У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Как обычно, моя палатка с краю! Ничего не начнут делать, пока их собственных сыновей и дочерей не похитят неизвестно куда! А что, если их там убивают? Или калечат? Может там вообще каннибалы какие-нибудь, дикари! Поняв, что Совет окончен, Буря упала духом, так же видя, как предводительница ее племени, по совместительству её дочь, ничего не смогла сделать. Она опустила голову, и ее глаза пылали жаждой набить кому-нибудь морду. Она озлобленно потащилась в лагерь, раскидывая ветки и листья на своём пути.!
(с) Огненная Буря

Что это за помутнение?
Нет, это точно была не давящая атмосфера.
И точно не рыжий комок меха, что называл себя его предводительницей.
А, может?..
В этот момент Лиса Пламенного Заката, словно заслышав мысли пестрого исполина, мгновенно развернулась на месте и оказалась нос к носу с Быстрокрылым Журавлем, который едва выдохнуть успел.
Слишком близко.
Этот запах, который каждый раз появляется и исчезает настолько молниеносно, насколько вообще возможно.
Слишком близко.
Держаться было невозможно сложно.
Какой сезон сейчас? А время суток? Совет же был только что? А время... Должно быть ночь! Да, точно, ночь.
(с) Быстрокрылый Журавль

— Может, пока никого нет, чаек половим? — один другого лучше, хромой и глухой, но точно будет весело!
(с) Морозный Склон

— Серый кот? Предвестник...эээ... Как его там? Предвестник Волчьей Песни? Ой, опять не так... Предвестник Далёкой Волчьей Песни? Опять не так... — Стрекоза не переставала говорить. Что за болтушка?
(с) Ураганчик

Эмоции прекрасны, да и давно бы уже разорвали пятнистую изнутри, если бы она попыталась спрятать их от окружающих. Шум Дождя — огонь, свободная от чьих-либо указаний стихия, разрушительная и величественная. Пламя нельзя пытаться приручить, но можно попробовать стать его другом, наставником, тем, к кому он может прийти и высказаться.
(с) Шум Дождя

— Здесь, на земле, нет любви. Что такое любовь? Любовь — пустой звук. И я не умею любить, но я умею желать. Так, как желают иметь добрую еду, чистую воду, сухую подстилку и место, где можно переночевать. Знаешь, чего еще желаю я? Я желаю видеть свою семью целой и невредимой. Ты моя семья, сестра моя семья. И связь между нами хрупкая, но она держится до тех пор, пока Владыка считает нужным.
(с) Глинтвейн

— КОГТИШКА! ДАВНО НЕ ВИДЕЛИСЬ! КАК ЖЕ Я ТЕБЕ РАД! — в том же тоне проорал Рогатик, надрывая связки и тяжело дыша. С дерева упало ещё несколько листьев. — ДА Я ТУТ УЖЕ ПОЧТИ ДО ВОЕВОДЫ ДОЗРЕЛ!
(с) Бычок

— РОГАТИК! ТЫ ЧТО ТУТ ДЕЛАЕШЬ? — Заорал Когтишка, вставая передними лапами на ствол дерева. "Может дерево потрясти и он упадет? Совсем как яблоко!" — ТЫ ТАМ ЧТО, ДОЗРЕВАЕШЬ ДО ОРУЖЕНОСЦА?
(с) Когтишка

— Тебе, э... Лиса Пленённая За Кота, — племенные имена давались ему плохо. — Тебе я разрешаю нести Когтя, так и быть. Я пойду рядом и будут следить, чтобы ни ты, ни Быстро... Крытый... Быстрокрылый Журавль не ранили его. Ведите нас к своему дому. Коготь должен жить.
(с) Штормик

— Малыш, ты отцом ошибся, — ровный, но чуточку грубый голос. Был ли он холодным и отчуждённым? Ты не знал, да и обращать внимание на интонацию не хотел: в тебе кипела злость; и видят предки, что крайне сложно контролировать себя. — Метнись кабанчиком назад в лагерь и поищи свободные уши там.
(с) Жалящий Шершень

- Засунь свои племена знаешь куда? — не отступил кот, приметив, как кошка глянула на выпотрошенного зайчишку.
(c) Глухой Тупик
— Нет, куда? — спросила кошечка, склонив голову на бок и смотря прямо на воителя.
(с) Пёстрая Шубка

Первая мысль Рогатика была — "кролик!" — и он сразу навострил ушки, а хвост его поднялся трубой. Но, так как ловить кроликов Рогатик не умел, он воспользовался точно такой же тактикой, какой всегда пользовался в играх с котятами: просто побежал вперёд, раззявив пасть.
(с) Бычок

Жадно впившись зубами в тёплое благоухающее тельце, воитель скосил глаза на Лису Пламенного Заката и Быстрокрылого Журавля, которые привели с собой двоих незнакомых котят-подростков.
«Интерееесно. Исчезли куда-то после Совета вдвоём, а вернулись уже с котятами. Быстро они».
(с) Кленовый Лист

— Не стесняйся, братишка, — хмыкнул охотник, — Я тебе покушать принес, угощайся.
(с) Глухой Тупик

Глядеть на сломленную Лису было больнее всего. Клёну мучительно захотелось подойти к ней, сказать какие-нибудь утешающие слова — уж он бы придумал, какие, — но от предводительницы не отходили глашатай и целительница племени.
Может быть, потом, в лагере...
— Ничего ещё не кончено, Лиса Пламенного Заката, — тихо проронил Лист, глядя сквозь толпу на сломленную фигуру рыжей кошки; но вот прошло мгновение слабости, и та вновь расправила плечи, вернув свой привычный властный облик. — У тебя потрясающая сестра, Лепесток. Тебе есть на кого ровняться.
(с) Кленовый Лист

"Я готова встретить тебя, бушующее море. И всегда была готова..."
(с) Жало Скорпиона

Позволив Тупику подойти ближе, Могильщик с улыбкой оглядел его разодранного, окровавленного зайца. Учитывая то, как неаккуратно охотник убил свою жертву, съесть этого зайца стоило как можно быстрее. Выглядела распотрошенная дичь впечатляюще. — Ты умница, Глухой Тупик, — похвалил он брата, сгребая дичь в лапу и одним броском закидывая на верхушку общей кучи. — Я поем... возможно, попозже. Сначала отнесу этого зайца королевам. Будь уверен, они сразу же пожалеют, что растят котят не от тебя.
(с) Жук Могильщик

— Прошу вас ещё внимания, помимо скорбных вестей есть и радостные. Мы всегда были сильны духом и едины, нас закалил суровый ветер и солёные брызги, наше племя должно жить дальше даже после потери достойных и молодых. Только наша непоколебимость и общность помогает нам оставаться племенем Шторма, только наша суровая сила даёт нам победу в бою.
(с) Предвестник Далёкой Бури

На данный момент в процессе сюжет "Орден сектантов", с которым можно ознакомиться здесь.
ПОГОДА И СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Год Бурь. Начало сезона Голых Деревьев. Утро. В игре произошла перемотка времени. Просьба игрокам внимательно следить за внутри-игровыми объявлениями.

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Коты - Воители. Легенды моря

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Дерево над пропастью


Дерево над пропастью

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

http://sh.uploads.ru/tMlTL.jpg

Здесь дерево нависает над пропастью, отчаянно цепляясь корнями за скалы. Как пример для других котов - что стоит цепляться за жизнь до последнего. Сюда сектанты водят непослушных котят, пугая их разверзнувшейся пропастью под лапами.

0

21

Голос чёрного Муртага был выразителен в своем негодовании, близкому скорее к недоумению
— Идиотизм! Минуту назад, до твоего прихода, Алдрагри рассказал мне то же самое. Отец рассказал ему сегодня, а мне почему-то нет.
"Отец..."
Невзирая на дружбу с молодыми котами, Хель не забывала, да и не могла забыть, что Алдрагри и Муртаг не просто её приятели-сверстники, а сыновья самого Главы. Предписания Секты не обязывали оказывать родственникам вожака ордена те же почести, что и ему, однако были те, кто в отношении двух котов соблюдали пиетет. Хельга не была в их числе, однако же забытья мысли об отце друзей при них не допускала. И была благодарна им за то, что они не кичатся и не выставляют связь крови на показ.
О том, как Глава относится к сыновьям - разделяет ли их или принимает обоих, Хель не знала тем более, отношения внутри любой семьи считались тем, что не принято делать общественным достоянием. И всё же, трёхцветная испытывала сочувствие к чёрному собрату, если вдруг отношение к нему Главы было не столь трепетным. Единственной и любимой дочери, Хель было не понять, но в её сердце печаль друга отклик могла найти.
— Ну почему идиотизм. Отец весьма подробно расписал, на какой хвост такая система придумана... Думаю, я его просто достал за утро. Случайно. Вот он и поведал.
- Если того требует Владыка, значит, это будет на благо нам всем, - просто повела плечом юная кошка, вкладывая в эти слова всё почтение и набожность, присущее её возрасту. Сомневаться в своей вере ей случая не пришлось, и даже сейчас, сколь не было жаль котят, она убеждена, что так было надо.
— Смерти пленников даруют силы Владыке и то выльется в благословении всех нас для восстановления справедливости, - юная кошка кивает в ответ словам Драга, тем самым подтверждая верность собственных.
- ... видимо, мы недостаточно "свои"...
- Всему своё время, - попыталась ободряюще улыбнуться Хель, улыбкой заглушая лёгкий треск стены своих убеждений, появившийся после предыдущих слов друга.
- Так или иначе, сейчас мы можем либо молчать, либо пытаться узнать больше. И неизвестно, к чему нас приведёт и то, и то, - юная леди встала, аккуратными движениями разминая затёкшие лапки.
— Драг, я думаю, пора возвращаться. Уже темнеет, - предложение чёрного приятеля были встречены одобрением Хель, и она поспешила тоже покинуть место их невольного собрания.
---> Общая пещера

+1

22

------------------------Большая пещера
Катарсис тихо клацал когтями по холодному камню, и это клацанье звучно отдавалось эхом в близлежащих скалах. Он слышал за спиной дыхание Корицы, чувствовал на себе горящий взгляд её жёлтых глаз. Ненавидит ли она его? Боится ли? Может, презирает? Однако не осталась в безопасности пещеры, если хоть какой-то уголок этих неприветливых гор можно назвать безопасным. Идёт за ним, идёт, должно быть, и гадает, что у него на уме, что задумал этот безумец, куда хочет завести её и что с ней сделать. Сектант оставался абсолютно невозмутим, как будто ему и дела не было до бредущей следом соратницы. Разумеется, это было не так.
Лёгкий запах дичи привлёк его внимание, и кот замер, прислушавшись. Чуть в стороне от вытоптанной множеством лап тропы, ведущей вдоль отвесной скалы к обрыву, среди деревьев беспечно скакала галка. Чёрное пятно на пронзительно белом снегу. Она сама просилась в лапы!
Катарсис тихо побрёл к птице; благо, свежий снег прекрасно заглушал его шаги, а лёгкий, приятный уху хруст, с которым лапы утопали в мелких сугробах, совершенно не вызывал у глупой галки подозрений. Кот остановился, покачивая костлявыми бёдрами, чувствуя, как разгорается внутри азарт охоты, а подушечки лап покалывает от напряжения и нетерпения.
Прыжок!
Галка исступленно забилась в длинных изогнутых когтях, и Катарсис позволил себе насладиться этим моментом. Держать чужую жизнь в лапах так приятно.
« - Это почти как котятки!
- Только её можно безнаказанно убить, и ты не прослывёшь аморальным уродом».

Покончив с птицей одним укусом, бродяга выпрямился и вернулся на тропу, по дороге подмигнув замершей в стороне Корице. Он остановился на площадке, с одной стороны окружённой скалой, а с другой оканчивающейся резким обрывом. Совсем недавно они приходили сюда с Банзаем, Грачиком и Теньком... Сидели вот под этим вот деревом, склонившимся над самым обрвыом.
Катарсис выплюнул галку и сел, глубоко задумавшись. Он вдруг понял, что уже очень давно не видел ни Банзая, ни Грачика. Странно это... Тот малый казался ему таким многообещающим, как Катарсис мог напрочь о нём забыть?
«Интересно, добрался ли Тенёк до племён? Спасся ли он? Много ли успел рассказать?
- А что, если племена уже обо всём знают и скоро прибудут сюда?
- Тут начнётся настоящая бойня!
- Нужно сматываться, да побыстрее!

Спокойно... Я же не так давно был на Совете. Эти олухи вовек ни о чём не догадаются, у них рыбий жир вместо мозгов».

Успокоить внутренних демонов Катарсису всегда бывало непросто; чаще всего он, положа лапу на сердце, не особо и пытался.
Корица за время обоюдного молчания уже, наверное, передумала всё на свете.
- Ты знаешь, для чего это место? - тихо поинтересовался кот, глядя на горную гряду далеко впереди.

Охота на галку - удача.

+3

23

Снаружи было гораздо холоднее и снег, который Корица очень не любила, противно впивался в подушечки лап. Но вид был прекрасным, завораживающим. Кошка всегда любила высоту и каждый раз, когда она наконец-то выходила из пещеры, её дыхание замирало и она завороженно смотрела на горы. Сейчас её голова была пуста от каких-либо тяжёлых дум, но стоило ей наткнуться взглядом на Катарсиса, как мечтательность сошла с морды, и вернулось то самое выражение в котором смешивается раздражение и холодность.

Она замерла на месте, тёмным пятном выделяясь на снегу, давая Катарсису шанс на нормальную охоту, ведь сама она была настолько неуклюжей в этом плане, насколько это вообще возможно. Может дело в том что её никто не учил? Или может из-за того что она - породистая и ей от рождения не дано? Хмыкнув, кошка наблюдала за Катарсисом.

Постепенно и в ней разгорелся азарт охотника, но лишь оставалось смотреть в ожидании развязки. Нормально ли получать такое извращенное удовольствие наблюдая за убийством? Едва ли. Но стоило птице забиться в когтях Катарсиса по телу кошки растеклось странное удовлетворение.

"Поздравляю, ты сходишь с ума."

На подмигивание надзирателя она ответила возмущенным взглядом. Этот жест только подливал масла в огонь её мыслей, ведь он будто означал, что она такая же и он прекрасно знает, что с ней творится. Сжав зубы Кора подошла ближе к коту, который как-то задумчиво глядел в даль, сидя над тушкой убитой галки, будто она не интересовала его вообще, хотя не далее чем минуту назад, он наслаждался её убийством.

"У него, наверное, каждый раз так."

- Конечно, - так же тихо ответила Корица, присаживаясь рядом и, затаив дыхание, смотрела на горные вершины, - чтобы показать нам, как нужно цепляться за жизнь. Или показать котятам, как просто можно умереть. Но, видимо, наш Бог плохо цеплялся и теперь пытается научить нас этому, чтобы мы были более лучшими, чем есть каждый при земной жизни.

Кошка замолкла, наблюдая за облачками пара, который вырывались из её пасти.

- Хотя тут красиво. Может это ещё и напоминание о том, что красота и праведность с чистотой могут быть смертельными? Может быть грязным и грешным не так уж и плохо? - внезапно заговорила Кора, от чего-то раскрывая свои размышления Катарсису. - Ведь мы все уже много чего совершили в этой жизни, так зачем прятать свои злодеяния за невинностью? Мы похожи на горы: опасные и забравшие много жизней, но прикрывающиеся красотой. Волки в овечьих шкурах.

Кошка усмехнулась, опустив взгляд на свои лапы, которые в солнечном свете стали отдавать в медно-красный:

- Может потому мы и убиваем невинных? Чтобы получить новые шкуры для прикрытия? - глаза затуманились мыслями. - А вы что думаете?

+3

24

Корица тихо подсела рядом, и Катарсис дёрнул ухом, буквально чувствуя шкурой те несколько дюймов, отделяющих их друг от друга. Ему казалось, что он ощущает боком тепло, исходящее от кошки.
— Конечно. Чтобы показать нам, как нужно цепляться за жизнь. Или показать котятам, как просто можно умереть.
Сектант взглянул на дерево, красочно олицетворяющее всё то, что произнесла Корица. Ствол его весь искривился, крона замерла над обрывом, словно дерево заглядывало в бескрайнюю пропасть. Несколько корней торчало из крошащейся скалы, напоминая толстых бурых змей, но другие, более длинные и глубокие корни крепко-накрепко держали своего хозяина, не давая тому сорваться с края и рухнуть вниз. Казалось, что повалить его может сильный порыв ветра, но Катарсис почему-то был уверен, что сам не сумел бы и на мышиный хвостик столкнуть дерево, как бы ни старался.
Оно всё выдержит. Всегда выдерживало и всегда будет. Секта распадётся - одиночка чувствовал, что это время близится, - многие из них умрут... потом умрут остальные. А это дерево, оно останется. Оно не сможет рассказать тем, кто будет жить здесь через множество лун, как видело смерть, кровь и безумие. Оно сохранит все тайны, все истории... даже эту, в которой двое котов разговаривают, сидя бок о бок и глядя вдаль, туда, где встаёт алеющее солнце.
Катарсис кивнул, признавая - да, тут действительно красиво. Хорошее место, использующееся для ужасных целей. До чего противоречив и двуличен мир! Кот вздрогнул, осознав, что Корица практически в точности повторяет его собственные мысли, и повернул голову, заглянув в золотисто-карие глаза.
- Я не знаю, зачем мы их убиваем, - честно произнёс он. - Но их шкуры не сумеют прикрыть всю эту кровь. Горы ни в чём не виноваты. Так же, как и Гнетущий, и этот... этот Бог.
Серо-чёрный хвост с шуршанием подмёл снег.
- Ничто не мешает тебе уйти отсюда прямо сейчас. Я не стану тебя останавливать, - Катарсис махнул передней лапой и снова опустил её. - Уйти от запаха убийства и от котят, которые обречены на гибель.
Корица не ответила, несколько секунд прошло в молчании, и бродяга кивнул, словно бы удовлетворённый этим, хотя глаза его оставались холодны и печальны.
- Это твой ответ. И мой ответ тоже. Мы делаем так только потому, что сами хотим. Наша овечья шкура - это иллюзия того, что какая-то высшая сила собрала нас всех вместе ради исполнения великой цели, и что она вынуждает нас совершать злодеяния.
Кровавый рассвет окрасил снег алым.
- Нет. Это решение каждого. Каждый находится здесь, потому что он так хочет, потому что ему нравится убивать и причинять боль, нравится оставаться безнаказанным, пользуясь тем, что его лапами движет Бог. Я здесь поэтому. И ты здесь поэтому.
Катарсис горько рассмеялся.
- Ну а Бога-то здесь и нет.
По горным вершинам разлилась прозрачно-розовая хрустальная тишина. Удивительно умиротворёнными выглядели эти заснеженные пики в сегодняшнее утро. Совсем скоро здесь разразится настоящее побоище, но это затишье меньше всего напоминало затишье перед бурей. Скорее это было мимолётное облегчение, избавление от непрекращающегося безумия, момент просветления, дающий недолгий покой душе.
Катарсис не знал, когда в следующий раз что-то внутри него вновь воспылает жаждой крови. Может быть, очень скоро. Но сейчас ему хотелось максимально оттянуть этот момент.
Галка покрылась инеем, и кот медленно наклонился над ней, потрогав носом. Тушка остыла, но продолжала источать соблазнительный аромат свежатины.
- Пора назад, - тихо предложил он и, дождавшись согласного кивка, поднял птицу с земли.
------------------------------Ущелье

+4

25

- Я не могу уйти, Катарсис. Пусть это всё доставляет мне мало удовольствия, я всё же кое-что задолжала Секте и Утонувшему, - слега печально произнесла Корица. да, это место и эти коты, какими они не были, дали ей приют и надежду, потому, она будет здесь до конца, но это не значит, что в итоге она встанет на их сторону. Кошка медленно выдохнула и её живот больно упёрся ей в лапы. Кора как-то обречённо и устало посмотрела на него: она знала уже давно, но её телосложение всегда было немного странным, потому никто не обращал внимания на её увеличившийся живот. Судорожный вздох и вновь - горы пред взглядом.

- Я пришла сюда не убивать, а обрести веру. То, что я остаюсь здесь - не значит, что я стану убийцей, - скорее для себя прошептала она. Тишина давила на неё, так что она прижала уши к голове и перебирала лапами хрустящий снег, надеясь прервать это адское безмолвие. После обвила себя хвостом, будто защищая себя.

"Нас," - мысленно поправила себя. Ей теперь не стоило забывать, что она в ответе за большее количество жизней, чем обычно. Теперь Корице надо быть ещё более осторожной, ещё более внимательной, чтобы они остались в живых. Она никогда не думала, что жизнь так повернётся. и она повернулась, как всегда не вовремя.

Сказав в мыслях пару ласковых виновнику её лишнего веса, Кора кивнула Катарсису и пошла вслед за ним к пленникам. Ей было кого навещать.

--------}Ущелье

Отредактировано Корица (2018-12-28 22:27:34)

+4

26

------}Ущелье

Корица шла вперёд, вперив пронзительный взгляд в спину рыжей кошечки, что нервно сменила впереди, подгоняемая ехидными комментариями своей пленительницы. Служительнице было тяжело идти: дышала она тяжело, да некоторые камни торчали под, на первый взгляд, гладкой поверхности снег. Напоровшись лапой на особо острый камень, Кора зашипела, поднося переднюю лапу к глазам. Чёрная подушечка была порвана и кровоточила. Небрежно пройдясь по ней языком, кошка ещё более тяжело пошла по снегу.

Тяжёлый взгляд янтарных глаз буравил то снег перед ней, то голову Мари, цепко впиваясь в место на голове между её ушей. Хотелось выть от боли в спине, лапе, да ещё и душевные терзания очень вовремя забрели в голову. Скривившись и прижав огромные уши к голове, она поспешила вперёд, к уже показавшемуся обрыву и дереву.

Поравнявшись с Марью, она бросила уже более мягкий и тёплый взгляд, и сказала:

- Давай, быстрее шевели лапами, - в её словах не было и капли насмешки. Здесь никого не будет сейчас, потому и притворятся нужды нет. Прихрамывая на одну ногу, сектантка всё же быстрее добралась до дерева - лапы то длиннее. У покарёженной временем и голой коряги, Кора обернулась, покорно ожидая, пока малышка досеменит к ней.

При виде разворачивающегося перед ней действия, Корица невольно улыбнулась, а потом так же быстро погрустнела. Невольно её взгляд вновь скользнул по округлившемуся животу. Всё тело будто свело: она только сейчас осознала, насколько больно потерять котёнка. Вот он семенит перед тобой по снегу, а через минуту. Кошка зажмурилась.

"Что же сейчас чувствует её мать?"

Марь наконец-то добралась, настороженно поглядывая на сектантку.Кора же села на холодный снег , вновь оборачивая хвостом лапы.

- Меня зовут Корица, - немного помолчав, хрипло сказала она. - Ты же Марь, верно? Ты знаешь зачем вы все сидите в Ущелье? Хотя, чего это я... Знаешь, конечно. Тебе бы хотелось помочь остальным, да?

Кошка заглянула в зелёные глаза пленницы и получше оглядела её при свете. Она была совсем ещё котёнком, который уже пережил слишком много. В этом они были похожи.

Отредактировано Корица (2019-01-01 21:03:36)

+3

27

Ущелье

Марь шустро семенила пред Корицей, испуганно поджимая хвост. По пути сектантка никак не могла удержаться от ехидных комментариев, каждый из которых выбивал кое-как держащуюся на волоске от паники одиночку из колеи. Будь рыженькая чуть младше, она, верно, всхлипнула бы уже давно, надеясь образумить свою тюремщицу, но зеленоглазка луну как вышла из того состояния, когда все вокруг казались хоть немножко, но способными на проявление доброты к ней, и держала рот на замке, "всхлипывая" разве что мысленно.
"Наверно, со своими котятами они куда добрее," — перепрыгивая особо острый камешек, подумала одиночка. Ну не могут же они быть монстрами во всем, так? С родными детенышами вести себя мягче сами небеса велели. А еще мама говорила, мол, всяк родитель свое чадо любит. Обычно после того, как давала Мари по ушам, но это дело третичное. — "И чем, они считают тогда, мы их котят хуже? Я бы никогда не стала так злобно себя вести! А они — ведут, и ничегошеньки им за это не будет"
Поток сбивчивых мыслей был прерван шипением, раздавшимся позади. Это Корица напоролась на тот остренький камешек, что Марь успешно перелетела. Пряча тонкую улыбку, рыженькая резко повернулась вперед, почти физически ощущая взгляд Корицы, буравящий ей крохотную макушку.
"А может, есть там, вверху, кто-то?"
На горизонте, тем временем, замаячило кривое деревце, и, приглядевшись внимательнее, Марь поняла, что сектантка довела их до обрыва.
Шерсть на загривке одиночки медленно заходила ходуном, лапы чуть ли не примерзли к земле. Это же и есть то место, куда водят непослушных котят? Раньше Марь что угодно отдала бы за прогулку вне осточертевшего ущелья, но теперь ее не волновал ни свежий воздух, ни долгожданные разнообразные пейзажи, пришедшие на смену грязным каменным стенам темницы. Пред рыженькой раззевала пасть сама смерть, и первое, чего захотелось малышке, — это немедленно отправиться обратно, к Холодку и остальным.
Корица поравнялась с застывшей кошечкой и заглянула ей в глаза. На удивление Мари, сейчас черношкурая смотрела совершенно иначе — тепло, нежно. Так на рыженькую смотрела только... да, матушка. И зеленоглазка потупилась, сдерживая вызванное этой ассоциацией смущение.
"А почему это она переменилась?" — собираясь с силами и чуть ли не рывком выходя из оцепенения, подумала одиночка. Гадая об этом, она старалась отвлечься от вида обрыва. Но это являлось все равно, что подсчетом овец перед трактором, движущимся на тебя.
Сектантка встала у самой коряги, и Марь повторила за ней, расположившись у бока темной кошки, с удивлением отмечая округлость живота, сильно выделявшуюся на фоне в остальном худосочного тела.
"Поела много?" — ну, да. Это им-то, пленникам, еда раз в несколько лет и маленькими порциями.
Довольно быстро черная начала говорить, за что Марь была ей искренне благодарна. Но глазки ее, даже несмотря на это, время от времени перебегали на пожравшую многие тела пропасть.
Меня зовут Корица. Ты же Марь, верно? Ты знаешь зачем вы все сидите в Ущелье? Хотя, чего это я... Знаешь, конечно. Тебе бы хотелось помочь остальным, да?
Слова сектантки резанули. По сердцу. Рыженькая ожидала чего угодно, но не этого. Лишний раз она убеждалась, сколь странны их пленители.
"Она загоняет меня в ловушку... да?"
Сглотнув, Марь призадумалась ненадолго, ковыряя лапкой естественный настил, а затем — выдала:
Помочь им с чем? — с явно наигранным весельем в тоне вопросила она и зажмурилась, подставляя мордашку ветру. — С тем, чтобы спрыгнуть отсюда? Нет, им в этом другие помогут. И-и куда лучше меня! Сколько там осталось... ну, они-то знают точно и ждут этого дня уже очень-очень давно, — переведя взгляд обратно на Корицу, Марь сжалась всей сущностью под напором пронзительных янтарных глаз, и, помедлив, все-таки сказала, теперь без намека на радость: — Да, я хочу им помочь. Почему мы должны умирать? — голос дрогнул, словно она вот сейчас сорвалась бы на плач, но одиночка сдержала себя. И только поджавшаяся нижняя губа выдавала всю ту жуткую обиду на кошмарную несправедливость, жертвой которой Марь вот-вот станет.

Отредактировано Марь (2019-01-02 09:21:36)

+4

28

Марь немного напряжённо молчала, выводя на снежном покрывале линии своей маленькой лапкой неизвестные узоры. Корица не давила на неё, терпеливо ожидая ответа. Пленницу можно было понять: перед ней похитительница - убийца, не понятно, что может быть у неё на уме и чего она добивается разговором. Хотя с Хелью рыжая вела себя более расковано, но, может быть, это было из-за возраста юной сектантки.

Слишком наигранный и весёлый голос малышки разрезал звенящий морозный воздух, резко ударив по ушам сосредоточенной Корицы. Кошка поморщилась и продолжила слушать Марь. Как бы она не храбрилась, к концу её речи весь запал сошёл на нет и пленница чуть не расплакалась, но сдержалась, и Кора мысленно её похвалила за это. Нижняя губа быстро-быстро дергалась и служительница вновь почувствовала тошноту. От секты. От того, что они творят.

- Почему мы должны умирать? - этот вопрос эхом звучал среди гор и в голове чёрной кошки. Сейчас трепещущая в ожидании, словно пламя затухающей свечи, душа узнает правду.

- Потому что так сказал Утонувший - наш бог. Потому что практически все, кого ты видишь в числе сектантов любят запугивать, мучать и убивать. Вы  - лёгкая добыча и никто не сможет найти вас, ведь мы слишком хорошо маскируемся. Пока кто-то из похитителей не допустит ошибки - у вас никакой надежды.

Сектантка сказала Мари всё честно, не утаивая ничего: вся страшная истина была доступна её живому, молодому и отчаявшемуся разуму. нЕ став дожидаться реакции пленницы, Корица продолжила:

- Грядёт битва, кого-то спасут, но некоторые всё же будут летать вниз. Когда всё случится ты должна быть предельно внимательной и сплотить паникуюших. Не ждите, пока племенные до вас доберутся - пробирайтесь им на встречу сами, - последнюю часть Кора произносила чётко, но тихо, прямо на ухо рыжей. - Если повезёт, свидимся потом и я заберу тебя.

- Я сделаю, что должно. Я похищу последнего, но оставлю след, но не трепись об этом другим, иначе я точно скину тебя со скалы, - угрожающе процедила кошка,а после резко выпрямилась и повела ушами, прислушиваясь. Со стороны большой пещеры шли какие-то звуки. Служительница вскочила на ноги, и подтолкнула замершую Марь мордой, испуганно всматриваясь в даль, сощурив глаза.

- Быстрее, не тормози, иначе обеих накажут, - прошептала Кора, а потом более громко добавила, - быстрее шевелись, иначе я научу тебя передвигаться быстро! Знаешь с какой скоростью летишь в пропасть?

Отредактировано Корица (2019-01-05 16:27:32)

+4

29

Корица не разозлилась на Марь за столь наглый вопрос. С удивлением кошечка посмотрела на сектантку. Нижняя губа перестала дрожать, только приоткрылся слегка рот в немом удивлении. Перебивать Корицу, пока она говорила, рыженькая бы не посмела. Мало того, что это единственная из пленителей, помимо, конечно, Хели, которая относится к ней беззлобно, так еще и открылся сейчас для зеленоглазой шанс узнать поподробнее о мире, где она находится уже почти луну.
"Пока не допустит никакой ошибки! Точно, мама ведь говорила, что всем свойственно ошибаться. Значит, вот так тот котенок и сбежал. Они тоже могут ошибаться!" - мордашка крохи озарилась победоносным выражением. Правда ли, она одернула себя. Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Пусть она и пребывала теперь в железной уверенности, что узники сумеют покинуть ущелье.
Коготки малышки впились в землю, когда черношерстная заявила, что некоторые все же будут летать вниз. Это недопустимо! С другой стороны, среди пленников находились и те, кто готов был принести себя в жертву. Марь узнала по обрывкам разговоров, что есть даже те, кто относится к сектантам хорошо.
"С ними наверняка ничего сделать не получится," - с прискорбием решила кроха. - "Но остальным-то точно помочь можно! Хотя они и сами очень взрослые," - вспомнив рано состарившегося Холодка, подумала рыжая. То-то удивятся в его клане. Они-то помнят его беззаботным котенком... возможно.
- ...Если повезет, свидимся и я заберу тебя, - вдруг добавила Корица.
- Правда?! - радостно спросила одиночка. Получилось слишком громко, так что она стыдливо прикрыла рот лапкой. Но хвост ее продолжал интенсивно дергаться, выдавая счастье малышки с головой.
Следующие слова черношерстной заставили Марь слегка приуныть. Как она сплотит остальных, если они не будут знать, что за пределами ущелья есть те, кто готов прийти на помощь? Похищенцы ведь уже смирились в большинстве своем с бесславной участью быть сброшенными в пропасть. А тут появились бы чудесные новости, и вот недавно обреченные уже воспрянули бы духом...
"Но ладно. Раз Корица так хочет," - одиночка поникла ушами. - "Ее ведь могут наказать"
Кстати, а почему она им помогает? Ни с того ни с сего. Если практически все сектанты любят убивать, запугивать и прочим образом мучить, то что с Корицей, отчего она не похожа на них, на Катарсиса? Червячок сомнения завелся в сердце Мари.
- Скажи, поч... - но спросить она не успела: раздались некие посторонние звуки. Услышав их, Корица вновь принялась вести себя, как раньше, и погнала рыженькую назад.
Кошечка вздохнула. Что поделать, надо возвращать облик испуганного пленника. Но перед тем, как опустить глаза да повесить хвост, Марь кинула:
- Спасибо.

Ущелье

+2

30

Слишком громкий радостный возглас Мари одновременно раздражал, да так что хотелось начать бурчать, будто старуха, но и радовал её сердце. Хоть не будет грустить, но то что, из-за слишком бурного счастья малышки их могут так некстати заподозрить в чём-то. Но Корица лишь недовольно дёрнула хвостом, видя, что пленница и сама поняла, что так делать не стоило.

Кошка, в какой-то степени, гордилась собой - смогла выцепить такую разумницу из толпы котят, среди которых были и уже полностью отчаившееся, всё равно что мёртвые, и те, кто наверняка сдал бы её при первой возможности. Да и эта рыжая малышка сильно напоминала ей её саму, когда она ещё могла доверять другим.

Конечно, хотелось поговорить подольше. Марь была глотком свежего воздуха, среди всего этого ужаса, пусть даже с Катарсисом они неплохо сошлись. Она была такой неунывающей, весёлой и какой-то... Солнечной. Но в тоже время умной, от того такой необычной. Все прочие котята в её возрасте не стали вести себя так разумно. Вопреки всем логическим доводом у Коры в душе зародилось чувство материнской гордости. Но с чего бы?

"Почему я так чувствую себя? Это странно."

Кошка снова хмуро смотрела в затылок пленницы. На душе было легко, так необычно тепло. В последний раз это чувство посещало её, когда она лежала у маминого живота, упрямо не желая прекращать есть, несмотря на то, что её активно пытались оторвать все: хозяйка, мать и сёстры и братья. Что же это было? Такое далёкое и такое близкое? Уж не любовь ли?

Корица фыркнула и от своих мыслей, и от снежинки попавшей на нос. Недовольно потерев нос лапой, она ускорила шаг, чтобы поспевать за резвой Марью.

"Поскорей бы избавится от живота".

Конечно, Корица и не думала избавляться от самих котят. Но будет тяжело идти на битву, да и похитить котёнка с таким багажом. Но зла она не держала, да и как можно? Она никогда не отличалась особой жестокостью, а сейчас её ледяная полностью сдалась под натиском ужаса и самых прекрасных эмоций для кошки. На морде сектантки невольно проскользнула лёгкая улыбка, когда она вспомнила робкое и тихое, но полное благодарности "спасибо".

Пусть и опасность рядом, но сейчас Корица шла вперёд с довольной ухмылкой. Теперь, кажется, появился настоящий смысл.

-------}Ущелье -----} границы Шторма

+1


Вы здесь » Коты - Воители. Легенды моря » Горы » Дерево над пропастью