. Серый котик несколько раз лизнул подушечки лап и внимательно стал их изучать. После того, как Сапия присоединился к Глинтвейну, а после и к сектантам, они перешли в так называемое их место сборище, где собственно и располагались все члены секты. Горы и скалы, лапы Сапии ни как не могли привыкнуть к жесткой поверхности и частенько пускали кровь, покрываясь корочками, и когда приходилось вновь куда-то идти, сдирались и боль очередными волнами нахлестывала котика.

Совсем недавно Сапия вернулся с прогулки. Опасность была велика, что его могли заметить другие, хотя он надеялся на то, что ночью все же другие спят, но оказалось, что нет. Его заинтересовала белоснежная кошка, в одиночестве прогуливаясь возле гор. И серый юнец решил за ней проследить, как он понял, она явно держала куда-то цель, а судя по ее ходьбе, она чутка волновалась, что лишь еще больше подмыло увлеченность сектанта.

Целью неизвестной кошки была пещера, шла она долго, но Сапию это не испугало и малой проследил до самого конца, пока белоснежная не скрылась в пещере. Дальше идти он не видел смысла, развернувшись, пометив камень за которым прятался, убежал прочь. Вернувшись лишь под утро.

— Сапия, —  Знакомый голос прорезал тишину поблизости с серым юнцом и тот отстраняясь от лап поднял свой взгляд на приближающегося приемного отца. Пусть он и был приемным, Сапия считал его самым, что не наесть отцом. Ранее, когда тот еще был мелким и помирал в коробке от голода, холода и повреждая свою детскую психику неизвестными шумами, Глинтвейн нашел его и забрал с собой. Его отец был очень странным, он болел раздвоением личности и, причем совершенно не помнит те моменты, когда его вторая сущность показывается. Он странный кот со своими тараканами, так помимо всего прочего любитель почесать когти. А грушей для битья является его новый приемный сын Сапия.

Сам Сапия не обращал внимания на боль, что получал от своего отца, считая это знаком проявления уважения и любви. Но это были лишь догадки, да и только. Сапия расплылся в какой-то непонятной полуулыбке радости, когда черный силуэт приблизился к малому.
— Ты отдохнул? — серый лишь утвердительно кинул своей отбитой головой и поднялся на лапы, не обращая на боль, что сразу же поднялась в лапах. Он даже попытался ее усилить, перекатываясь с лапу на лапу наслаждаясь ей, как другие наслаждаются вкусной пищей. — Мы идем на охоту. СЕЙЧАС ЖЕ! – Глину не терпелось и малому тоже, он продолжал улыбаться этой странной полуулыбкой, словно с нетерпением ждал чего-то большего…

И дождался. Подняв лапу, отец с силой прошелся по ушам Сапии и они моментально начали гореть, боль в лапах на время перестала ощущаться, но в скором времени вернулась. Тряхнув головой, но, даже не обращая внимания на такое странное поведение отца, что было для других странно - для него было это нормой. Ни сказав не слова малой направился к выходу, пропуская вперед Глинтвейна.

► туда куда хвост укажет отцовский.

+3

15

Попытка оглушить и вырубить Камиля - удача

Бедный мальчишка... И ведь совсем не понимал, в какой капкан сегодня угодил. А тем временем, пока он смотрел на меня своими недоумевающими глазами-огоньками, я все больше и больше расплывался в едкой ухмылке, подначивая и себя, и его. Он боится. Я уверен, я знаю, он боится, как бы не пытался это скрыть от меня. А теперь же, оказавшись на наших владениях, жертва шагнула навстречу своей судьбе. При других обстоятельствах все произошло бы мгновенно и он бы ничего не почувствовал. Но не сегодня.
- Мы там, где тебе следует быть...
Воспользовавшись тем, что подросток не ожидает нападения с моей стороны, я быстрым движением лапы хлопнул его по голове в попытке оглушить и свалить на землю, дождавшись, когда котик отключится. В мои намерения входило вырубить его и перетащить к остальным котятам. Однако, стоило все сделать осторожно, потому что малейший просчет в приложенных усилиях может стоить и жизни. Как-то раз мне довелось видеть, как Дартесу одним ударом удалось свалить противника так, что тот еще долгое время не мог полноценно подниматься на лапы. Он и меня этому учил. Как оказалось, Дартесу довольно многое известно о болевых точках на теле жертвы.
"Теперь здесь твое место".
Ясно вспомнился момент, когда те же слова произнес и Дартес, указывая на мое новое место для ночлега. В тот день я в последний раз вертелся под боком у матери и сестры, после чего все переменилось и окончательно решилась моя участь. Я пережил самое трудное время в своей жизни, перенес много боли прежде, чем сам стал вместилищем для чужих страданий.

Отредактировано Смерч (2018-08-28 00:57:27)

+2

16

«Разве мама тебе не говорила, что нельзя никуда ходить с незнакомцами?» - эта насмешливая фраза так и слышалась в ушах подростка. Словно он вновь оказался в той грязной подворотне. И он вновь слышал этот хриплый голос облезлого бродяги, который смотрел на крошечного белоснежного котика, чья шерсть уже стала серой, с этим липки торжеством в глазах. Тогда он гневно рыкнул в сторону плешивого, что бы ни пугал и без того находящегося на грани обморока. Не зря же он потратил на него несколько дней, прикармливая малыша и пытаясь выманить его из-под дома. Еще не хватало, что бы какой-то ехидный проходимец помешал его скудненькой помощи. Ну, по крайней мере, крыша над головой и теплые бока товарищей рядом он называл «скудненькой помощью». А теперь он слышал этот ехидный голос, который обращался к нему.
Кидая взгляд то на пещеру, то на своего провожатого, сиам пребывал в полной растерянности. Впрочем, ему сразу захотелось вновь оказаться в своем кусте такого же колючего, насколько и родного, кустарника. Вот что ему мешало сегодня поспать подольше? Возможно, он тогда бы и не нарвался на этого странного незнакомца. И все же. Так, ну и где они? Впрочем, Камиль даже и понять нечего не успел. Не то, что пасть раскрыть. Просто чужак что-то сказал ему, и котик как-то резко начал оседать. Лапы начали разъезжаться в разные стороны, отказывая в службе верой и правдой своему владельцу. Боль, осиным жалом впилась ему в черепную коробку, отозвавшись даже в кончике хвоста. В итоге бывший домашний мешком старого тряпья свалился к лапам грязно-белого. Он даже умудрился, едва ворочая языком, выплюнуть некое оскорбление. Что-то среднее между «помет ты лисий», доставшееся его лексикону от деда, и «да что б забор под тобой у собачника развалился», любимая поговорка средь бродяг.
И его сознание охватила тьма.

Отредактировано Камиль (2018-08-29 21:37:29)

+1

17

Начало игры

Он лежал около пруда, свесив одну из лап в прохладную воду и изредка шевелясь, чтобы по прозрачной глади шли круги. Сколько Дурашка уже пустил? И не сосчитать – как говорили старшие, «ума не хватает». На правду не обижаются, вот котик и оставался спокоен.
Очередная волна коснулась берегов и бесшумно рассыпалась, вызывая мимолётную, едва заметную, но всё же существующую жемчужную пенку. Отдыхающий её и не увидел бы, если бы не сидел тут уже... да сколько бы он ни сидел. Долго.
Утро прошло – Дурашка вернулся с охоты, зашёл в пещеру, подремал, а потом высунул нос за порог. Снова выйти не захотелось. Там было холодно; дул ветер, тормошащий шерсть и редкие пожухлые листья. Пахло быстро наступающим сезоном Листопада, немного горными скалами и совсем чуть-чуть, едва уловимо – лесом. Земля на каждый шаг отдавалась отвратительным холодом. Солнце спряталось за тучками, и Дурашка решил лишний раз не издеваться над собой и простудить только одну лапу – всяко лучше, чем все четыре.
На входе слышались негромкие голоса, эхом отражающиеся от каменных стен и наполняющие место приятным ушам котику гулом. Интересно, что они обсуждали? Может, (сердце Дурашки на секунду приостановилось), ему дадут, чем заняться? Это было бы замечательно! Заодно и обогреется.

0

18

-------->Ущелье
Выйдя из ущелья я первым делом поднял глаза к небу, что было заволочено тучами. Прохладный порыв ветра чуть не снес меня с лап, и я вдохнул полной грудью чистый горный воздух, наслаждаясь тем, как он проникает в каждую клеточку моего организма, как развивает тяжелые мысли, тучами нависшие над моей головой. Было холодно, но моя густая шерстка не первый раз спасала меня от такого пронизывающего ветра. Я оглянулся через плечо, чтобы посмотреть, идет ли Алдрагри за мной. Заметив знакомую белую шерстку, я тихо проронил, вглядываясь вдаль:
— Холодает... Скоро зима, — потянувшись всем телом, разминая затекшие мышцы, я медленно направился туда, куда повели меня лапы, бездумно следуя своему настроению и вновь погрузившись глубоко в мысли. Я не хотел думать, но этот рой всевозможных мыслей не давал мне покоя. Казалось, что даже ветер не мог унести их подальше от меня. Как же все было запутанно и не правильно... А что, если просто пустить все по течению и спокойно ему же следовать? По крайней мере, я был не один, со мной был мой брат, надежное плечо и опора в любой ситуации. Ему я всегда мог доверять. Немного замедлив шаг я стал идти бок о бок с Алдрагри, так, что кончики нашей шерсти - черной и белой - едва соприкасались. Отчего-то мне было спокойнее, когда он был со мной. Наверное, потому, что я понимал, что этот тяжелый путь мне предстоит пройти не в одиночку. И я готов был поддержать брата во всем, чем угодно, если это не будет касаться кровопролития тех, кто слабее нас.
Сам по себе я был воспитан так, что не знал пощады перед чужаками, но какая-то часть меня жаждала справедливости, и поэтому я не мог поднять лапу на тех, кто слабее меня. Уж такова была моя натура, и я ничего не мог с этим поделать. Или не хотел делать - кто знает?
Не обращая внимания на то, куда я иду, я и сам не заметил, как лапы вывели меня к Большой Пещере, где обитали все сектанты. У пруда я заметил серого Дурашку, что пускал волны по воде, и невольно позавидовал ему: кот был несколько старше меня, а все забавлялся какой-то ерундой, в то время, как я терзался грызучими мыслями о том, что правильно, а что нет.
"Пожалуй, мне тоже не хватает этой самой легкомысленности..."
Пройдя дальше, внутрь пещеры, я различил светлую шерстку Смерча, а рядом - лежащего на полу незнакомого рыжего кота. Интересно, откуда он тут взялся? Спрашивать не решился, и лишь прошелся мимо к своей подстилке в углу, где утром мы беседовали с Хель, которой, кстати, в пещере я не нашел.
Я улегся на сушеные листья и положил мордочку на лапы.

0

19

-------------------Ущелье
Катарсис вошёл под своды пещеры и с наслаждением вдохнул воздух, в котором отсутствовал удушливый запах страха и крови.
- И никакого котячьего писка! - с чувством произнёс он и проклацал вглубь пещеры.
Народу здесь было много, и Катарсис плоховато знал их - и по именам, и как личностей. Как будто мало ему личностей внутри собственного разума?! Или что ему, друзей тут искать, в этой помойке сумасбродов и садистов? Был бы кто здесь полной противоположностью Катарсиса, а то, получается, как сам с собой общаешься. А - ну вы уже поняли, да? - с самим с собой можно и без окружающих беседы вести.
Муртаг тоже оказался здесь. И когда успел? Вроде его братец наоборот вглубь ущелья увёл. Ан нет, тут как тут.
Демонстративно остановившись посреди пещеры, Катарсис потянулся, коснувшись грудью земли и вытянув худые передние лапы, да так, что спина захрустела. А потом шлёпнулся на бок и перевернулся на спину, поелозив лопатками по шершавому полу. Как приятно спинку-то почесать! Просто поваляться и ничего не делать, никаких тебе надоедливых котят, и лапы в кровь не стирать - по лесу бегать, разыскивать их. Котёночья норма на сегодня выполнена!
- Мррр, - хриплый звук, донесшийся из глотки сектанта, с большим натягом можно было характеризовать как урчание. В голове всё как-то затихло, и этой блаженной тишиной, с выражением безмерного счастья на лице, Катарсис стремился насладиться по-полной.

Отредактировано Катарсис (2018-09-13 14:46:13)

+1

20

<< Ущелье
Я не спешил развеять тишину, которая поселилась между нашей кампанией, следуя вслед за черным и не стремясь что-то изменить. Собственно, зачем? Не видел смысла вырываться вперед и делать вид "главенствующей морды", нет-нет. Да и собственная голова была забила другими мыслями.
Постепенно мы прошли до самой Пещеры, где можно было предаться вполне заслуженному отдыху, вытянуть чуть гудящие лапы, положить на них голову, прикрыть глаза и... Но внутри было непривычно котово, словно все сектанты решили вспомнить о важных делах в виде сна. Ну, или чего иного.
"Или, нас всё больше." Я прошел мимо того самого отключившегося кота, запах на котором говорил о причастности появления оного по вине Смерча. На вид неизвестному было едва ли больше, чем мне и Муртагу. Я взглянул на него с толикой любопытства, но не тем интересом, что обычно: всё же день был слишком насыщенным и я просто устал.
- Скоро всё будет еще тяжелее, - проговорил я в ответ янтароглазому, невнятно вздыхая и вновь осматривая пещеру. Что-то... должно было случится. Об этом мягко, словно надавливая на плечи, говорил Владыка. И что-то не особо легкое и простое, нет. Я же повернул голову к  брату. - Нам надо научиться сражаться.
Такое вот неожиданное заявление было выдано в неполный голос, уверенное и холодноватое, как сталь, словно подчеркивающее нечто... неизбежное. На самом деле, это было просто логично: мы не обучались. Нам было... не у кого, как бы смешно сие не было. Не потому, что сектанты были сплошными неумехами и слабаками - просто никому не было дела до большинства тех, кто обитал под сводом одной пещеры, в руинах одних гор. Отцы, попечители... Что ж, наш "попечитель" учил тому, что умел сам. Слушать Всевышнего, внимать и повиноваться. Преимущественно за счет его, обучающего, слов.
Но время неумолимо шло.
- Стоит придумать, как именно поработать над этим, - добавил я и обернулся, уловив звук очередного входящего. Разноцветные очи вспыхнули во мраке, выдавая их носителя. И клацанье. Я задумчиво проводил взглядом именно лапы сектанта.
"Не профессионально..." Неожиданно понял я, глядя на его когти. "Они же стираются о твердый камень и прочие породы. Смысл нарочно оставлять себе только зубы и мышцы?"
Во всяком случае, нарочно или нет - это еще был вопрос. Который я не стал задавать, отвернувшись, стоило разноглазаму приняться за валяние посреди пещеры, словно на показ выставляя всю свою суть, игривость и миловидность, со всеми вытекающими и принадлежностями. Может быть кошкам и было бы такое интересно, а я же тишь вяло развернулся, всё еще не в силах вынырнуть из вязких мыслей. Обычно они походили на капель, или ручей, чистую воду, свежесть которой дурманила. Но сейчас... Содержимое густело. И крайне неприятно.
- Привет, Серяк, - прошел я мимо Дурашки, скользнув по тому взором и одарив ласковой улыбкой. Котик был старше меня, но я вел порою себя куда более вольно даже со взрослыми, словно был на равных. Словно был не просто уверен, а точно знал наши уровни. Пристрастия. Излюбленносссти... Особенности.
И почему нет?
- Что натворил сегодня? - выгнув бровь и "покровительственно" глядя на собрата, спросил я, оставляя Муртага пока в покое. Я бы и сам с удовольствием разлегся, но... не мог. Не мог, ведомый мягким, но настойчивым наставлением Владыки.
"Что-то будет. Жди."
И я ждал. Сквозь усталость и тяжелые мысли, ждал.

Отредактировано Алдрагри (2018-09-17 08:10:31)

+2


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Большая пещера